Вездеходный вред

Соревнования по экстриму должны проводиться не в живой природе, а на искусственных полигонах

Минувший год, объявленный Годом экологии, давал надежду, что все мы наконец-то проявим должное сочувствие к окружающей среде – сделаем ее чище, краше и, что очень важно для нашего времени, сознательно ограничим свою всесильность перед беззащитной природой, а значит, бессердечно-преступное отношение к ней останется в прошлом. Но в реальности пока мало что меняется.

К середине апреля снег в лесу исчез полностью. Многие горожане, устав от долгой зимы, потянулись в пригородный лес полюбоваться очнувшейся от зимнего сна природой. Одни пожелали послушать вернувшихся в родные места перелетных птиц, другие – устроить на опушке пикник и сделать памятные фотографии на фоне полюбившихся мест, а третьи, посчитав, что настало время первых грибов, на всякий случай захватили корзинки для строчков и сморчков. Вот и я с другом тоже решил посвятить выходной день пребыванию в лесу. Нам было важно зафиксировать характерные для апрельской природы новшества. К этому времени на полянах и обочинах дорог уже порхали проснувшиеся бабочки-лимонницы и павлиний глаз, появились и первые цветы хохлатки плотной и сон-травы. Их мы намеревались сфотографировать. Вот только отдых на этот раз никого не порадовал, разочарованными остались и мы с другом. Поводом для разочарования послужило проводимое в тот день невиданных масштабов мероприятие, мимо последствий которого нельзя пройти.

Свернув у села Поляны с шоссейной дороги на грунтовку, ведущую в сторону деревни Лопухи, мы удивились обилию машин, скучившихся на опушке леса. Их было более двух сотен! Основная часть – навороченные внедорожники. Были тут и машины дорожной полиции, и скорой помощи, и даже пожарные, но главенствовали те, которые, что называется, не боятся грязи. В сторонке обращал на себя внимание палаточный городок с дымящимися кострами и булькающим на них варевом. Тут развевались разноцветные флаги, красовались стяги и всюду суетились люди. Все говорило о том, что готовится какое-то грандиозное событие. Поинтересовавшись, мы узнали, что в этом лесу, а точнее в его дебрях, запланировано состязание по экстремальному вождению внедорожников. Но чтобы это мероприятие не выглядело насилием над природой, его устроители пояснили, что для этих целей будет задействована площадь не более пяти квадратных километров. Это, дескать, немного. Конечно, они лукавили. На самом деле площади было задействовано в разы больше.

В условленный час, ревя мощью моторов, в лес ринулись готовые к сражению с непроходимыми весенними дорогами вездеходы, напоминая разъяренный рой пчел, вылетевший из потревоженного улья. Полагаясь на опыт и подготовленные для экстрима автомобили, все поспешили преодолеть помеченные на дорожных картах самые тяжелые для езды места, сказать по-другому – гибельные. А их, как мы узнали, значится пятьсот! При других обстоятельствах отчаянный народец вряд ли туда сунулся бы, но сейчас азарт состязания подогревает интерес как никогда. И это не только страшащие глубиной грязевые лужи на дорогах. Для навороченных вездеходов это цветочки. Представьте себе верховые болота, изобилующие кочковатыми плавунами и гибельными трясинами неизвестной глубины. При одном только взгляде они у нормальных людей вызывают ужас. Но для бывалых экстремалов это как раз то, что нужно. Лезут! И, как говорится, даже не крестятся. Правда, прежде чем отправиться в эту «преисподнюю», облаченный в резиновый комбинезон помощник водителя-экстремала измеряет глубину, чтобы отыскать наиболее подходящий маршрут для преодоления указанного в дорожной карте болота. Коридор тут найти сложно, поэтому экстремалам ничего не остается, как пробивать себе дорогу в зарослях молодых березок и сосенок. Поэтому проскочить верховое болото с ветерком не удается даже самому навороченному внедорожнику. Вязнут! Вызволить автомобиль из трясины удается только с помощью стационарной лебедки, цепляя трос за подходящее толщиной дерево. Но вот какая досада: корневая система растущего на болоте дерева (обычно это сосна) неглубокая, и часто случается, что лебедка извлекает из воды не автомобиль, а само дерево, выдирая его из плавуна вместе с корнями. Чтобы из этого «ада» выбраться на берег, приходиться заваливать не одно дерево. На этот раз валились сосны, даже растущие на береговой тверди, потому как машины увязали в болоте чуть ли не по самую крышу. И вот что любопытно: по новому закону в лесу запрещено пользоваться пилой и топором. За нанесение ущерба лесной флоре предусмотрен штраф, а в иных случаях даже грозит уголовная ответственность. Разрешается только собирать валежник. А тут заваливают толстомерные сосны, и за это никому ничего не бывает? Парадокс, да и только. Дескать, какой же это экстрим, если ездить посуху!? Получается, что все издержки кем-то планируются? Залезая в болота, машины обезобразили растущие по его закрайкам черничники, брусничники, а также соседствующее с ними украшение наших лесов – мхи и лишайники. Чтобы этим растениям восстановиться, потребуются десятилетия. Вот только вряд ли кого-то это волнует.

Возьмем страны Западной Европы. Там такое поругание над природой считается преступлением, и при одном только упоминании о подобном глумлении крутанут пальцем у виска, мол, вы что – сдурели? В Финляндии, например, лишь за одно разжигание костра можно угодить на пять лет в тюрьму, невзирая на то, нанесен ущерб лесу или нет. Хотя мероприятия по экстриму там тоже проводятся, но не в дикой природе, а исключительно на искусственных полигонах. Финны, в отличие от нас, к своей природе относятся бережно. И в том, что леса Суоми от пожаров никогда не страдают, случайного ничего нет.

А что же у нас? В результате кем-то дозволенного надругательства над природой остались обезображенными четыре верховых болота. Все изъезжено и обезображено, что называется, вдоль и поперек. А ведь таким болотам для восстановления потребуются… столетия, – уж очень сложная у них система образования. А что касается деревьев, то их на этот раз завалены десятки, не говоря уж о том, что из дебрей болот выдворена вся уединяющаяся от деятельности человека живность. И дороги. Они обезображены так, что ездить по ним, не чертыхаясь, теперь невозможно. Кстати, мероприятия, связанные с экстремальным вождением внедорожников, в нашей области проводятся несколько раз в год, при этом место их проведения всякий раз меняется. И всякий раз они наносят непоправимый вред нашим лесам. Как надо не любить природу, чтобы так ее гробить?! Владельцы внедорожников говорят, что все согласовано, причем за участие в этом состязании они платят немалые деньги.

Есть ли от этих мероприятий хоть какая-то польза? Или, сказать на языке нынешней молодежи, понт-то от этого какой? Польза, быть может, и есть. Говорят, что такие мероприятия позволяют двигать прогресс, нацеленный на усовершенствование автомобилестроения. Обнаруживая в процессе соревнования те или иные изъяны, владельцы машин, совместно с конструкторами, вносят коррективы в улучшение проходимости внедорожников. Возможно, это так. Однако мой друг, глядя на тусующихся возле своих машин амбициозных экстремалов, кроме удовлетворения их собственного тщеславия, ничего не увидел.

Иван Назаров