лизинг
01:45 МСК
Понедельник
23 / 10 / 2017
1297

Уроки скорбной даты

Пожар на Курше-2 описан даже в учебниках по лесоведению

В этом году исполнилось 80 лет трагедии, случившейся в центре мещерских лесов. В наши дни остались единицы очевидцев, которые могут поделиться своими воспоминаниями. В январе умерла Лидия Смирнова (после замужества Аблова), которая помнила о случившемся и рассказывала подробно. Душевную рану она бередила не для того, чтобы сделать больно себе, а чтобы другие помнили, чем может обернуться лесной пожар, а если случится беда, принимали меры оперативно.

…По документам Тумского райлесхоза, 3 августа 1936 года лесным пожаром было уничтожено «3 селения, погорели все постройки колхозников, а также общественная постройка колхозов». Особенно пострадал поселок лесозаготовителей Курша-2, сгоревший практически полностью. В поселке и в округе погибло большое число жителей, заключенные, работавшие на лесосеках.

Недавно мне удалось побывать на месте трагедии. Зрелище – грустное, хотя еще 2 года назад знак населенного пункта с надписью «Курша-2» с перечеркнутыми крест-накрест двумя черными полосами был на видном месте. Табличка была изготовлена и установлена пять лет назад. В этом году этого обозначения мы не обнаружили, хотя не исключено, что табличку просто-напросто перенесли или взяли обновить.

Братские могилы, где покоятся останки людей, погибших во время пожара, заросли. Причем так, что непосвященный и не догадается, в каком месте он оказался. Только большой крест да плита с пока еще читаемой надписью напоминают о событии восьмидесятилетней давности. Но нельзя придавать забвению ту страшную беду.

Даже если верить статотчетам того времени, которые очень сильно разнятся в цифрах (в районной газете на следующий день после пожара сообщалось о 250 погибших, а на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 16 августа – о 313 жителях поселка), то и это очень много.

По словам Лидии Смирновой и Нины Сазиковой, с которыми я встречалась 2 года назад, погибших было более 1000 человек.

Очевидцы вспоминали, что пожар заметили накануне. Утром ветер потянул в сторону Курши, и стало ясно: надо немедленно уезжать. Подали узкоколейный поезд с неразгруженной древесиной (этим уже некогда было попросту заниматься), и на него спешно стали сажать женщин и детей. Кто-то не поспевал, кого-то ждали, кто-то бежал на поезд с охапками имущества. Промедлили. Поезд тронулся, когда Курша вспыхнула, как спиченный коробок. «Казалось, горел даже воздух. Загорелись дрова на платформе, и люди оказались на бегущем по рельсам костре. Поезд далеко не ушел – огонь перерезал дорогу. Паровоз зарылся носом на сгоревшем мосту», – вспоминала Анна Архиповна Вольтова, которой чудом удалось выжить в огненном кошмаре, вместе с мужем, который работал кондуктором поезда, они бросились сквозь огонь.

Колхозник Григорий Клементьев, с воспоминаниями которого также удалось познакомиться, рассказывал, что он в этот день с другими колхозниками косил траву: «Услышав рев пожара, мы быстро среагировали и бросились к маленькому болотистому островку. Стена огня неслась по борам с бешеной скоростью. Головешки и горящие ветки ветром относило чуть ли не на 10 километров».

Наибольшее число погибших оказалось среди людей, которых пытались эвакуировать. Люди, успевшие спрыгнуть, бежали от огня, который не давал им никакого шанса на спасение.

Те, кто остался в поселке, залезали в колодец или в выгребную яму. Колодцы, к слову, не спасли никого. Бревна сгоревшего сруба падали на головы тех, кто прятался от огня. Больше повезло тем, кто зарывался в песок, предварительно вылив на себя ведро воды или накрывался мокрым одеялом.

Очевидцы вспоминали фамилии руководящих работников Курши-2 – Субботина и Закурдаева. Было мнение, что их посадили в тюрьму, но, изучая архивные документы, меня поразило, что ни в партийных архивах, ни в документах о работниках железной дороги подтвер­ждений, что хоть кто-то был привлечен к суду, я не нашла. А ведь было за что: за неправильно проведенную эвакуацию, за плохое информирование жителей поселка о способах выживания в таких условиях, нет данных о том, что проводились сходы. Поселок был большой – сотни домов. Станция, деревообрабатывающее предприятие, школа, магазин. Шла подготовка к открытию Дома культуры, рассчитанного на 1000 посадочных мест.

…Прошло много лет, и многое, конечно, стало обрастать вымыслами и легендами. Говорят, что на похоронах присутствовал Никита Хрущев, выступал со скорбными речами. Неофициально, якобы, приезжал Михаил Иванович Калинин – узнавал о нуждах погорельцев.

В документах тех лет, полученных по запросу из архива, просматривается и отношение власти к беде людей. Так, бесплатный отпуск древесины для восстановления жилья по 35 кубометров на каждый дом был признан незаконным. Тумский райисполком почему-то вынес решение: «Обязать Тумский райлесхоз и райфо взыскать с колхозов и колхозников корневую стоимость бесплатно отпущенного леса в конце 1937 года»…

Нельзя такое забывать. Лесные пожары 1972-го и 2010 годов еще раз напомнили нам всем, какой бедой оборачивается пожар в лесу.

Сегодня приняты меры по оснащению спецтехникой организации «Пожлес», созданы пожаро-химические станции на территории региона, региональный диспетчерский пункт, установлены камеры наблюдения на вышках сотовой связи. Но в большинстве случаев начало пожара в лесу – человеческий фактор…

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 157 (5198) от 27 августа 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Региональные новости
Сделали выводы
Комиссия минлеса провела проверку лесничеств
Лада Петрова
Читайте в этом номере: