21:23 МСК
Четверг
25 / 05 / 2017
5017

Песня как память

Через 70 лет после Победы дети издали книгу стихов отца - фронтовика
Автор фото: Владимир  Проказников | Песня как память
Фото: Владимир Проказников.

Иногда Владимиру Володину удается отвлечься от многочисленных повседневных забот и подумать о главном. Тогда Владимир Серафимович идет к роднику возле деревни Крутицы.

Около 25 лет он руководит колхозом имени Крупской, теперь это ООО с тем же названием. Володин сумел провести хозяйство от советских времен до сегодняшних дней, сохранить коллектив и производство во всех перипетиях 90-х, что удалось очень немногим руководителям. Возле звонкой воды, стремительно льющейся по гальке в реку Проню, на душе у него делается спокойно и мысли становятся светлее. Он уже построил часовню Николая Чудотворца, а тут возле кристальных серебряных ключей соорудил бассейн, наполненный прозрачной проточной водой. В ней отражается купель с православным крестом, а чуть выше уже в этом году будет заложен фундамент еще одной часовни – во имя Сергия Радонежского.

Сидя над стремительным бурливым потоком, Владимир Серафимович часто вспоминает о своем отце. С сожалением думает о том, что по молодости не всегда задумывался о глубине его личности, воспринимая жизнь отца как привычное и должное. Только потом пришло осознание того, какую существенную роль в формировании характера своих детей сыграл Серафим Гаврилович Володин. А воспитали они вместе с супругой Марией Филипповной четверых сыновей и дочь. Все сыновья стали агрономами и посвятили свою жизнь работе в сельском хозяйстве Рязанской области.

В 1943 году Серафим Володин ушел на войну юношей 17 с небольшим лет. Пулеметчик строчил по фашистам из «Максима». Форсировал Днепр. Трижды был ранен, дважды очень тяжело. В последний раз его страшно контузило и засыпало землей. Было пробито легкое. Володина сочли убитым.

– Мы все родом из села Унгор Путятинского района. Там моя бабушка Мария и получила похоронку. Папа был отпет в церкви, – рассказывает Владимир Серафимович. – А потом ей от сына пришло письмо, в котором он сообщал, что жив и лечится в госпитале. Бабушка поехала в Можарский райвоенкомат, бросилась к военкому: какой бумаге верить? Тот прочитал оба документа, на ее глазах порвал похоронку и сказал: «Мать, жди сына!». Отец был демобилизован по ранению еще совсем молодым.

После войны Серафим Володин преподавал в Унгорской сельской школе. Имея отменные способности к рисованию, через некоторое время он поступил в Рязанское художественное училище, которое успешно окончил и получил направление в Ленинградский государственный институт живописи имени И.Е. Репина. Перед Серафимом Володиным открывались блестящие творческие перспективы. Увы, тяжелейшая послевоенная полуголодная жизнь, необходимость помогать родным не позволили молодому художнику продолжить обучение, и он вернулся на свою малую родину.

– Он стал директором Унгорской восьмилетней школы, преподавал детям рисование, черчение и историю, – вспоминает Владимир Серафимович. – И продолжал заниматься живописью, писал корреспонденции, очерки и рассказы, был селькором сараевской, сапожковской, шиловской и путятинской районных газет, сочинял замечательные стихи. Сборник вышел уже после его смерти в 1993 году. Он назывался «Пуля у сердца». Но в книгу вошли далеко не все стихи отца. Мы, его дети, однажды собрались все вместе, помянули Серафима Гавриловича и решили найти все его стихотворения, чтобы издать полный сборник к 90-летию со дня рождения. В сентябре 2015 года, как раз накануне этой даты, он вышел в свет. 19 сентября был день памяти в селе Унгор Путятинского района, где родился, вырос и умер мой отец. Пришли односельчане, на сцене местного Дома культуры звучали его стихи, песни. Я раздал сборник землякам и гостям.

Думается, отец Владимира Володина одобрил бы, как сейчас живет и работает его сын, который думает не только о получении прибыли, но и о людях, вместе с которыми он трудится. Хозяйство заслуженно многие годы является передовым сельхозпредприятием Рязанской области. В ООО «Имени Крупской» средняя зарплата в прошлом году составила около 23 тысяч рублей и повышается ежегодно. Работникам бесплатно выделяется зерно на земельный пай. Специалистам, приехавшим сюда работать после окончания учебы, выдается материальная помощь в размере должностного оклада. Вспашка огородов, заготовка кормов для приусадебных хозяйств – за счет предприятия. Обязательны подарки на юбилеи. Хозяйство оказывает существенную материальную помощь своим работникам – на свадьбу, рождение ребенка или похороны. Учреждено почетное звание «Заслуженный работник ООО «Имени Крупской», которое гарантирует ежемесячную доплату к пенсии.

Школьники здесь всегда с нетерпением ждут праздника последнего звонка: тех, кто учится на «хорошо» и «отлично», награждают памятными подарками и поощряют материально. Хозяйство оказывает помощь фельдшерско-акушерскому пункту. Есть столовая, в которой работников кормят бесплатными полдниками и обедами. Село Аристово и окрестные деревни полноценно живут и развиваются. Хозяйство, которому скоро исполнится 85 лет, в этом году получило наивысший урожай за свою историю.

У меня в руках книга стихов Серафима Володина «Песня как память». Она писалась более 30 лет. Это не дневник, наполненный конкретным фактическим содержанием, который ведется изо дня в день. Стихи нередко куда глубже, точнее и эмоциональнее выражают душевные переживания автора, его размышления о жизни, людях, окружающей его родной природе, о судьбах российского села. В памяти Серафима Гавриловича Володина, школьного учителя, селькора, незаживающий след оставила Великая Отечественная война, жизнь и творчество этого замечательного человека были обож-жены и закалены ее пламенем. В книге рязанского поэта есть чудесные строки, которые заставляют вспомнить прошлое и подумать о вечном. Задуматься о мире, в котором мы живем, – надо постараться сделать его светлее и добрее. Об этом мечтал солдат, художник, учитель Серафим Володин.


Серафим Володин

Разбуженная память


Опять разбуженная память

Издалека пришла ко мне,

И вновь в душевной глубине

Зажглось мучительное пламя,

Забыв о радости и сне,

Рисует кровью о войне.

Зачем покой мой в тишине

Разрушила, зачем, скажи?

Вонзаешь в грудь штыки, ножи,

Забыв о первой борозде,

Рисуешь дзоты, блиндажи

И огневые рубежи?

Зачем под знамя полковое

В строй из могил зовешь ребят,

Моих друзей, что там лежат?

Пусть вечно память о героях

В веках потомки сохранят,

Под мирным небом память чтят.

Им не стареть, как нам оставшимся,

Идя к невидимой черте,

Когда и на какой версте

Прервется путь, не досказавши

О подвигах, о красоте,

О людях добрых, о мечте.

Ах, память сердца, память боли,

Моя израненная Русь,

Твоим я мужеством горжусь.

С рассветом вновь я выйду в поле,

Из родников твоих напьюсь.

Осенняя песня

Улыбнись мне, печальная осень,

Сквозь косые дожди улыбнись.

Брызни солнцем в холодную просинь

И открой мне небесную высь.

Не срывай бусы спелой калины,

Свой цветистый наряд не срывай,

Не спеши мне сказать под рябиной

Своё горькое слово «прощай».

Не разбрасывай краски по ветру,

Расстели напоследок ковер.

На последнем твоем километре

Друг на друга посмотрим в упор.

В твоей песне, щемящей до боли,

Я конца отыскать не могу.

Может, песня окончится в поле,

Может быть, у костра на снегу.

Улыбнись, как весна улыбалась,

Улыбнись мне на память хоть раз,

Любоваться недолго осталось

Глубиной угасающих глаз.

Так давай же без слов на прощанье

Посидим под березкой в лесу.

И твое, и свое увяданье

Я со вздохом с собой унесу.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 188 (4982) от 09 октября 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Забытая земля?
Читайте в этом номере: