Современники скромного гения

Народный проект по изданию книги о выдающемся фотохудожнике Евгении Каширине продолжается

В бассейне, куда я имею счастье ходить каждое воскресенье, ко мне подошел тренер и сказал: «Слушай, ты ведь хорошо знал Каширина. Можешь достать записи его телепередач?».
Я сказал, что у меня в видеотеке есть несколько. Оттолкнулся от бортика и поплыл. Поплыл по волнам памяти.

Евгения Николаевича Каширина знала почти вся Рязань. Половина города приходила к нему в фотостудию на ул.Полонского. Другая половина мечтала подружиться и о чем-нибудь расспросить после просмотра передач, где Евгений Каширин рассказывал о городе или своих фотографиях, или о жизни вообще. Хотя о жизни он говорил всегда – своими снимками, в которых чувствовались глаз и сердце гениального художника.

В каждом кадре была жизнь, неповторимая красота мгновения. А самому Евгению Николаевичу долгих лет судьба не подарила. Отмерила всего 58 лет, и вот уже более 11 лет Каширина нет с нами. Остались его огромные архивы, коллекции фотографий. Появился фотодом его имени на ул.Почтовой, 58. Осталась память. Но с этого места хотелось бы поподробнее.

Близкие друзья Евгения Николаевича собрали воспоминания рязанцев о нем и подготовили к изданию большую книгу. Красиво сверстанную, иллюстрированную снимками Евгения Каширина. Несколько десятков очерков о нем, написанных талантливо и с душой. Но на самом деле не только о Каширине. Они все получились о жизни. А Евгений Николаевич стал объединяющим героем сюжета. Когда я просмотрел эти очерки, то понял, сколько прекрасного пробудил в людях Евгений Николаевич. Если бы с такой искренностью и интересом писались все литературные произведения, у нас снова наступил бы дефицит книг.

На открытии «Фотодома им.Е.Н. Каширина» в Рязани было объявлено о народном сборе средств на издание сборника воспоминаний. Посетителям показали пилотный проект книги. Она действительно сделана великолепно. Чтобы запустить издание в печать и выпустить 300-страничный труд тиражом 2 тысячи экземпляров, требуется, по меньшей мере, 500 тыс. рублей. Сбор средств проходит по трем каналам. Можно приносить пожертвования в фотодом, на ул.Почтовая, 58. Перечислять на карту Сбербанка 4276 5300 1691 4991 (получатель – председатель рязанской организации Союза фотохудожников России Андрей Павлушин). Или переводить на сайте PLANETA.RU (Страница проекта «Каширин. Рассказывают рязанцы», категория «Фотография»).

При всеобщей любви к Евгению Каширину создатели книги не ожидали таких скромных результатов. За четыре месяца откликнулись и внесли посильные суммы всего 99 человек. Собрано 200 тыс. 101 рубль. Ситуация осложняется тем, что по условиям краудфандинговой кампании на сайте PLANETA.RU, если к установленному времени нужная сумма не набирается, все средства возвращаются обратно к тем, кто их перечислял. Менее чем через 80 дней объем уже собранных пожертвований может уменьшиться вдвое, и тогда проект книги грозит превратиться в недосягаемую мечту.

Фотохудожники Сергей Романов, Андрей Павлушин предприняли поход по спонсорам, но сумма все равно набирается медленно. А вдруг у кого-то есть возможность присоединиться к издательскому проекту года? Помочь если не рублем, так копейкой и создать совместно литературно-документальный портрет нескольких десятилетий, которые мы имели счастье прожить вместе с Кашириным.

Книга о нем – больше чем мемуаристика. Это встреча с подлинным художником фотографии и человеком, который ничему специально не учил. Только люди рядом с ним становились лучше. Потому что возвращались к самим себе.


Мы жили в одну эпоху с фотографическим талантом первой звездной величины

Из воспоминаний рязанцев о Е.Н.Каширине  (фрагменты очерков, подготовленных для книги «Каширин. Рассказывают рязанцы»)

Ирина Воронцова,
тележурналист:

«…Со временем Женя очень увлекся созданием телепередачи. Серьезно готовился, печатал много фотографий. Его стали узнавать на улицах, брать автографы, приглашать на творческие встречи в школы и на предприятия. Жене все это нравилось, он не был лишен тщеславия, но рассказывал о своей «звездности» неизменно с мягким юмором:
– Представляете, идет по троллейбусу кондуктор и противным таким голосом гнусит: «Обилечиваемся, граждане, обилечиваемся!» Доходит до меня, я протягиваю деньги, а она строго так: «А вы, Евгений Каширин, поедете бесплатно!» «Неудобно как-то, говорю, давайте я вас тогда сфотографирую».Сфотографировал кондуктора, водителя, заодно пассажиров, которым давал автографы. Все потом пришли за фотографиями.
Цена популярности у каждого своя: кто-то берет, а Каширин отдавал. На гонорары за передачи всегда покупал шампанское, хорошее вино и шоколад, угощал меня и режиссера. Фактически тратил все полученное, и остановить это расточительство не было никакой возможности. Он много нас фотографировал, на дни рождения дарил фотографии целыми альбомами. И все это при мизерных заработках педагога.Однажды я зашла в фотолабораторию со словами: «Сегодня твой день, и у меня для тебя есть подарок!» Женя весь засветился от радости: «Неужели фотобумага?» – и тут же погас и впал в неловкость. Конечно, мне не пришло в голову дарить фотобумагу, а он, оказывается, постоянно раздобывал ее для детей-кружковцев, где только возможно.
Когда я иду старыми улочками Рязани, мне нередко представляется Женя. Вот он, прихрамывая, спешит навстречу (Каширин всю жизнь хромал, да и кофр оттягивал одно плечо). В непослушных волосах играет ветер, мягкая улыбка лучится добротой, но глаза остаются грустными. Скольким рязаночкам посчастливилось слышать это каширинское:
– Дорогая, вы сегодня такая романтичная, давайте я вас сфотографирую».

Владимир Иванов,
учитель школы №55 г.Рязани, фотолюбитель, член городского фотоклуба «Ока»:

«…Меня лично всегда поражало его умение входить в доверие к окружающим людям. Это было просто непостижимо: он снимал «полтинником», почти в упор, и люди никак не реагировали на его фотоаппарат, – будто его и нет! Я снимал и 135-м, и 200-м, и 300-м объективом – но никак не мог спрятаться, все равно все таращили глаза. А у Жени был особый успокаивающий взгляд, особая аура, которая так умиротворяюще действовала на людей. А иногда он сам признавался, что подыгрывает людям, например, в троллейбусе: едешь в троллейбусе, на груди висит «Зенит», и вот начинаешь его трясти, щелкать, что-то нажимать, – словом, делаешь вид, что фотоаппарат поломан, а сам в это время фотографируешь. Честно скажу, я пробовал – ни черта не получилось!.. Может я душой другой, снимаю в основном пейзажи. Поэтому, когда оказываюсь среди людей, то сразу теряюсь, а у Женьки было все наоборот. Он снимал людей, людей, людей… Пейзажных снимков у него практически не было.
Он всегда встречал словами: «О, здравствуй, дорогой!», – а дальше шла дежурная фраза: «Тебе чем-нибудь помочь?». Но я к нему всегда заходил просто так, подышать каширинской атмосферой. У него напротив входа, у окошка, стоял маленький столик, и стул рядом с ним. Я ему говорил: «Жень, я посижу минут 20-30, просто посижу». Мне нравилось смотреть, как он работает: завязывает ремешком волосы, надевает синий халат – выхаживал как русский мастеровой».

Мария Иванова,
студентка РХУ:

«…О тонкостях и секретах фотопортрета Евгений Николаевич рассказывал, когда сам снимал кого-то: очередного необыкновенного гостя или одного из учеников. «Хорошо снимать на фоне дверного проёма или тёмного угла – получится красивый тёмный фон. Если на улице поставить модель у освещенной стены – на лице появятся выразительные рефлексы. А для того, чтобы человек перед объективом перестал быть скованным, хорошо порой сморозить какую-нибудь глупость». Всё это были приёмы, которые мы с лёгкостью могли повторить. Помню один забавный рецепт.
Мы смотрели фотографии какого-то фотохудожника, на одном снимке был вечерний пейзаж, и от каждого запечатленного на фото огонька, каждого фонаря отходили эффектные лучи. «А это как делается, Евгений Николаевич?» – «Ну, вообще-то, этот кадр сделан со специальным фильтром, но есть и другой способ. Проведите пальцем по коже около носа, она там всегда немного жирная, а потом нарисуйте этим пальцем крест на объективе. Вот вам и эффект!
Только объектив потом не забудьте помыть!».

Андрей Карев,
член Союза фотохудожников России:

«…Раньше были фотографии, а теперь «фотки».
Говорю иногда:
– Ты вот это вообще снял-то зачем?
– Да ты чё? У меня Кэнон -цатимегапиксельный!
– А… Так ты Кэноном снимаешь… А головой не пробовал? А сердцем? Не умеешь?…
Женя вот Каширин здорово умел…»

Димитрий Соколов (текст)