3 февраля – Всемирный день борьбы с ненормативной лексикой

Язык, великолепный наш язык.
Речное и степное в нем раздолье,
В нем клекоты орла и волчий рык,
Напев, и звон, и ладан богомолья.

К. Бальмонт

В последнее время больше хочется говорить не о правильности речи (хотя на этом стояли и стоять будем!), а про необходимость борьбы с безобразнейшим явлением – сквернословием. И даже не говорить – а бить в набат! Ведь подвержены все: от мала до велика, от простых людей до тех, кого величаем элитой. И можно было бы сослаться на то, что ругающиеся матом (так уж, без приукрашиваний) газет не читают, поэтому и проку в этом разговоре – никакого. Ан нет! В том-то и дело, что многие граждане наши – и интеллигентные, и образованные, и при должности – не обходятся без крепкого словца, а то и бравируют этим. Моя подруга, живущая в Москве, как-то общалась с женщиной-режиссёром, красивой, стильной, в старинном серебре в ушах, на пальцах и на груди. Обрисовав портрет в целом, подруга дополнила его так: «Слова в простоте не скажет. Всё – матом!»
Есть страшная цифра. Оказывается, по опросам, более 70% населения нашей страны сквернословит. О том, как это мерзко (опять-таки не будем искать слово помягче!), говорилось уже многие и многие века назад: и в Ветхом завете, и в Евангелии, и в Апостольских посланиях…
Апостол Иаков напрямую связывал нашу речь с духовной жизнью: «Кто не согрешает в слове, тот человек совершенный…». А мы, увы, согрешаем, ох как согрешаем… Не помним про нашу ответственность за слово перед Богом. Для верующих? Но и для неверующего человека эта ответственность ничуть не меньше – перед собственными родителями и детьми, перед окружающими, перед будущим Отечества, наконец!
Всякого рода словесные непристойности сохранились с языческих времён. «Повесть временных лет», описывая жизнь радимичей, вятичей и северян, упоминает «срамословие» как черту языческого поведения: «А радимичи, вятичи и северяне имели общий обычай: жили в лесу, как звери, ели все нечистое и срамословили при отцах и при снохах, и браков у них не бывало…».
В православной Руси скверное слово считалось уже тяжким грехом. Словесная брань, чрезмерно громкая и крикливая речь рассматривались нашими предками как проявление бесовского начала, а сквернословящих людей называли богохульниками. В многочисленных древнерусских и более поздних источниках отмечалось, что «матерная лая» оскорбительна сразу для трех матерей: Матери Господа, всех матерей человеческих (включая собственную мать сквернослова) и матери-земли.
Сквернословие запрещалось царскими указами, обличалось в посланиях патриархов и митрополитов. Например, Иван Грозный повелел «кликать по торгам» постановления Стоглавого собора (1551), где, в частности, говорилось, чтобы православные христиане «матерно бы не лаялись, и отцем и матерью скверными речами друг друга не упрекали, и всякими б неподобными речми скверными друг друга не укоряли». На борьбу со сквернословием были также направлены указы царя Алексея Михайловича, когда за сквернословие было положено телесное наказание. Ругателям полагались розги прямо на месте преступления: на рынках и площадях.
В нынешней жизни засилье нецензурной брани действительно велико. Мало того, что мы «выражаемся» в быту, – сегодня ненормативная лексика проникла и в литературу, и в кино, и на сцену. Великие русские писатели описывали дно русской жизни – каторгу, тюрьмы, ночлежки… При этом обходились без мата. И едва ли их «правда жизни» была менее сильной, чем у современных «художников».
Да… Фраза «мы матом не ругаемся, мы им разговариваем» стала шуткой, в которой, безусловно, есть большая доля правды. Употребление обсценной лексики (так по-научному называется мат) говорит о бедном словарном запасе и духовной нищете человека, это свидетельствует о снижении уровня культуры в обществе. Думается, что сквернословие на улице, в транспорте – это и следствие всеобщего равнодушия. Взрослые адекватные люди вполне могут сделать замечание подросткам, которые вставляют непотребные слова буквально через слово. Хочется, чтобы это делали мужчины, оберегая детей и женщин от «срамословия». Но что-то не припоминается таких примеров. Но это тема отдельного разговора – разговора про нехватку настоящих мужчин…
Мы по праву можем гордиться нашим языком, который является одним из самых красивых, богатых и выразительных языков мира. Но русский мат, ставший неотъемлемой частью общения различных слоев населения, – это скверна, которой нужно стыдиться, поэтому каждый из нас должен стремиться к тому, чтобы очистить от неё как собственную речь, так и язык в целом.
Разными бывают слова: «есть чистые, алмазные, а есть бесстыдно-грязные» (В. Полторацкий). Давайте откажемся от всего грязного в нашей речи и будем пользоваться как простыми, так и высокими, но одинаково прекрасными и опрятными словами.


ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ…
Знаете ли вы, что на Руси до XIV века все неприличные слова назывались нелепыми глаголами. Объяснить это довольно просто: слова лепо, лепота обозначали красоту, совершенство. Соответственно, нелепо являлось их противоположностью и было связано с понятием уродливости, а не с несуразностью, как сейчас. Итак, со словом нелепые мы разобрались. Но почему – глаголы? А вы вспомните, у Пушкина: «…глаголом жги сердца людей». То есть глагол в широком понимании обозначал не что иное, как слово.

НАРОДНАЯ МУДРОСТЬ
У худого человека и речи худые. Бойся вышнего, не говори лишнего. Дурное слово, что грязная вода. Говори задорно, а не заборно. Худого слова и сладким мёдом не запьёшь.


КАК ЭТО ПИШЕТСЯ?

Нет смысла объяснять – просто запомни!
интЕЛЛИгентный очАровательный
интЕЛЛЕктуальный восхИтительный
вежлИвый удИвительный
прЕдупрЕдительный пОрАзительный
внИмательный прЕлесТный
дЕлИкатный прЕкрасный


СЛОВАМИ ПОЭТА

В земные страсти вовлечённый,
я знаю, что из тьмы на свет
однажды выйдет ангел чёрный
и крикнет, что спасенья нет.
Но простодушный и несмелый,
прекрасный, как благая весть,
идущий следом ангел белый
прошепчет, что надежда есть.
Б. Окуджава


Людмила Анисарова, ведущая рубрики, писатель