Судьи из народа

Присяжные заседатели приходят в районные суды

Это обычные люди, в числе которых может быть почти любой из нас. Представители разных профессий, далекие от юрис­пруденции, чьих решений с нетерпением ждут подсудимые. Непрофессионалы, учитывать мнение которых обязан при вынесении окончательного вердикта профессиональный судья.

До сих пор коллегия судей из народа действовала только в региональных судах. С 1 июня 2018 года вступают в силу важные изменения в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: суд присяжных вводится в районных судах. Насколько готова к этому Рязанская область, какие трудности могут возникнуть при выполнении новых требований закона, чем хорош суд присяжных – об этом наш разговор с судьей Рязанского областного суда ­Людмилой Владимировной ЗАЙЦЕВОЙ.

 

Р.В. – Людмила Владимировна, рязанский регион один из первых, где в 1993 году был введен суд присяжных. В свое время было много противников этого решения. Прошла четверть века. Как этот институт себя зарекомендовал?

Л.З. – У меня самой было неоднозначное отношение к этому вопросу, но в целом, безусловно, введение суда присяжных сыграло свою положительную роль, повысив качество работы тех профессионалов, в руках которых находится уголовное дело, как в ходе предварительного следствия, так и в суде. Мы все стали лучше работать. Почему? Суть в том, что присяжным можно представлять только доказательства, полученные с соблюдением закона. И порой оправдательный вердикт присяжных является не столько решением о невиновности лица, сколько решением о недоказанности этой виновности. При этом у меня, как у профессионального судьи, может сложиться иное мнение, но в силу закона я не могу не подчиниться их вердикту.
По мере накопления опыта стало больше объективных решений, основанных на доказательствах, которые получены законным путем. И следствие стало более внимательно смотреть на соблюдение процессуальных норм, и суд научился правильно вести процесс и не допускать каких-либо нарушений. Например, по закону нельзя исследовать личность подсудимого. Присяжные оценивают не личность, а деяние, совершенное этим лицом. Вначале были определенные ошибки: судьи пропускали сведения, которые влияли на формирование мнения присяжных. Сегодня мы уже строго следим за тем, чтобы не допустить незаконного воздействия.

Р.В. – Как часто подсудимые прибегают к суду присяжных? Сколько выносят присяжные обвинительных и сколько оправдательных вердиктов?

Л.З. – Скажу в общем: одна треть дел до 2016 года были дела с участием присяжных. Но дело в том, что за последние два года законодательство изменилось, дел, подсудных суду присяжных, стало меньше. По этой объективной причине количество дел с участием присяжных сейчас несколько уменьшилось. Что касается оправдательных приговоров, их за последние годы вообще не было. Но это и логично. Практика всегда рассматривала оправдательный приговор как нонсенс. Я сторонник той позиции, что, если все приговоры обвинительные, в этом нет ничего плохого. Это свидетельствует о том, что уголовные дела возбуждаются, расследуются и заканчиваются обвинительным заключением только тогда, когда действительно органы следствия собрали доказательства винов­ности. Если же они не нашли достаточно таких доказательств, то дело должно заканчиваться еще на досудебной стадии. Невиновен – прекращай дело.

Р.В. – С 1 июня 2018 года институт присяжных вводится в районных судах. Какие новые задачи это ставит перед районными судьями?

Л.З. – Естественно, от судей и аппарата судов потребуется много усилий. Они должны изучить целый пласт процессуального законодательства, которое регламентирует совершенно новую для них форму судопроизводства. Поэтому в течение года специалисты областного суда проводят учебу с работниками и судьями районных судов, дают им необходимые рекомендации, делятся знаниями и практическим опытом.

Р.В. – Стоят ли проблемы с помещениями для присяжных в районных судах?

Л.З. – Я думаю, острых проблем сейчас не будет, ведь было дано больше года для того, чтобы все подготовить. Сейчас почти все районные суды имеют помещения, чтобы проводить дела с участием присяжных. Они просто подготовили имеющиеся, как и мы сделали это в свое время: определили место для присяжных в зале заседания, оборудовали совещательную комнату. Серьезных материальных затрат эта работа не потребовала.

Р.В. – Когда закон принимался, звучали опасения, что самой главной проблемой будет найти людей. Будут ли, по-вашему, проблемы с формированием скамьи присяжных?

Л.З. – Отмечу, что законом предусмотрена еще одна важная новация – уменьшение количества присяжных. В районных судах с 1 июня 2018 года коллегия присяжных будет составлять шесть человек, а в областных судах она уменьшена до восьми. Если раньше нам нужно было найти 14 человек (12 и двое или более запасных), то теперь – не менее десяти, а в районные суды – не менее восьми. Этим законодатель немного снял остроту проблемы. Тем не менее она остается, и корень ее, прежде всего, в низком правосознании граждан. Ведь практически каждый из нас может войти в список кандидатов в присяжные, но не каждый хочет выполнять эту функцию.

Р.В. – Все-таки это право или обязанность? Может ли человек отказаться?

Л.З. – Я бы сказала, что быть присяжным – это почетная обязанность гражданина. И люди, у которых высокое правосознание, уважительно относятся к этому, они отодвигают в сторону свои дела, понимая, что раз они включены в списки присяжных, эту миссию нужно выполнить. Конечно, человек может отказаться. Закон регламентировал это так: если у человека имеются уважительные причины, будь они связаны с личной жизнью либо с выполнением общественных, производственных или служебных обязанностей, то принудить его к выполнению функции присяжного нельзя.

Р.В. – Как происходит формирование скамьи присяжных?

Л.З. – Это очень трудоемкий процесс, вкратце он заключается в следующем. Сначала исполнительно-распорядительные органы муниципальных образований для районных судов и высший исполнительный орган государственной власти субъекта для областного суда формируют списки кандидатов в присяжные заседатели. Они составляются на основании списков избирателей. Туда не могут быть включены согласно закону лица младше 25 лет, с непогашенной или неснятой судимостью, недееспособные, состоящие на учете в наркологическом или психоневрологическом диспансере. Из списков избирателей методом случайной выборки отбирается определенное количество лиц, нужное для суда, проверяется на соответствие необходимым требованиям, и только после этого списки представляются суду. Суд, также используя метод случайной выборки, приглашает кандидатов для участия в деле и уже в личном контакте с ними выясняет, может ли человек быть присяжным. Законом предусмотрен еще ряд ограничений. Так, не могут быть присяжными лица, подозреваемые или обвиняемые в совершении преступления, не владеющие русским языком, имеющие физические или психические недостатки, препятствующие полноценному участию в рассмотрении судом уголовного дела. Не может быть присяжным тот же судья, пока он работает и еще в течение пяти лет после своего ухода в отставку, и еще ряд категорий. То есть работа с каждым кандидатом идет индивидуальная.

Р.В. – Присяжные на какое-то время оказываются оторваны от основной работы. Закон предусматривает оплату их труда.
В каком размере?

Л.З. – В размере 1/2 должностного оклада судьи, а в случае, если у гражданина заработок выше, то в размере его собственного среднего заработка. То есть гражданин ничего не теряет, все предусмотрено для того, чтобы его интересы не пострадали. Очень хотелось бы призвать граждан быть более ответственными в правовом смысле и в гражданском, быть настоящими гражданами своей страны. Помните, что выполнение функции присяжного направлено на то, чтобы принести пользу обществу. Если каждый из нас будет приносить хоть немного пользы, общество, несомненно, станет здоровее, в нем будет меньше преступности.
И это к тому же воспитывает самого гражданина, побывавшего в этом качестве. Я уверена, что его мировоззрение, его правосознание меняются, это как урок жизни.

Р.В. – Какие дела чаще всего рассматриваются с участием судей из народа в областном суде?

Л.З. – Это убийства, разбой, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Общий список дел, подсудных суду присяжных, не намного шире. Со временем определенные преступления, например, такая сложная категория дел, как бандитизм, были из него исключены. Стоит отметить, что в течение определенного времени присяжными не рассматривались дела в отношении женщин и пожилых мужчин. Дело в том, что эта категория дел была отнесена к подсудности районных судов, где не существовало института присяжных. Сейчас, с его введением, автоматически круг лиц, которые могут воспользоваться правом на суд присяжных, расширился.

Р.В. – Спасибо за полезную беседу.

 

Татьяна Корзунина (текст)