Бизнес на доверчивости и надеждах


29

Фармацевтические компании манипулируют сознанием потребителей

Сегодня только и слышишь об избыточности государственного регулирования. Где-то оно, безусловно, во вред, – мешает предпринимательской инициативе. Но есть и такие сферы, где контроль не просто необходим, а жизненно важен. Не может быть отдано на откуп рынку здравоохранение и такая важная его часть, как фармацевтика. То, что мы наблюдаем сейчас, свидетельствует о другом.

Население страны становится заложником маркетинговых стратегий международных лекарственных компаний. Людей сознательно вводят в заблуждение относительно чудодейственных сил новых лекарств, являющихся видоизмененными аналогами старых препаратов. Лечебные учреждения и врачи, заинтересованные в бонусах от фармпроизводителей, готовы прописывать лекарства пациентам пачками. Побочные эффекты такого безум­ного употребления могут отразиться на здоровье и через 20, и через 30 лет. Но к тому времени предъявлять претензии производителям ЛС будет уже поздно.
Проблемы фармацевтической безопасности будут обсуждаться на XXVI Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство», который начнет работу 8 апреля в Москве. Среди участников форума – профессор из Рязани, доктор медицинских наук, сотрудник областного Центра медицинской профилактики, преподаватель РИРО Вячеслав Чайцев.

Что имеем

Р.В. – Вячеслав Григорьевич, наши аптеки наводнены огромным количеством препаратов, дублирующих друг друга. Зачем их столько?

В.Ч. – Вы правы, цифры способны удивить и даже вызвать шок. Идут бесконечные повторения и модификации одних и тех же лекарственных средств – около 200 диклофенаков, 150 аспиринов, более 100 парацетамолов, десятки препаратов в группах гипотензивных средств, антибиотиков и т.д. По экспертному заключению ВОЗ, для решения более 90 процентов проблем лечения современной медицине достаточно 325 лекарств.

Р.В. – А у нас сколько?

В.Ч. – Сейчас в России количество наименований лекарственных препаратов достигло 79 тысяч, БАДов – более 8 тысяч, гомеопатических средств – более 1,2 тысячи. Большинство из них – иностранного производства. Знать досконально и ориентироваться в столь огромном числе средств лечения практически невозможно даже весьма опытному врачу.
Доля оригинальных (исход­ных, от создателя) препаратов в России составляет лишь около 15 процентов. Для сравнения – в США 88 процентов, в Японии 70 процентов. Фальсифицированных лекарств у нас – более 12 процентов.
Без рецепта в Западной Европе отпускаются 5 – 10 процентов лекарственных препаратов, у нас – более половины (по инструкциям), а фактически до 80 процентов. Покупай без ограничений! Объяснение простое: лекарства без рецепта обеспечивают аптеке безубыточность работы, их интересы лоббируются на высоком уровне.
Вводя новые названия и комбинации, производители постоянно повышают цены. Номенклатурный разброс и ценовой хаос выгодны фармпроизводителям и аптекам, ставят в крайне затруднительное положение врачей и тем более пациентов. Цены на лекарства с одним и тем же действующим веществом могут отличаться в разы. К примеру, аналог арбидола ремантадин – в 8-9 раз дешевле.
В 2017 году объем фармацевтического рынка в стране составил около 1,5 триллиона рублей. Фармбизнес по обороту и доходности сопоставим с торговлей оружием, нефтью и газом.

Р.В. – Многие развитые страны давно отказались от рекламы лекарств в СМИ. У нас же никаких ограничений. Золотой дождь огромных рекламных бюджетов иностранных компаний проливается в основном на федеральные телеканалы. Почему мы должны все это смотреть, и по какому праву мировой фармбизнес паразитирует на сознании российских потребителей?

В.Ч. – Затраты на рекламу лекарств и медицинских услуг достигают трети от баснословных прибылей фармацевтических фирм и компаний. Не только ТВ и радио, но и печатные издания, и особенно Интернет, заполнены изощренной рекламой. Приводятся устрашающие последствия многих заболеваний, фантастические образы благодатного применения рекламируемых средств. Нас подталкивают к самолечению, попросту обкрадывают, а рекомендация по обращению к специалистам сводится к консультации специалиста по продажам. Подобная реклама в государственных СМИ запрещена в большинстве развитых стран. По сути дела, реклама лекарств в лучшем случае – преувеличение, но в основном – прямой или косвенный обман.
БАДы и гомеопатические средства вообще не проходят достоверных клинических испытаний. Чтобы стать лекарством, нужно 7-10 лет исследований, чтобы стать БАДом, достаточно 1-2 месяца. Воспроизводимые лекарственные препараты, так называемые дженерики, также не проходят исследований доказательной эффективности, в отличие от оригинальных препаратов.
Парадоксально, но факт: на упаковке БАДа можно прочитать – «не является лекарством» и тут же ознакомиться с перечнем заболеваний, при лечении которых он применяется (уже более крупным шрифтом). Частой спекуляцией, преимущественно ценовой, является использование овощей, плодов, ягод, фруктов, водорослей, трав, пряностей, якобы приготовленных по «особым технологиям», и в десятки и сотни раз продаваемые дороже доступных исходных материалов. Постепенная дискредитация БАДов привела к появлению новых наименований: «продукт», «композиция», «добавка» и т.д., но на их представительстве в розничной продаже это никак не отразилось.
Инструкции по применению лекарственных препаратов зачастую противоречивы, запутанны, направлены на снятие какой-либо ответственности. Мол, мы же предупреждали, что можно умереть…

К чему приходим

Р.В. – Искусственно сформированная лекарственная зависимость на руку фармацевтическим компаниям, умножающим свои прибыли. Но, на мой взгляд, имеет место и отсутствие нормальной диагностики, недоступность бесплатных анализов, длительные сроки их сдачи и обработки, нехватка современной аппаратуры в поликлиниках. Все это ведет к тому, что врачу легче подстраховаться и выписать пригоршню лекарств – какое-нибудь да поможет. А что будет с организмом пациента?

В.Ч. – По экспертным заключениям клиницистов, имеет место избыточное использование лекарств (полипрагмазия) как в порядке агрессивного самолечения, так и во врачебных назначениях, особенно в педиатрической практике (перестраховка, ложная профилактика). Так, при ОРВИ и гриппе необоснованное применение медикаментов достигает 60-80 процентов, в гастроэнтерологии и неврологии до 40-50 процентов, кардиологии, гериатрии и гепатологии 30-40 процентов. Притчей во языцех стала огульная антибиотикопрофилактика и иммунокоррекция (средства воздействия на иммунитет). Сочетание более 3-5 лекарств непредсказуемо по своим последствиям. Официального учета побочных реакций и осложнений лекарственной терапии у нас нет.
Аллергические осложнения лекарственной терапии неуклонно возрастают и, по данным ВОЗ, вышли на пятое место причин смертности. И если медикаментозный дерматит и дисбактериоз начинают появляться сразу после приема антибиотиков, то такие проявления лекарственной болезни, как иммунодефицитные и аутоиммунные состояния, органные поражения, могут возникнуть через месяцы и даже годы.
Вызывает опасения рост лекарственной зависимости от болеутоляющих, успокоительных и снотворных средств, особенно у пожилых. Ятрогенные заболевания от избыточного врачебного назначения лекарств и их сочетаний достигают, по экспертным данным, 20 процентов. В США каждый седьмой токсический гепатит связан с приемом БАДов. В Великобритании выдается более 600 свидетельств о смерти в год по причине приема лекарств без рецептов. Диклофенак, отпускаемый аптеками без рецепта, в четыре раза повышает риск умереть от сердечно-сосудистых заболеваний. Погружая население в лекарственную зависимость, рекламные СМИ «забывают» сообщить о случаях смерти и десятках тысяч лекарственных гепатитов, обусловленных применением парацетамола.
В России, по данным ВОЗ, самый высокий процент устойчивости бактерий к антибиотикам – как результат избыточного применения антибиотических средств в медицине, ветеринарии, пищевой промышленности.

Несмотря на лечение, больной выздоровел

Р.В. – Выходит, что нужно повышать психический иммунитет к вирусу избыточного лекарственного предложения…

В.Ч. – Было бы совершенно неразумно отрицать исключительную роль антибиотиков и химио-препаратов в борьбе со многими тяжелыми заболеваниями, исключить БАДы из арсенала вспомогательных средств и источников витаминов, флавоноидов, пектинов. Но выбор этих средств должен быть всегда индивидуальным, разумно ограниченным, тщательно взвешенным, с оценкой соотношения «польза – вред». Самостоятельно сделать это без грамотного врача практически невозможно. Даже при одном и том же диагнозе не может быть одного и того же лечения у каждого конкретного больного. В эффективности лечения никогда нет полной уверенности. Есть доля правды в шутке, что, несмотря на лечение, больной выздоровел.
На фоне фармацевтического произвола и потребительской безответственности не исчезает научный прогресс, продолжается разработка новых высокоэффективных средств диагностики и лечения, достижения мировой медицины значительны.
Государство пытается навести порядок в ценообразовании, сталкиваясь с жестким лоббированием и коррупцией.
Пока возрождение отечественного фармпроизводства, нормализация лекарственного обеспечения и использования медикаментозных средств станут реальностью, нам, потребителям и распределителям лекарств, надо быть предельно осторожными и осмотрительными.


В России одна аптечная организация приходится на 800 человек (в США – на 4500, в Германии – на 3900, а в Великобритании – на 3800).

***

В России самый высокий процент устойчивости бактерий к антибиотикам – как результат избыточного применения антибиотических средств в медицине, ветеринарии, пищевой промышленности


Беседовал Димитрий Соколов

                                                                                                                                                                                                                      Фото Сергея Ларина