Указатель «Выход в мир»

У улыбки, слез, рукопожатия нет языковых барьеров. Но у людей пока еще есть – и с этим надо бороться.Мои руки слегка дрожат – да и колени, чего уж там. Но мужчина, сидящий за столом напротив, видит только мою улыбку. Я задаю ему вопрос за вопросом и с нарастающим удивлением осознаю, что понимаю почти все, что он говорит! У меня нет проблем со слухом или восприятием речи. Просто мы общаемся на английском, и для нас обоих он – неродной. В редакцию заглянул Майкл, редактор журнала из немецкого города-побратима Мюнстера. Мы втроем – он, я и главный редактор Галина Александровна – пьем кофе и обсуждаем разные вопросы. Перевожу с английского я – человек, который еще полгода назад не мог произнести на этом языке ни слова. И пока Майкл рассказывает о том, как пришел в журналистику, я делаю еще глоток кофе .
По правде говоря, я уже несколько лет довольно свободно читаю на английском и даже смотрю видео и фильмы с несложной лексикой. Ничего особого я для этого не делала, если не считать особой любовь к чтению вообще. Придя на филфак Рязанского государственного университета, я знала язык очень плохо, но сносно читала и переводила благодаря школьным урокам. После очередного I didn’t understand я разозлилась и вгрызлась во все сразу: правила, ролики на YouTube, чудесный «Театр» Сомерсета Моэма в оригинале, статьи британской The Guardian о политике и культуре и глуповато-смешные викторины на американском BuzzFeed. Это помогло, и желанную пятерку я получила. Но даже после всех «марш-бросков» я не приобрела самого важного навыка – говорить. К сожалению, этому почти нигде не учат, кроме частных школ и профильных вузов.
«Мы старательно учили английский, но ни мы, ни наши учителя никогда в англоязычных странах не были, – делился однажды со своими подписчиками ВКонтакте Сергей Король, блогер, писатель и мой хороший знакомый. Он рос в Череповце и учился в самой обычной школе. – Мы даже англоязычных не видели никогда, разве что по телевизору… И до сих пор, когда я вижу на улице людей, которые говорят по-английски, то все время думаю: «Да ладно! Ну хорош разыгрывать!»». Точно подмечено. Сейчас Сергей живет в Берлине, путешествует с женой по всему миру и свободно владеет английским, немецким и эсперанто. Мой путь к изучению языков в разы короче и проще, но и это очень важные для меня шаги. И я призываю всех учить хотя бы английский.
Знание языков открывает мир – избитая истина, но с каждым годом преимуществ от этих навыков все больше. Недавно я общалась с нашим земляком Иваном Успенским, молодым хирургом и отцом троих детей, который борется с лейкозом. Свободный английский очень помог ему, когда, узнав о страшном диагнозе, он искал новейшие мировые разработки и способы лечения. И для менее экстремальных ситуаций владение тем же английским бесценно. Сделать покупку на иностранном сайте, найти новых друзей, первым прочесть мировой бестселлер, еще не вышедший на русском, – правда, здорово? На улицах родного города иностранный язык тоже пригодится: в Рязани учатся десятки зарубежных студентов, к нам приезжают туристы, и им можно подсказать дорогу, ответить на вопросы, поговорить. О том, что на носу чемпионат мира по футболу, и вовсе не буду напоминать. Одних только болельщиков из Китая ожидаются десятки тысяч – давайте встретим гостей хотя бы парой понятных им фраз, а не смущенным молчанием и знаками.
…Мы проговорили с Майклом больше часа и договорились о перекрестной публикации статей о рязанской и мюнстерской жизни в наших изданиях. Он оказался очень интересным собеседником, и даже жаль было расставаться. Такие встречи – лучший стимул продолжать изучение языка. Хочется говорить со всем миром, глубоко понимать его, разрушать стереотипы о России и просто получать удовольствие от новых открытий – разве ради этого не стоит постараться?

Татьяна Клемешева (текст)