21:36 МСК
Четверг
30 марта 2017 года
Завтра в Рязани по ряду адресов отключат электроэнергию В Рязанской области расследуют нарушения правил перевозки детей на спортивные соревнования, повлекшие гибель троих детей В Рязани ищут очевидцев ДТП Жителю Рязанской области грозит 5 лет колонии за кражу из гаража За убийство отца житель Рязанской области получил 9 лет 6 месяцев колонии
01.10.2016
Просмотров: 1547

Беспросветный индивидуализм

Захотелось мне поехать в отпуске на Байкал. Глянул на цены и – не поехал. Самые дешевые билеты на самолет в оба конца обойдутся примерно в 30 тысяч рублей. За эти деньги можно неделю отдыхать где-нибудь в Тунисе по системе «все включено» и перелетом туда и обратно.

Здравствуй, дача! Ни минуты не пожалел о том, что провел неделю отпуска под кронами деревьев яблоневого сада. Все здесь мне мило: и обмелевшая речка Павловка с цветущей водой, и колодец, к которому хожу по дороге с ямами и колдобинами, и погнутые, искореженные въездные ворота в садоводческое товарищество, и коты всех расцветок, высокомерно ждущие подношений дачников. Нравится мне все это потому, что чувствуется гармония. Нет здесь того контраста с нашей повседневностью, который бьет в глаза на иноземных курортах.

В субботу председатель правления отчитывался на собрании о текущем положении дел садоводческого товарищества. Половина дачников не платят за свои сады, но хотят получать все блага и чуть ли не обогреватели ставят в теплицах, чтобы снимать краснодарские урожаи. Если разбить взносы по месяцам, выходит всего по сто рублей, но и об этой малости забывают.

На собрание пришло два десятка человек, а участков почти тысяча. Что делается за собственным забором, людей перестало волновать в принципе. Лучше будут рассуждать о международном положении, но пилу не возьмут и не спилят ветки, заслонившие линию электропередачи общего пользования. Из-за этого свет частенько гаснет у всех.

Пока слушаем отчет председателя, мимо вальяжно проплывают автомобили, оставляя за собой облака пыли. Небедный народ владеет участками. Все больше тех, что приезжают на пикники, а копание в грядках – не более чем дань деревенскому прошлому родителей. Угли для шашлыков, кстати, привозят готовые, из магазинов.

Женщина у моста рассуждает: «Ну хоть бомжи пошли состоятельные, по дачам меньше лазят, и то хорошо». Несколько лет назад, правда, украли плотину из реки и сдали в металлолом, но об этом уже стали забывать.

Смотрю на разбитый фонарь под крышей правления и думаю: неужели были те времена, когда мы составляли графики дежурств по территории товарищества, обходили все секции с красными повязками на рукавах, чтобы сберечь урожай от воришек. А теперь психологи говорят про туннельное сознание – это когда раздражает все, что не касается твоих личных интересов. Беспросветный индивидуализм доводит до трагедий.

В пять утра вскочил с кровати, ошарашенный треском падающего дерева. Столб высоковольтной линии электропередачи вывернуло с корнем. На берегу застал четырех наших мужиков, предпринимающих титанические усилия, чтобы поставить столб и натянуть провода. Легко сказать – поставить. Вообразите бревно высотой с двухэтажный дом в пол-обхвата, да еще притороченный к бетонной свае в человеческий рост. Председатель вернулся ни с чем – добровольных помощников по всем садам не нашлось. Наш добрый мастер на все руки дядя Коля, хватавшийся то за сердце, то за печень, встал на самый трудный участок. Был момент, когда мне показалось, что позвоночник у меня от напряжения переломится пополам. Но куда мне было до Михаила, до Васи, до Коли, которые так налегли на мачту, что она сдалась и покорилась!

И вот я иду мимо покореженных ворот, чудом уцелевших от вандалов, и думаю: что общего между коллективизмом и самоуправлением? Почему коллективизм в стране хоть как-то работал, а самоуправление загибается у нас на глазах? Не то чтобы люди раньше очень уж верили в светлое будущее. Но когда дело касалось тех же субботников, на них выходили еще и потому, что стыдно было отсиживаться, в то время как другие пашут. Сегодня не стыдно никому и ни за что. Личное настолько сильно перевешивает общественное, что чаша весов склонилась до самой земли, придавив все прежние идеалистические порывы. Да и о каком коллективном сознании можно говорить, когда даже социальные функции государства стремительно коммерциализируются.

На следующий день я узнал о том, что дядя Коля умер. Мужики рассказывали: когда поставили столб и натянули провода, Николай Васильевич пошел домой, да, видать, сердце прихватило. Вышел во двор и уже не встал со скамейки. Светлая ему память!

Порядочные, совестливые люди сейчас совершают невозможное, чтобы хоть какой-то ток бежал по проводам. И надрываются.

Шли дни, столб с проводами стоял, как и прежде. И мало кто знал о неизвестном подвиге электрика, расплескавшего на этом берегу остаток своего здоровья. Так мне казалось. Но, гуляя в этих местах, нет-нет, да и встречу прохожего, который задумчиво смотрит на могучий столб, намертво прикрученный вязальной проволокой к свае, и словно соизмеряет свои силы с эдакой махиной, покорившейся низкорослому дяде Коле. Воистину, не знаем мы, что будет с нами через час. Как не знаем и того, какой след оставим в памяти людей и как дело наше отзовется.

Самый спортивный университет
Кубок победителя региональной межвузовской спартакиады вручен РГУ имени С.А. Есенина.
Михаил Скрипников
Екатерина Мечетина: «Могу угадать музыканта в человеке по глазам»
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: