09:37 МСК
Понедельник
27 марта 2017 года
«Увертюру весны» для рязанцев написали художники Прорыв тепломагистрали, из-за которого в Рязани без тепла остались 116 домов, 9 школ и 4 детских сада, сегодня будет ликвидирован В Рязани ликвидировали ямы еще на 17 участках дорог Жительница Рязанской области фиктивно поставила на учет в своем доме иностранца Глава рязанского региона Николай Любимов рассказывает в ТАСС о стратегии социально-экономического развития области
04.10.2016
Просмотров: 1443

Российский фактор

Двенадцать лет назад, в такие же октябрьские дни, мне довелось быть на западном побережье США, в Сан-Франциско. Страна готовилась к президентским выборам, но мы этого почти не ощущали.

Ну, раздавали в центре города листовки за тех или иных кандидатов, ну, мелькали то здесь, то там портреты Буша и его соперника, по телевизору шла реклама, в которой мы мало что понимали. Слова «Россия» и «Путин» в кампании не звучали, она, как обычно в Америке, была сосредоточена на внутренних проблемах. О Путине нас, конечно, расспрашивали и тогда, но только в таком контексте: вас не волнует то, что ваш президент работал в КГБ? Нас это совершенно не волновало, чего мы и не скрывали, и вообще, пытались всячески объяснить, что Владимир Путин – наш президент, и мы сами себе его выбрали, так что не их американское дело рассуждать о достоинствах и недостатках нашего выбора…

Теперь, двенадцать лет спустя, российский фактор стал одним из самых обсуждаемых в президентской кампании в США. И Хиллари Клинтон, и Дональд Трамп то и дело всуе поминают Россию и ее лидера. Действующий президент Барак Обама вообще заявляет о том, что избрание одного из кандидатов выгодно России… Взаимоотношения США и России обсуждаются в ходе избирательной кампании так же активно, как отношения демократов и республиканцев в американском обществе. Почему?

Сдается мне, что таким настойчивым образом внимание американского избирателя, обычно весьма равнодушного к внешнеполитическим проблемам, отвлекают от серьезных внутренних вызовов. И тот, кто считает, что у жителей заокеанской державы проблемы – в дефиците, мягко говоря, глубоко ошибается. Телевидение ничего не передергивает, когда рассказывает миру о почти ежедневных перестрелках в городах и городках США на бытовой почве, о протестах против произвола полиции. Право на свободу ношения оружия в Америке давно стало предпосылкой своеобразного бытового террора.

К числу столь же неразрешимых проблем американцы давно относят состояние своего здравоохранения. И реформа здравоохранения, предпринятая президентом Обамой, к улучшению ситуации не привела. О гигантском госдолге США не говорит сегодня только ленивый. О неудачах в переговорах с Европой о трансатлантическом договоре о торговле уходящая администрация скромно умалчивает. Американцы вывели войска из Ирака и оставили его на растерзание террористам, но никак не могут завершить вывод войск из Афганистана – с тем же результатом. Обо всем этом не очень хочется говорить ни администрации Обамы, ни Хиллари Клинтон.

И тогда сама собой напрашивается другая тема – внешняя угроза. От кого она исходит? Может быть, от международного терроризма? Но если заявлять об этом, надо окончательно рассориться с Саудовской Аравией. Этого делать не хочется. А вот Россия – очень достойный кандидат на роль внешнего противника. Тем более что ведет она в последние годы себя неподобающим образом: действует в собственных внешнеполитических интересах, сама решает, с кем ей дружить, а с кем строить иные отношения, демонстрирует всему миру свое военное могущество, помогает союзникам, успешно противостоит политическим оппонентам, и в условиях экономического кризиса и санкций не разваливается на куски, а консолидируется. Совершенно недопустимое своеволие в глобальном мире. Вот и решили поговорить с американскими избирателями об этом. Внешний фактор на выборах начинает работать тогда, когда обсуждение внутренних проблем бесперспективно и не вызывает энтузиазма граждан.

На минувшей неделе завершился год пребывания российских войск в Сирии. Он был очень непростым для России хотя бы потому, что страна потеряла в этой войне 20 своих граждан. За год удалось достичь меньших результатов, чем те, на которые рассчитывали в начале операции. Но при этом сирийская государственность устояла, и вооруженные силы страны демонстрируют способность не только противостоять террористам, но и оттеснять их с занятых позиций. Начат и набирает силу процесс примирения – непростой, болезненный, прерывистый, но он идет. Большинство сирийцев устали от войны. Российские войска в ходе военных действий продемонстрировали уровень своей боеспособности и удивили многих. Кое-кого – неприятно удивили. Не удалось наладить сотрудничество с США и созданной американцами коалицией. Но есть еще надежды на успешное продолжение дипломатических усилий.

Американцев, особенно в погонах, российские успехи в Сирии раздражают, тревожат, злят. Отсюда – угрозы в комментариях госдепа и информационная война против нас. А мы добиваемся главного – остановки террористической угрозы на подступах к нашим рубежам. Пока общими усилиями армии и правоохранительных органов это удается. А теперь вы представьте себе ситуацию, когда весь Ближний Восток и Афганистан оказались в руках террористов всех мастей и флагов. И вся эта орда копошится в южном подбрюшье России. Нам это надо? А нашим геополитическим противникам просто необходимо. Противостояние этой угрозе – наша главная забота, а не успех кандидатов на пост президента США.

Возвращение к читателю
Иван Макаров – имя, которое мы снова узнали
Автоматически и в срок
Будет произведен перерасчет увеличенных социальных пособий
По материалам официального сайта Правительства области
Читайте в этом номере: