Контузия временем

На сто процентов можно быть уверенным, что праздничная кинопрограмма на ТВ будет состоять в основном из старых комедий. Ни один блокбастер, ни одна драма, не говоря уж о комедии (это вообще сложнейший жанр в кино) производства двухтысячных годов, не может тягаться с «Иронией судьбы» или сказкой «Морозко» по силе объединяющего воздействия на зрительскую аудиторию.

Будем смотреть в сотый раз всей страной «Бриллиантовую руку» и мысленно аплодировать ее создателям, невольно сравнивая «то кино» и нынешнее, с трудом переживающее разовый показ в прайм-тайм. Раньше кино клали на полку потому, что оно было гениальным. Сейчас новое кино с этой полки и снимать не хочется. Ему там самое место.

В мире, где эстетическая планка упала ниже плинтуса, самым важным искусством для творцов стала работа по привлечению зрителя.

Вычитал недавно у Жванецкого: «Писатель из-за телевидения не исчез, но читатель пропал. Сейчас такое время – прыгуны аплодируют прыгунам. Только актеры понимают, что хотел сказать режиссер, писатели хвалят писателей».

Клановая замкнутость очень смахивает на круговую поруку, вам не кажется? Успешность зависит от встраивания в определенные страты общества. Одну и ту же «Мурку» можно петь по-босяцки, с надрывом, и тогда это будет моветон, а можно исполнять а-ля шансон, респектабельно, с намеком на общие корни с так называемой элитой, и тогда попадешь в магистральное культурное течение, будешь обласкан и знаменит.

Вы не знаете случайно, куда подевался умный зритель? Наверняка где-то затаился и не хочет выползать на белый свет. Угнездился в кресле под шерстяным пледом и дремлет.

Как спасти этот хрупкий, необычайно уязвимый вид разумного человечества от полного исчезновения? Чтобы выставки-презентации-показы проходили не в узком кругу друзей и знакомых, а при стечении публики или хотя бы ее отдельных представителей?

Прежде всего – вернуть публике интерес и жажду впечатлений. Прекратить считать ее невменяемой и неспособной отличить искусство от халтуры. Примеров высокомерного отношения к зрителям предостаточно. Подавляющее число сериалов на центральных каналах – это продукт, сделанный под рекламу, ради денег. Это то, что пытаются подсунуть под видом кино нормальным российским семьям.

Наш зритель не только разочарован уровнем творений, на которых отмыты миллионы рублей и сотни тысяч долларов. Он еще и порядком утомлен. У нашего зрителя развивается синдром хронической усталости, за которой может последовать прогрессирующая умственная инвалидность. Мы иссушаем его мозг огромным количеством бессмысленных мероприятий, на которые затаскиваем аудиторию чуть ли не на аркане.

Болезнь зрительского внимания развивается уже в подростковом возрасте в результате заражения вирусом «круглого стола». Разносчиком его часто выступают «общественные деятели» при должностях и званиях, а также чиновники и политики всех мастей. Широко применяя методы гипнотического воздействия на сознание, они подавляют у зрителей способность непосредственного восприятия вещей и живого эмоционального отклика. Признаком таких мероприятий обычно является долгое разъяснение причин, заставивших людей собраться на дискуссию.

Болезнь зрительской апатии может развиваться и под влиянием темпорального сдвига, или «контузии временем». Метод очень простой: мероприятие с положенных 50 минут растягивается до двух с половиной часов. Попавший на него участник разрывается между чувством долга присутствовать и желанием уйти, теряет жизненную энергию в результате внутреннего конфликта и уносит с собой чувство вины от того, что им воспользовались как вещью.

Эмоционально выгоревший, изможденный человек, выполняющий работу за двоих в результате так называемой оптимизации производства, а попросту – эксплуатации труда, не может быть хорошим зрителем. Сил ему остается лишь на то, чтобы после работы наскоро приготовить ужин и завести будильник. В нормальном, уважающем себя обществе, где действует принцип справедливого распределения национального богатства, благо свободного времени переходит в разряд основных ценностей. Периодически награждать себя бездельем порой так же полезно для души, как постигать что-то новое. Хорошо об этом состоянии сказал Брэдбери: «Чтобы что-то понять, надо ничего не делать».

Как прекрасно быть просто зрителем! Ему рады, его появления в залах ждут с нетерпением. Зритель элитарен, потому что малочислен. Он и есть настоящий творец, потому что на его духовные вибрации настраивается художник, чтобы создавать образ, понятный большинству. Творцов много. Умные, чуткие зрители – наперечет. Это их навсегда прославил поэт Андрей Дементьев: «Пусть другой гениально играет на флейте, но еще гениальнее слушали вы».