Доказательная база

Рязанская лаборатория судебной экспертизы проводит более полутора десятков видов исследований
Недавно в суде завершился судебный процесс по гражданскому делу по иску владельца стиральной машины к производителю и продавцу домашней техники. Приобретенная в магазине стиральная машина, проработав некоторое время, стала плохо отжимать, хотя гарантийный срок еще не закончился. После осмотра мастером машина вообще перестала работать. По мнению владельца, поломка была вызвана дефектом производителя, что означает реализацию некачественного товара через торговые сети. Ситуация сложная, спорная, в которой без специалиста (эксперта) не обойтись.

Судебный эксперт ФБУ Рязанской лаборатории судебной экспертизы Министерства юстиции Российской Федерации, назначенный судом, разобрал стиральную машину до мелких деталей, со всеми необходимыми описаниями, как и положено. Было выявлено, что во время эксплуатации стиральной машины в кармане какой-то вещи был тонкий металлический предмет, может быть иголка или гвоздик. Этот предмет во время стирки попал в дырочку барабана, а затем в трубу слива, а затем в насос и повредил лопасти крыльчатки.
На житейский взгляд, владельцу бытовой техники надо было просто купить насос, цена которому не многим больше 500 рублей. Истцу же пришлось оплатить судебные издержки за проведение судебной экспертизы посреднику. Общая сумма затрат составила 150 тысяч рублей.
Об этом случае и о работе специалистов ФБУ Рязанская ЛСЭ Минюста России в беседе с корреспондентом «РВ» рассказал руководитель лаборатории Олег Ковачев.

Р.В. – Олег Владимирович, по каким направлениям работают сотрудники лаборатории?

О.К. – Мы проводим почерковедческие, строительно-технические, товароведческие, психологические, лингвистические и ряд других исследований, всего более полутора десятков видов судебных экспертиз и экспертных исследований.
При возникновении вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства и ремесла, суды, органы дознания, следователи назначают судебную экспертизу или экспертное исследование. Проведение такой экспертизы суд может поручить судебно-экспертному учреждению как государственному, так и негосударственному, или конкретному эксперту. Задача суда – не ошибиться, оценивая компетентность эксперта.
Р.В. – Какая структура является вашим головным учреждением?

О.К. – Нашим учредителем является Министерство юстиции Российской Федерации, а по нашей профессиональной деятельности – головное учреждение – ФБУ Российский федеральный центр судебной экспертизы при Минюсте России (РФЦСЭ).

Р.В. – Где и как готовят специалистов – судебных экспертов?

О.К. – Профессия судебного эксперта осваивается в несколько этапов. Сначала высшее образование в вузе. Затем обучение конкретной экспертной специальности на базе ФБУ РФЦСЭ при Минюсте России. Это общее образование. После прохождения аттестации, получения права самостоятельного производства экспертиз еще потребуется время практических исследований для того, чтобы стать полноценным судебным экспертом.
В государственных судебно-экспертных учреждениях Министерства юстиции Российской Федерации существует программа подготовки специалистов по экспертным специальностям. По этой программе не только осуществляется подготовка судебных экспертов, уже имеющих высшее профессиональное образование определенного профиля, но и проводится их аттестация, а со временем и повышение квалификации.
В соответствии с перечнем видов судебных экспертиз, выполняемых в федеральных бюджетных судебно-экспертных учреждениях Минюста России, и перечнем экспертных специальностей, по которым представляется право самостоятельного производства судебных экспертиз, утвержденных Приказом Минюста России, существуют 53 вида судебных экспертиз. По каждой специальности предусмотрена определенная программа подготовки. Программы утверждаются соответствующими приказами Минюста России и периодически обновляются. Подготовка эксперта происходит под руководством наставника (из числа судебных экспертов) с большим опытом практической работы.

Р.В. – Деятельность вашей службы не подменяет работу экспертов-криминалистов правоохранительных органов?

О.К. – Задачей федеральных судебно-экспертных учреждений (СЭУ) Минюста России является оказание содействия судам, судьям, органам дознания, лицам, производящим дознание, следователям в установлении обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний, проведение экспертных исследований по обращениям физических и юридических лиц в соответствии с законодательством Российской Федерации.
Федеральные судебно-экспертные учреждения, подобные нашему, были затребованы временем. Ведомственные отделы были направлены только на свои нужды, а мы работаем для всех. Когда для раскрытия преступления требуются доказательства, подтверждающие, что отпечатки принадлежат конкретному лицу и подпись под важным документов поставлена тем или иным лицом (почерковедческая экспертиза), или печать поставлена в текущем году, а не раньше, то здесь как раз и требуются специалисты экспертных учреждений. Наши представители требуются, например, когда рассматривается гражданское дело по суициду.

Р.В. – Как узнать сам человек решил свести счеты с жизнью или его довели до такого решения?

О.К. – Эксперт может, например, предположить, что окружающие люди невольно, в силу своих должностных обязанностей, выполняя их, возможно, слишком рьяно, неумышленно, но все-таки привели человека (нередко это связано с подростками) к мысли, что «он не сможет жить в этом мире».
Эксперт в данном случае не только определяет психологическое состояние человека, но и проводит специальные исследования для определения связи его психологического состояния с юридически значимой ситуацией. В своей деятельности судебные эксперты нашей лаборатории руководствуются Федеральным законом № 73-ФЗ (ред. от 08.03.2015) «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Р.В. – В этом году было много обращений по поводу проведения экспертиз?
О.К. – За первый квартал текущего года выполнено более трехсот экспертиз и экспертных исследований. Больше всего по уголовным делам – 90 процентов.

Р.В. – Если требуется провести экспертизу по определению суда и вам нужно выехать на место происшествия, а вас там не ждут?

О.К. – Мы не приходим неожиданно. Все наши действия строго регламентированы. Мы официально предварительно ставим в известность органы дознания. Такое предписание нам могут дать суды, МВД, ФСБ, прокуратура, следственный комитет, следственный комитет военной прокуратуры, то есть органы, которые вправе давать нам задания.
Суть экспертизы – установление обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу, посредством разрешения вопросов, требующих специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла. Наши заключения входят в доказательную базу. Кража, порча имущества, убийства. Нередко требуется судебная экспертиза по экстремизму и психолого-лингвистическая экспертиза.
Например, у нас есть экспертиза, позволяющая определить по записывающему устройству принадлежность голосов. В первом квартале мы провели таких 15 экспертиз. Очень много проводилось почерковедческих и строительно-технических экспертиз. Устанавливалась принадлежность подписи. Так, к нам обратилась банковская кредитная организация. Есть договор, стоит подпись, а человек утверждает, что он этого документа не подписывал. У нас было только два случая, когда мы не смогли определить авторство подписи (давность определяет судебно-техническая экспертиза документов).
Р.В. – Каким образом осуществляется строительно-техническая экспертиза? Какие эксперты привлекаются для этой работы?

О.К. – Спектр достаточно широкий. От несложного, на первый взгляд, когда приглашают определить ущерб при залитии, до обрушения фасада здания. К слову, наш эксперт-строитель работала на пострадавшем от взрыва бытового газа доме в Осеннем переулке в 2016 году. Ущерб тогда определялся поквартирно.

Р.В. – Много ли случаев, когда специалисты лаборатории по заданию суда после экспертизы, проведенной негосударственными экспертами, проводили повторную экспертизу?

О.К. – Такие случаи бывают. Например, в суд обратились представители ТСЖ в связи с тем, что в доме промерзают стены. Перед экспертами была поставлена задача выяснить, соответствовало ли утепление требованиям строительных норм? Когда в ходе эксплуатации жилого дома выясняются проблемы, жильцы или эксплуатирующая организация обращаются в суд за назначением экспертизы. В рамках закона о защите прав потребителей они имеют право в течение 3 лет потребовать от застройщика устранить проблемы.
В нашем случае первая группа негосударственных экспертов проверила наличие утепления с тепловизором в теплое время года, списав промерзание стен на плохую работу котельной. Наша команда, которая вышла на объект повторно, смогла установить, что утепление в доме отсутствовало. Наше заключение стало поводом обязать застройщика устранить недоработки.

Р.В. – Спасибо за беседу, Олег Владимирович.

Лада Петрова (фото)
Лада Петрова (текст)