Изобрести велосипед

Рязанец Руслан Качаев создает уникальные авторские велосипеды для взрослых и детей

Строение велосипеда, придуманного больше двухсот лет назад, довольно просто. Но и такой механизм можно бесконечно совершенствовать, «подгоняя» под владельца и превращая его в произведение искусства. Наш земляк Руслан Качаев – творческий человек, любитель афрокубинской культуры и этнической музыки. Он самостоятельно освоил велокастомайзинг (создание эксклюзивных велосипедов) и много лет сам ездит на одном из таких. Руслан рассказал, как работает, на кого равняется в своем творчестве и каких перемен в городе ждет как велосипедист.

Тюнинг и кастом
– Я с детства люблю велосипеды. Около шести лет назад я нашел в Интернете информацию о кастом-велосипедах и загорелся. Навыков сварки и прочих процессов у меня не было, поэтому учился всему сам.
Первым «расходным материалом» стали дешевые китайские велосипеды, их еще в шутку зовут «ашанбайки». Я взял один такой, отполировал, добавил хромированных деталей и аксессуаров, и получился гораздо более симпатичный велик. Но это не кастомизация, это тюнинг – простое улучшение и украшение. Кастом-велосипеды – полностью собранные на заказ, эксклюзивные, в которых детали могут быть даже сделанными вручную. Одним из первых я собрал для себя велосипед-«лимузин», на котором езжу до сих пор.

Место и инструменты
– Когда я увлекся велокастомайзингом, у меня не было ничего, кроме ручной пилы по металлу. Сваривать детали я носил знакомому в мастерскую, но ему довольно скоро это надоело. (Смеется.) Так я купил свой сварочный аппарат и научился им пользоваться. Сейчас у меня достаточно инструмента, но его много не бывает! Например, я мечтаю о трубогибе – большом станке, который может придать детали любую форму. Но он стоит не меньше 200 тысяч.
Мелкую работу я выполняю прямо у себя в квартире, а более тяжелую и грязную – в подвале. Заниматься кастомайзингом я могу только в теплое время года: подвал не отапливается. Крашу детали в гараже у родственников. Все это не совсем удобно, поэтому мечтаю о собственном гараже, где можно будет заниматься в любое время. На работу у меня может уйти и час, и несколько месяцев: все зависит от моего графика и сложности проекта. Свой «лимузин» я совершенствую перед началом каждого велосезона: меняю раму, вилку, посадку и другие детали.
Долгое время я заказывал запчасти из Германии и США – пусть доставка в Россию занимает около месяца, но они по-настоящему качественные. С падением курса рубля это стало дорого. В этом году я планирую собрать один взрослый и один детский велосипед, и на этом, пожалуй, остановлюсь. У меня есть несколько готовых велосипедов, все их можно посмотреть на моей странице «ВКонтакте».
Идеи и воплощение
– Мне нравится, как работают питерские мастера Bicycle Trust. Вообще, велокастомайзинг придумали мексиканцы, живущие в США: им интересны преобразования всего, что ездит, с двигателем и без. Всего я собрал не больше десятка велосипедов, но в каждый, что называется, вложил душу.
Я не делаю ничего на заказ, лишь воплощаю свои фантазии. Хотя если у нас с человеком схожее видение, можем придумать что-то интересное. Так было с моим приятелем Саркисом, для которого я сделал велосипед-чоппер (с высоким рулем и вынесенными вперед подножками. – Р.В.) из двух старых «Стелсов». Несколько лет подряд он катался по центру Рязани, а сейчас живет в Москве и радует всех своим необычным «железным конем».

Дорожки и дороги
– Велодвижение – это здорово, но, на мой взгляд, комфортно кататься в Рязани практически негде. Велодорожки на Лыбедском бульваре и в сквере имени Александрова короткие, на проезжей части ямы и кочки, плюс активное движение. А тротуары не оборудованы съездами, которые вообще нужны очень многим: и родителям с колясками, и инвалидам.
Однажды я путешествовал по Москве на жутко старом китайском велосипеде, но не почувствовал никакого неудобства: ровный асфальт, съезды с тротуаров и выделенные линии для велосипедистов делают приятной любую поездку. К такому качеству дорог нужно стремиться. Пока в Рязани я катаюсь в Лесопарке и в районе Соборного парка – там относительно свободно и тихо. Очень жду, когда велодорожку на Лыбедском бульваре сделают длиннее и проведут ее до цирка, прорыв тоннель под Лыбедским мостом. Рядом с цирком уже есть красивый парк, и здорово, если в нем появится такая дорожка для активного отдыха.

Работа и творчество
– Велокастомайзинг отнимает у меня не так уж много времени – тем более что это любимое хобби, за которым я не считаю минут! Я занимаюсь преимущественно музыкой, играю в «Оркестре летучих барабанщиков» и еще нескольких коллективах. Умею играть на гитаре, укулеле (гавайской гитаре. – Р. В.). Помимо этого, ремонтирую аудиоприборы. А еще я хорошо готовлю и даже хотел однажды стать профессиональным поваром. У меня в холодильнике всегда что-то вкусное для себя и друзей, а мой пес Боб отлично питается.
Так получилось, что я еще ни разу не участвовал в рязанском велопараде. Ежегодно в эти же дни мои друзья проводят в Москве фестиваль бразильской самбы, и я езжу к ним выступать и общаться. В этом году впервые присоединюсь к шествию: поеду либо на «лимузине», либо на новом велосипеде, который соберу к этому дню. Каждый такой парад показывает, как много в Рязани желающих отдыхать в движении, и им нужны условия для этого.

 

Татьяна Клемешева (текст)