01:44 МСК
Вторник
27 / 06 / 2017
10789

Город воинской доблести

В сороковые-роковые Рязань держала оборону, лечила раненых бойцов, готовила боеприпасы для фронта

Сегодня в Рязани пройдут торжества, посвященные присвоению областному центру почетного звания «Город воинской доблести». Присваивается оно населенным пунктам Рязанской области, на территории или в непосредственной близости от которых в ходе сражений Великой Отечественной войны защитники Родины проявляли мужество, стойкость и массовый героизм. Первыми получили это звание города Скопин и Михайлов, освобожденные от немецко-фашистских захватчиков соответственно 29 ноября и в ночь с 6 на 7 декабря 1941 года в ходе Московской битвы. Рязань тоже стояла на линии обороны.

Более 300 тысяч жителей Рязанской области, которая была переведена на военное положение уже 23 июня, ушли на фронт в первые недели войны. Областная газета «Сталинское знамя» писала о массовом добровольном вступлении граждан в ряды Красной Армии. 24 июня первый секретарь Путятинского райкома партии Петр Кулешов написал заявление в военкомат с просьбой о том, чтобы его взяли на фронт. Но ему отказали с резолюцией – пока нужен здесь, в тылу. Сейчас оригинал заявления Петра Васильевича размещен в экспозиции Рязанского историко-архитектурного музея заповедника, рассказывающей о войне. А в Рязани проживает его дочь – Флорина Петровна Польгина.

Она рассказала о том, что уже к осени 1941 года семья из Путятина перебралась в Рязань, и отец, поскольку у него было юридическое образование, перевелся работать в коллегию адвокатов. Но какая уж тут работа, немцы к городу подступали. И Петр Кулешов вступил в Рязанский добровольческий рабочий полк. На начало ноября 1941 года регулярных войск в городе не было, а Рязани с запада угрожала опасность. Рязанский добровольческий рабочий полк численностью около 2 тысяч человек был призван защитить город. В состав полка входили три батальона пехоты, пулеметная команда, команда конных разведчиков. Полк вооружили трехлинейными винтовками, станковыми пулеметами и минометами. Рязанские железнодорожники построили для полка бронепоезд, рабочие завода «Рязсельмаш» снабдили бойцов противотанковыми гранатами, работницы швейных мастерских пошили белье и полевые сумки.

– Я помню, как рязанцы эвакуировались из города и ехали на «полуторках» и подводах в сторону пристани, где сейчас лесопарк, – говорит Флорина Польгина. – Тогда асфальтированных дорог не было, а грунтовая вся разбита была. По обочинам посуда валялась и всякие вещи – люди в спешке теряли. Но потом, говорят, пароход, на котором эвакуация проводилась, немцы разбомбили. Падали бомбы и в Рязани. Первый налет был где-то в октябре 1941 года. Помню, ночь была. А потом уже бомбили почти каждый день. Те, кто из города не уехал, рыли возле дома окопы. Как налет, сразу туда бежали. Бомбили центр города, железную дорогу. Как улетят самолеты, мы выбегали на улицу и осколки от разорвавшихся бомб собирали. А взрослые уходили на весь день копать защитные траншеи с западной стороны Рязани.

В течение осени 1941 года построили систему противотанковых рвов, огневых точек и окопов. Вокруг города создали цепь из 54 баррикад. У моста через Павловку появились противотанковые ежи и надолбы.

Несмотря на разрешенную эвакуацию, большинство рязанцев осталось в городе. По плану эвакуации наиболее значимые заводы и фабрики перевезли свое оборудование на Урал и в Сибирь. Линия фронта подошла к Рязанской области через пять месяцев после начала Великой Отечественной войны. Осенью-зимой 1941 года в ходе Московской битвы Рязанская область стала ближайшим прифронтовым тылом, а затем и театром военных действий.

Город от налетов вражеской авиации защищал 291-й зенитный дивизион войск ПВО. Вражеские самолеты совершили в течение осени 18 налетов на Рязань, сбросили около 320 авиабомб, разрушили 34 дома. Погибло 36 и было ранено 65 жителей города, получило серьезные повреждения здание вокзала Рязань-1.

– Я мальчишкой тогда был, – вспоминает рязанец Александр Иванович Александрин. – Иду днем на рынок, слышу гул немецкого «Юнкерса». Немецкие самолеты отличались таким надрывным, тяжелым гулом. И вот этот «Юнкерс» почти над крышами летит, а сверху его наш истребитель И-16 преследует, очереди одну за другой из пулемета пускает. Я посмотрел, наш самолет немца в сторону Турлатова погнал и там его все же сбил. Потом этот самолет в Рязань привезли и на площади Ленина выставили как экспонат. Все, кто подходил, на кресты плевали. А я кусок алюминия отломал и домой отнес. После войны сапожник в мастерской мне на сапоги подковки из него сделал.

Александр Иванович хорошо запомнил начало войны. Рассказал нам по телефону, как все рязанские мальчишки каждый день на свалку бегали. Свалка была организована на въезде в Борки, где железная дорога проходит. По этой дороге эшелоны привозили из-под Москвы разбитую военную технику: мотоциклы, машины, «танкетки». И все это в кучах там валялось.

– Однажды меня и еще одного парня с уроков выгнали, и мы на эту свалку пошли. Залезли в кабину какой-то разбитой машины, а там за спинкой сиденья пулемет спрятан, – вспоминает Александрин. – Мы его домой принесли, а патронов-то нет, что с ним делать? Потом у нас его соседские мальчишки выкрали. А моему другу однажды пальцы на руке оторвало. Уж не помню чем, то ли граната была, то ли снаряд какой. Он до сих пор жив, а культя на руке напоминает ему об этой свалке.

Медицинскую помощь парню оказали – было где. В Рязани в военные годы действовали 24 госпиталя. Они размещались во всех крупных зданиях. На протяжении 1941 – 1943 годов в Рязани и Рязанской области размещались фронтовые эвакогоспитали, через которые прошла основная масса раненых и больных бойцов Западного, Брянского и Центрального фронтов. Созданный еще до войны Рязанский гарнизонный военный госпиталь преобразовали в сортировочный эвакогоспиталь на 800 коек.

Рязанский добровольческий рабочий полк выполнил свою задачу. До конца января 1942 года полк нес патрульную службу в городе, а затем был расформирован. Осадное положение на территории Рязанской области сняли 2 января 1942 года, из зоны боевых действий она вновь стала прифронтовой полосой. А отец Флорины Польгиной Петр Кулешов был зачислен в списки 2-го формирования 149-й стрелковой дивизии на должность полкового комиссара. Дивизия формировалась в Рязани, а потом с боями прошла до Праги. Петр Кулешов в одном из первых боев в Калужской области пропал без вести. Дочь до сих пор ведет поиск и очень надеется, что еще узнает об отце.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 228 (5022) от 05 декабря 2015 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Вести районов
Читайте в этом номере: