Нити Арена
11:11 МСК
Пятница
22 / 09 / 2017
3015

Семёновское кольцо

В появлении такого туристического маршрута заинтересованы не только в России, но и во Франции
Краевед Э.П. Кавун у храма Рождества Христова в с. Мураевня. Фото Константина Ситникова
На снимке: Краевед Э.П. Кавун у храма Рождества Христова в с. Мураевня. Фото Константина Ситникова

С краеведом Эдуардом Петровичем Кавуном мы поехали в село Мураевня Милославского района, чтобы установить, сохранились ли там исторические памятники, связанные с П.П. Семёновым-Тян-Шанским. Стимулами нашей поездки послужили два появившиеся почти одновременно документа: проект доктора русской филологии, культуролога Валерия Викторовича Байдина «Природный и музейно-исторический заповедник П.П. Семёнова-Тян-Шанского «Долина Рановы» и грантовая заявка директора Рязанского центра детского и юношеского туризма и экскурсий Елены Александровны Чудаковой «Школьная географическая экспедиция «На родине П.П. Семёнова-Тян-Шанского».
В.В. Байдин живёт во Франции. Он женат на правнучке Семёнова-Тян-Шанского Ирине Петровне Семёновой-Тян-Шанской (она – доктор политологии). В прошлом году супруги побывали в Рязани и познакомили представителей рязанской общественности с проектом «Долина Рановы».

Как проект, так и заявка требуют длительного времени и значительных средств на их осуществление. Поскольку к нам присоединился издатель и велотурист К.Н. Ситников, мы решили, пока суд да дело, обойтись «малой кровью».

Используя частично идеи обоих названных документов и данные различных справочных материалов (в частности, вышедшего к 185-летию со дня рождения П.П. Семёнова-Тян-Шанского в Рязани биобиблиографического справочника «Для пользы Отечества»), мы захотели опробовать разработанный нами же туристический маршрут для велосипедистов, интересующихся историей родного края.

Этот маршрут мог бы пролечь между населёнными пунктами Рязанской и Липецкой областей, где находились как владения самого Семёнова-Тян-Шанского, так и его ближайших родственников, сделавших немало для развития русской культуры. И не только Семёновых и Буниных! В книге «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» (том второй, глава «Урусово, Мураевня») говорится: «Начиная от Мураевни до Урусова (на протяжении 6 вёрст вдоль Рановы) деревни перемежаются с владельческими усадьбами: кн. Долгорукого, кн. Шаховского, П.П. Семёнова, Н.Я Грот, Н.П. Семёнова, кн. П.Н. Крапоткина и других, с их красивыми садами и парками, так что вся местность с конца XVIII в. была очень культурным дворянским гнездом».

Мы выделили только те усадьбы, которые имели прямое отношение к Семёновым. Они расположены по обеим сторонам Рановы и составляют некое подобие кольца, которое можно назвать Семёновским: Урусово, Рязанка, Подосинники, Никольское, Денисовка (Липецкая область), Гремячка, Мураевня (Рязанская область).

Мы начали путешествие по «Семёновскому кольцу» с Мураевни, поскольку в Урусове, Рязанке и Гремячке уже побывали («Путешествие в Гремячку» – «Рязанские ведомости» за 11 мая этого года – ред.), да и Мураевня немало значила в жизни Семёнова-Тян-Шанского. Он написал и издал в 1880 году труд «Мураевинская волость», готовя который «с 1861 по 1878 год… посетил каждый двор волости», а их «в 14 сёлах и деревнях… было 827». Гремячка тоже в неё входила.

С Мураевней Семёнова-Тян-Шанского связывала и личная драма. На погосте тамошнего храма был похоронен его последний ребёнок – четырнадцатилетний Ростислав, умерший в Гремячке летом 1893 года от туберкулёза костей. В статье, помещённой в справочнике «Для пользы Отечества», Ирэн Семёнова-Тян-Шанская-Байдина приводит письмо Петра Петровича, посвящённое этому горестному событию. Там есть строки, описывающие похоронное шествие из Гремячки в Мураевню: «День был чудесным, слегка облачный, но не жаркий, прекрасный хор мальчиков нашей школы не умолкал всё время нашего шествия. По усердию крестьян 6 раз останавливались и служили литию. А в церкви было светло и отрадно. Все дети Мураевинской волости стояли там…»

Естественно, эта церковь (или храм Рождества Христова) стала главным объектом нашего путешествия. Мы остановились близ неё. Она уцелела в лихолетья и сейчас реставрируется. Авторы Г.К. Вагнер и С.В. Чугунов включили это здание в свою книгу «Окраинными землями рязанскими» (1995) и назвали его «очень хорошим памятником позднего ампира (1840)». Им не удалось определить, по проекту какого архитектора храм сооружался, однако они заключили, что его «несколько лапидарный стиль… напоминает Преображенскую церковь в Канищеве под Рязанью (1824). Но за 16 лет стиль ампир заметно огрубел». Когда авторы книги, знатоки истории архитектуры, осматривали в конце прошлого века этот памятник истории и архитектуры, он использовался как сельскохозяйственный склад…

Мы побывали в храме. В нём уже ведутся службы, хотя приделы ещё реставрируются. А вот погост храма в полном запустении: высятся среди вольготно растущей травы какие-то валуны, поверженные постаменты бывших памятников. Сравнялась с землёй и могила чудесного отрока Ростислава, который, умирая и понимая это, горевал, что смерть лишит его возможности трудиться и спрашивал близких: «Что же я теперь буду делать?»

Думаю, что с храмом связано не только горестное, но и радостное событие в жизни Петра Петровича, тогда просто Семёнова: здесь он, наверное, венчался с девушкой, живущей в Гремячке, Верой Александровной Чулковой, ставшей его первой женой и матерью его первого сына Дмитрия. Но нет документов, подтверждающих или опровергающих это предположение. Не знают подробностей биографии своего знатного земляка и те жители Мураевни, с которыми мы беседовали. Хотя имя П.П. Семёнова-Тян-Шанского у них на слуху, и мемориальный музей в Гремячке считают они своим, Мураевинским, да и саму Гремячку продолжением Мураевни.

Если о Семёнове-Тян-Шанском каждый житель Мураевни что-то знает ещё со школьной скамьи, то иначе дело обстоит с имевшими в ней до Октябрьской революции усадьбы князьями Долгорукими и Шаховскими – их имена забылись, усадебные дома превратились в руины, на возможных местах бывших цветников красуется дикий шиповник, которого в это лето здесь на диво много.

Одна из руин показалась нам особенно живописной. Может быть, это останки какого-то здания усадьбы Долгоруких? «В эпоху освобождения крестьян село это принадлежало кн. Екатерине Гавриловне Долгорукой, имевшей здесь во владении до четырех тысяч десятин; вообще же Долгорукие владели на Ранове более чем пятью тысячами десятин земли. Усадьба кн. Долгоруких расположена в одной версте выше Мураевни». Эти сведения почерпнуты из книги «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества». Во всяком случае, руины, нас заинтересовавшие, находились уже за пределами села, и на них нам указали работники местного детского сада, наблюдавшие за малышами. Дети с увлечением рылись в песке. И песок был совершенно иным, нежели в городе – белым-белым, чистым. Мураевня – в геологическом отношении место уникальное. Но это уже другая тема, возможно, тоже интересная для будущих туристов.

Ирина Красногорская

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 114 (4165) от 28 июня 2012 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Инновации удешевляют продукцию
Аграрии обменялись опытом ведения кормопроизводства
Юрий Евстифеев
Кто не успел, тот опоздал
По этому принципу живет сегодня большинство рязанских автовладельцев. Во дворах они между собой развернули нешуточную борьбу за место под солнцем, вернее, за место для парковки.
Ольга Трубушкина
Читайте в этом номере: