08:36 МСК
Среда
22 / 11 / 2017
2825

Театральный человек

15 мая Рязанский театр кукол поздравит с юбилеем актрису Зою Бгашеву, которая более 40 лет играет на его сцене. она – большой мастер своего дела и бесконечно любит актерскую профессию. 

Р.В. – Зоя Дмитриевна, расскажите о себе и о том, почему решили стать актрисой.

З.Б. – Я родилась в Рязани, с этим городом связана вся моя жизнь. Здесь я выросла, окончила школу, работаю. Всегда жила с мыслью о том, что обязательно стану артисткой, хотя в нашем роду никогда не было представителей актерской профессии. Учась в школе, с нетерпением ждала открытия Дворца культуры нефтяников, чтобы заниматься в театральной студии. После окончания школы я три раза поступала в театральное училище, грезила будущей профессией, видела себя драматической актрисой, но что-то не складывалось. Я не отчаивалась, так как сразу после школы и первой попытки поступления пришла работать в театр кукол и после прослушивания, с легкой руки Аскара Майоровича Тагера, была принята на должность актера вспомогательного состава. Помню, в первом же спектакле «Гасан – искатель счастья» я была «подсадной уткой» – сидела в зале в школьной форме, как обычный зритель, а после обращения актера к залу вызывалась выйти на сцену, где меня уже ждала моя кукла. Однажды, когда на спектакле было много школьников, мой порыв выйти на сцену чуть не сорвали две учительницы, не пускавшие меня туда, выясняя, из какого же я класса. Буквально через неделю после моего устройства на работу в театр мы уехали на гастроли, и уже тогда я близко познакомилась с куклами, получила первый опыт работы с ними. Мне было интересно наблюдать за тем, как актеры работают с куклой, стала им помогать, а они учили меня, как правильно «держать уровень», объясняли, как важна выразительность и точность движений. Я старалась, занималась каждый день! Спустя неделю на гастролях мне уже доверили управление куклой.

Р.В. – Как отнеслись к выбору вами профессии родители?

З.Б. – Очень спокойно. Мама знала, что я всегда хотела заниматься в театральном кружке. Она гуманитарий, работала в школе, потом получила второе высшее образование по специальности «библиотечное дело» в Ленинградском институте культуры, стала заведующей библиотекой. Когда, будучи ученицей шестого класса, я поступала в театральную студию во Дворец культуры нефтяников, она проводила меня на экзамен и подсказала, что комиссия может дать задание на проверку физических действий, пояснив на примере, как это может быть. На экзамене, который был для меня серьезным испытанием (я не только волновалась, но и сначала не могла даже решиться идти его сдавать), все случилось так, как сказала мама. Меня попросили пойти взять веник и подмести пол. Я не растерялась и сделала это естественно и непринужденно. Экзамен я сдала, поступила и занималась в студии до окончания школы.

Мой преподаватель Александр Михайлович Лелевкин, прекрасный педагог и фанатик театрального дела, когда-то сам мечтавший стать актером, занимался с нами серьезно, много нам дал и всегда старался внушить, что мы не просто школьники, а студийцы, будущие актеры, и поэтому должны вести себя и поступать соответствующим образом.

Р.В. – Почему вы решили поступить в Свердловское театральное училище на специальность «актер театра кукол»?

З.Б. – К моменту поступления я уже проработала в театре 4 года, влюбилась в свое дело, меня перевели в основной состав, и мысль об учебе почти перестала меня посещать. Стоит сказать, что в то время мало кто из актеров имел специальное образование, однако в театр стала приходить молодежь после окончания театрального училища (как раз Свердловского). Я все чаще стала слышать от своего режиссера и молодых коллег о том, что мне надо учиться. Для поступления в училище я придумала и подготовила хороший этюд, который мы потом несколько лет играли в театре в капустниках, о любви двух кружек (Он – в очках, Она – с длинными ресничками). Так началась моя четырехлетняя учеба.

Р.В. – Что запомнилось в годы учебы? Как повлияли на вас педагоги?

З.Б. – Учиться было интересно, я была очень увлечена, старалась, и диплом у меня с отличием, красный. Годы обучения – это самое настоящее счастье. Мы много узнали, занимались всем, что нужно актеру в его профессии, ходили в театры – музыкальный, драмы, кукольный, театр юного зрителя. Жили в общежитии, в комнатке три человека, заниматься было практически негде – только сидя с книжкой на кровати. Да и времени на эти «домашние» занятия не хватало – с утра до вечера мы находились в училище. У нас были потрясающие педагоги: В.В. Обухов, Э.Б. Еремеев, Р.С. Варганова, многие другие. На их занятиях мы сидели, как завороженные. Римма Степановна Варганова вела у нас «сценическую речь» и была нашей классной дамой. Это удивительный, целеустремленный, энергичный, светлый человек, отдававший всю свою жизнь студентам. Часто вывозила нас на природу, в горы, затевала дискуссии на интересные темы и всегда заряжала своей энергией. С однокурсниками дружим до сих пор. В прошлом году ездили в Екатеринбург, теперь в нашем здании находятся только кукольники, а училище расширилось и стало театральным институтом.

Р.В. – Театр кукол сегодня – это потрясающий творческий коллектив, чья работа интересна и детям, и взрослым. Уровень художественного мастерства чрезвычайно высок, и поддерживать его стоит усилий. Как вы думаете, за счет чего (или кого) он остается неизменным много лет?

З.Б. – Мы все любим свое дело. Есть такое понятие «театральный человек». У нас «нетеатральные» люди не задерживаются. И речь не только об актерах, но и о тех, кто обеспечивает работу театра, – водителях и вахтерах, бутафорах, монтировщиках и многих других, кого объединяет желание здесь работать, гореть, творить и просто любовь к своему делу. В нашем коллективе – только «театральные» люди!

Р.В. – Есть ли у вас любимые или особо запомнившиеся роли?

З.Б. – Конечно, и их много. Каждая роль – как рождение ребенка, и от того, как происходит этот процесс – естественным путем или через кесарево сечение, зависят успех и продолжительность жизни роли. Если все идет свои чередом, естественно, роль получается, на мой взгляд, замечательной. Для меня так было со спектак­лем по венгерской сказке «Белая роза», где я играла мальчика. Роль была романтической и трогательной, спектакль играли сотни раз, и дети смотрели его, затаив дыхание. А, к примеру, в сказке «Носорог и Жирафа» я играла Жирафу, кукла была очень весомой и… рослой, и все время на сцене я должна была держать ее на высоко поднятых руках. Зрители всегда смотрели этот спектакль с большим интересом. Нравятся спектакли «Клочки по заулочкам», где играю Зайчика, «Колобок, или В гости к бабушке», «Кошкин дом» (там я Кошка). Не очень люблю ввод – срочную замену актера, занятого в постановке, и вот почему: я человек процесса, не могу быстро перестроиться и сразу выдать результат, мне надо вжиться в роль, сродниться с ней. Бывает, что роль может стать проблемной для актера, и для меня почему-то такой оказалась Герда в сказке «Снежная королева»: мне казалось, что не так играю, я очень переживала и даже плакала после спектакля. Но, к счастью, чаще всего роль становится родной, как было со спектак­лями «Волшебное кольцо», «Сказки Пушкина».

Р.В. – Скажите, чем привлекает театр кукол взрослых зрителей?

З.Б. – В театре кукол намного больше возможностей для реализации замысла режиссера, тем более сейчас, когда появились новые технологии, мультимедиа и сама техника, позволяющая их применить. Есть вещи, которые в драмтеатре невозможно сделать в принципе.

Р.В. – Часто ли приходится ездить на гастроли? Бывают ли они длительными?

З.Б. – Театр выезжает часто на гастроли и участвует в работе многих знаковых фестивалей. В пяти номинациях был представлен спектакль «…И НАКАЗАНИЕ» на фестивале «Золотая маска» в Москве. Недавно вот вернулись из Иванова с театрального фестиваля «Муравейник», в конце апреля театр принимал участие во всероссийском фестивале в Самаре «Волжские театральные сезоны» и получил дипломы лауреатов. А я вот помню, как на гастроли выезжали в область, по селам и деревням, каждый день давали по два спектакля, причем только вечерами, когда работники вернутся с полей и ферм, после вечерней дойки. Это было очень утомительно, уставали… На спектакли собирались стар и млад, и нас всегда встречали очень тепло, с пониманием и восторгом. Однажды на мою реплику со сцены «Нет на свете справедливости…» старушка, сидящая в первом ряду, горько вздохнула и ответила: «Правильно, милок, говоришь…».

Р.В. – Много ли у вас свободного времени? Как любите его проводить?

З.Б. – Все свободное время я посвящаю любимому внуку, солнышку моему, и даче, куда я всегда стремлюсь. Выращиваю цветы и все, что нужно, ухаживаю за садом, кормлю приходящих к даче котов, наблюдаю за ними. Общение с природой очень важно для меня.

Р.В. – Дорогая Зоя Дмитриевна! Примите искреннюю благодарность за ваш светлый, красивый труд, приносящий радость всем зрителям, позвольте поздравить вас с юбилеем и пожелать всех земных благ, успехов, любви и понимания близких людей, крепкого здоровья, новых ярких ролей и оглушительных аплодисментов!

З.Б. – Спасибо большое! В свою очередь хочу пожелать всем прежде всего мира. Мы победили в такой страшной войне… Мой отец воевал, пережил блокаду Ленинграда. Пусть это никогда не повторится! Жизнь так коротка, не тратьте ее на пустяки. Радуйтесь солнцу, миру, добру, будьте здоровы и счастливы!

Беседовала Светлана Ардашева

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 82 (5123) от 13 мая 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

В Рязанской области пройдет Всероссийская конференция по вопросам сохранения и возрождения малых исторических городов

Рязанскую область на Поклонной горе представляли сасовские исполнители песен

Золотые ладьи: путь из Самары в Рязань

Помнит сердце, не забудет никогда
В Центральном парке культуры и отдыха в День Победы прошли ставшие уже традицией народные гуляния «В шесть часов вечера после войны»
Цвет против стресса
Зачем взрослым нужны раскраски?
Татьяна Железнова
Читайте в этом номере: