Многоликая Лыбедь

Работы по оздоровлению водных объектов областного центра продолжаются

Рюминский пруд в сознании жителей Рязани – украшение и неотъемлемая часть Центрального парка культуры и отдыха. Второй год на водоеме идут благоустроительные работы. В настоящее время здесь завершается капитальный ремонт гидроузла. О том, что было сделано, рассказывает начальник отдела природопользования и экологии Управления благоустройства города Елена Колдаева.

Р.В. – Информационная табличка возле Рюминского пруда сообщает о том, что ведется ремонт гидроузла на реке Лыбедь. Как связаны эти два водоема?

Е.К. – Рюминский пруд – это и есть река Лыбедь, которую еще во время Гаврилы Рюмина перекрыли плотиной. Сначала плотина была земляной. Это место было низинным и заболоченным, поэтому после создания плотины здесь образовался пруд. Выше Рюминского пруда река идет двумя рукавами – один лог ведет в Никуличи, другой – в Галенчино. Уже в наше время, в ­1960-е годы, когда Рязань активно развивалась, потребовалось сделать троллейбусное кольцо. Возле пруда стали обустраивать разворотный круг, земляная плотина из пяти-шестиметровой превратилась в большую площадь, а Лыбедь пустили в две большие трубы метрового диаметра. Под этой площадкой река течет и сегодня. Затем началось строительство улицы Спортивной, и вновь потребовалось на этом участке «заключить» реку в коллектор. Таким образом, Лыбедь течет по трубам от Рюминского пруда до железнодорожного полотна, под которым для нее устроен тоннель, а затем выходит в открытое русло. Протяженность труб на этом участке составляет 187 метров. Важно понимать, что это именно река, а не спускаемая с пруда вода.

Р.В. – В чьем ведении находится этот водоем?

Е.К. – Согласно российскому законодательству, все реки и водоемы, образованные плотинами на реках, являются федеральными. Рюминский пруд – это историческое название, но по сути он является частью реки Лыбедь, со своими притоками, водотоками, обширной водосборной площадью, объект федеральной собственности.

Р.В. – Гидроузел – это те трубы, по которым сегодня течет Лыбедь?

Е.К. – Прежде всего, это гидротехническое сооружение, относящееся к особо сложным объектам. Глубина протекания реки в коллекторе местами составляет более 10 метров. Поэтому работы по замене труб шахтным методом характеризовались как сложные и особо опасные.

Р.В. – В связи с чем возникла необходимость замены труб?

Е.К. – Гидроузел был построен в 1965 году. С тех пор ремонта не было. В 1995 году на нем произошла авария, причиной стал засор трубо­провода, случившийся из-за его повреждения. Сегодня мы понимаем, что повреждение трубопровода скорее всего вызвали обводненные грунты, иначе – плывуны. Тогда, ввиду сложности и дороговизны работ, для пропуска вод из Рюминского пруда сделали одну железную трубу, положив ее как временную. Очевидно, что срок службы временной трубы исчерпан, а в случае прорыва нас ждало бы подтопление площади перед ЦСК, улицы, железнодорожных путей, а это, в свою очередь, влечет всевозможные имущественные по­вреждения и ущерб. Поэтому необходимость капитального ремонта назрела давно. Начать его было непросто, он требовал немалых средств.

Р.В. – О какой сумме идет речь?

Е.К. – Без затрат на проектно-сметную документацию стоимость работ составила 78 миллионов рублей. Конечно, для городского бюджета (а коллектор – ответственность муниципалитета) это значительная сумма. Мы смогли получить федеральные субсидии по проекту реабилитации водного объекта. Софинансирование работ было из областного и федерального бюджетов.

Р.В. – На какой стадии находятся работы сегодня?

Е.К. – Работы на гидроузле завершаются. На протяжении закрытого участка водосброса проектом было предусмотрено строительство одной поворотной камеры. Участок от оголовка водосброса до камеры – 145 метров. Наш подрядчик, отмечу, единственная в регионе организация, владеющая необходимым опытом и квалификацией для подобных работ. Он предложил создать промежуточную камеру для предотвращения ситуации, аналогичной 1995 году. Кроме того, промежуточная камера упрощает дальнейшее обслуживание коллектора – одно дело прочистить 70 метров под землей, другое – сразу более 140. До полного завершения работ, включая благоустройство, осталось не более 3 недель.

Р.В. – На пруду создана земляная перемычка. Зачем?

Е.К. – Менять трубопровод нам пришлось в условиях наличия воды в пруду, т.е без его опорожнения, поэтому необходимо было создать земляную перемычку.

Р.В. – В прошлом году горожане наблюдали, как на Рюминском пруду работала особая техника, такой плавучий экскаватор. Что это было?

Е.К. – Это специальная машина с земснарядом и приспособлением для удаления крупного мусора со дна пруда. Отмечу, что работы по расчистке курировало региональное министерство природопользования Рязанской области.

Р.В. – Какие «сокровища» были найдены на дне?

Е.К. – Разнообразные и удивительные, например стиральные машины. К сожалению, рязанцы часто путают водоемы со свалками.

Р.В. – Как создание нового коллектора повлияет на здоровье Лыбеди и той ее части, которую мы привыкли называть Рюминским прудом?

Е.К. – Капремонт позволил восстановить донный водосток, который обеспечивает нормальную циркуляцию воды.

Р.В. – Сегодня трудно воспринимать Лыбедь как реку, горожане практически не видят ее. Возможно ли выпустить реку на волю?

Е.К. – Современные экологи говорят о том, что спрятанные в трубы реки создают больше проблем, чем приносят пользы. В открытом водотоке река собирает поверхностные воды, даже при современной антропогенной нагрузке сохраняет процессы самоочищения. Река в трубе лишена возможности обновляться, плюс в коллекторе происходит вторичное загрязнение вод. Кроме того, у города появляются трудности с отведением поверхност­ных и дренажных вод. Эти проблемы свойственны всем городам, заключившим свои реки в трубы, а таких городов немало. Москва уже рассматривает возможность отпустить свои водоемы на волю.

 

Светлана Максимова (фото)
Светлана Максимова (текст)