Ребенок в мире людей

Современные дети растут в совершенно новых условиях,  каких не было еще каких-то двадцать лет назад

1 июня отмечается Международный день защиты детей. Взрослым этот праздник дает повод задуматься, как сделать жизнь детей по-настоящему счастливой и радостной. А еще – вспомнить лишний раз о собственном детстве. Вспомнить – и сравнить. У каждого поколения оно свое. Вернуться в него невозможно, а вот совершить попытку понять сегодняшних детей – вполне реально. Об особенностях и проблемах детства в современном мире мы говорим с молодым исследователем, кандидатом культурологии Еленой СУВОРКИНОЙ.


Строки биографии

Суворкина Елена Николаевна – кандидат культурологии, заведующая сектором систематизации научной библиотеки Рязанского государственного университета имени С.А. Есенина.
Лауреат премии Рязанской области имени академика И.И. Срезневского (Рязань, 2014). Лауреат конкурса «Молодой ученый года» имени академика И.П. Павлова (Рязань, 2010, 2014).

Сфера научных интересов – теория культуры, социальная антропология (культурная антропология), философская антропология, социология культуры, социальная история.
Автор свыше 120 научных публикаций, в том числе двух монографий – «Морфология субкультуры детства: культурологический анализ», «Субститут – и эрзац-феномены в субкультуре детства». Участник многочисленных научных конференций, форумов, симпозиумов.


Р.В. – Елена Николаевна, несколько слов о себе для знакомства. Как у вас возник интерес к теме детства?

Е.С. – Тема детства стала объектом моего изучения еще в студенческие годы. После школы я поступила в Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина на специальность «Культурология» на факультет русской филологии и национальной культуры. Потом было обучение в магистратуре по направлению «Историко-краеведческое образование» на факультете истории и международных отношений. Параллельно я продолжала научные исследования и стала соискателем кафедры культурологии. В 2014 году защитила кандидатскую диссертацию.

Предметом моего анализа стала субкультура детства в рамках культурологического подхода. Тема детства хорошо изучена в педагогике, психологии, социологии и т. д., но в культурологии еще многое предстоит сделать. Это обусловлено тем, что сама наука культурология – молодая.

Р.В. – А каким было ваше детство? Вообще есть ли стандарты, каким оно должно быть?

Е.С. – Конечно, четких стандартов счастливого детства быть не может. Это все равно, что искать универсальную формулу счастья, которое для каждого свое. Представление о счастливом детстве напрямую зависит от понимания этого вопроса каждым из родителей, наличия определенной системы ценностей, вероисповедания, места проживания и пр. Более того, по этому вопросу есть две точки зрения: позиция взрослого и позиция ребенка, и они по ряду пунктов отличаются. Вместе с тем можно обозначить некоторые «обязательные» элементы для счастливого детства: любящие родители, материальная обеспеченность семьи, хорошее состояние здоровья всех членов, доброжелательная атмосфера.
Если говорить обо мне, то у меня было счастливое детство: любящие родители и старшая сестра. Приятные воспоминания храню в сердце о семейных праздниках, выездах на природу за грибами, щавелем, черникой, летних каникулах у родителей отца и матери.

Р.В. – Каждый период жизни человека уникален своей неповторимостью. Каковы особенности детства, его задачи и смыслы?

Е.С. – В период детства закладываются основы человека как личности, его физического и духовного здоровья, запускаются процессы социализации и инкультурации, ребенок овладевает языком. Существует версия, что взрослый не справился бы с тем объемом задач и операций, который выполняет ребенок, если бы он оказался на его месте. Более того, психологически он не выдержал бы состояние новорожденного, чуждости всему и вся.

Р.В. – Какие феномены появились в жизни современных детей, которых не было несколько поколений назад?

Е.С. – Они связаны с интенсивным развитием интернет-технологий, ростом доли сегмента мобильных телекоммуникаций и медиапродукции. Ребенок интегрирован в интернет-пространство, активно использует различные гаджеты. Общение, игры перешли из социокультурного пространства двора в пространство Интернета.

Р.В. – Ряд специалистов говорят о культе детства в современном мире. Есть ли он, на ваш взгляд, и к чему может привести?

Е.С. – Да, такая проблема есть. Более того, появился специальный термин «детоцентризм». Следует подчеркнуть, в ряде определений данного понятия акцентируется внимание на том, что это стиль воспитания, в основе которого именно культ ребенка. В своей сущности он имеет благие намерения – закрепить его право на жизнь, дать ему максимальную степень защиты. В 1989 году резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН была принята Конвенция о правах ребенка. Но к настоящему моменту в культуре семьи обнаружился новый крен: если раньше доминантой были права родителей и обязанности детей, то теперь – обязанности родителей и права детей. Ребенок ставится во главу угла, что может привести к формированию таких черт характера, как эгоизм, нарциссизм, жадность, черствость и даже неприспособленность к жизни. Здесь шутливая поговорка «Плох тот родитель, который не доведет ребенка до пенсии» особо актуальна.

Диаметрально противоположной проблемой является отказ от детей, нежелание иметь их вовсе – направление чайлдфри. Здесь сознательно делается акцент на личное развитие человека, не обремененное деторождением. К сожалению, мировоззрение с возрастом может поменяться, но родных детей уже не будет.

Р.В. – Как все-таки найти разумную границу между необходимостью ограждать детей от опасностей и задачей вырастить самостоятельного человека?

Е.С. – Я считаю, в основе воспитания должно быть выстраивание доверительных отношений в плоскости «ребенок – родитель» и отказ от авторитаризма. Только это поможет воспитать ребенка как личность, способную принимать самостоятельные решения, пусть даже ошибочные, понять и исправить которые поможет семья.

Р.В. – Многие учителя сегодня сетуют, что каждое новое поколение молодежи все более безграмотное, чем предыдущие…

Е.С. – Это слишком категоричное суждение, которое в своей основе не соответствует действительности. Технологии обучения и воспитания совершенствуются, разрабатываются принципиально новые инструменты. Активно внедряются инновационные технологии – интерактивные, проектные, здоровьесберегающие и другие. Происходит интенсивное наращивание знаний. Все больше ученых констатирует тот факт, что мы перешли к третьему типу культуры по классификации этнографа Маргарет Мид – префигуративному, когда именно молодое поколение учит старшее. Постфигуративный (младшие учатся у взрослых) и кофигуративный (дети учатся у старших и ровесников) типы мы переросли. Например, сегодня вы можете увидеть, как именно «безграмотная» молодежь помогает старшему поколению оплачивать услуги через терминал, банкомат, ориентироваться в интернет-пространстве, овладевать различными цифровыми устройствами.

Р.В. – Раньше в крестьянских семьях дети уже с 11-12 лет считались помощниками, а сегодня 30-летние зачастую не хотят работать, брать на себя ответственность. Как оценивать такие перемены?

Е.С. – Количественному и качественному характеру изменений периода детства посвящено много исследований. Важно понимать, что это не одномоментные и внезапные процессы, они неразрывно связаны с общей историей человечества. В XX веке они лишь ускорились, а отдельные моменты были законодательно закреплены, в частности, что ребенок – это лицо, не достигшее 18-летнего возраста. Отмечу, в ряде случаев феномен удлинения периода детства сопряжен с ранним взрослением, что обусловлено доступностью информации. При этом раннее взросление далеко не всегда означает готовность ребенка к самостоятельной жизни, он может продолжать оставаться инфантильным и неприспособленным.

Р.В. – Есть ли сегодня конфликт отцов и детей и в чем его особенности?

Е.С. – Безусловно. Конфликт во многом определяется разницей соотношения опыта (практической составляющей) и информированности (теоретической составляющей), а также подменой этих понятий. Сегодня в условиях высокой информационной доступности создается иллюзия знания, понимания и владения ситуацией. Но в ряде случаев только опыт, который расценивается некоторыми как устаревший материал, способен помочь принять правильное решение.

Р.В. – С 2018 года в России объявлено «Десятилетие детства». Ваше мнение об этой инициативе?

Е.С. – Закон был подписан в мае 2017 года в целях совершенствования на государственном уровне политики в области защиты детства. «Десятилетие детства» продлится с 2018 по 2027 год. Программа является логическим продолжением Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012-2017 годы («пятилетка детства»). Как видите, этот проект был необходим и стал лишь следующим шагом – закономерным и ожидаемым. Некоторые задачи остались прежними: решение демографического вопроса (по родившимся в 90-е годы), ясельное обеспечение и другие. Среди новых – проведение фундаментальных исследований в области профилактики детской инвалидности, развитие системы ранней помощи детям с ограниченными возможностями, развитие программы неонатального скрининга и прочие.

Р.В. – Спасибо вам за беседу. Желаем дальнейшей плодотворной научной работы.

Е.С. – Спасибо, в заключение я хотела бы поздравить детей и родителей с Международным днем защиты детей и пожелать любви, здоровья, терпения.

Татьяна Корзунина (текст)