17:31 МСК
Четверг
30 марта 2017 года
Рязанских студентов приглашают к участию в творческом конкурсе к 100-летию со дня рождения А.И.Солженицына Попасть в «Российское село – 2017» сможет каждый рязанецВрио губернатора Рязанской области Николай Любимов: «Качественно отремонтировать дороги в регионе – одна из главных задач»Рано утром в Рязани горело производственное здание на площади 400 кв. метровНиколай Любимов провел заседание комиссии по координации работы по противодействию коррупции в Рязанской области
07.10.2016
Просмотров: 585

Резная сокровищница

Автор фото: Дмитрий Осинин | Резная сокровищница
Фото: Дмитрий Осинин.

Совсем недалеко от Спас-Клепиков, возле деревни Лункино, раскинулся музей деревянного зодчества, которому больше подойдет титул «Мещерского Эрмитажа». Здесь собраны такие диковинки, которым может позавидовать любой крупный музей искусств. А еще здесь «живет» чудо рождения.

Но обо всем по порядку. Пресыщенные разнообразием впечатлений от жизни, московские туристы приезжают вдохнуть полной грудью воздух зеленого моря – Мещеры, которая раскинулась здесь на сотни тысяч гектаров. Кроме общения с природой, ни на что другое особо не рассчитывают, а зря. Прямо на берегу одного из огромных озер, но при этом в окружении леса – музей, ставший одним из главных центров резьбы по дереву не только в стране, но и вообще в Европе. Здесь можно увидеть такое, после чего еще долго остаешься под впечатлением. А у некоторых посетителей даже меняется личность… в лучшую сторону.

Человек, которому было не все равно

В музее изначально не было ничего кустарного или доморощенного. На пустом месте его создал и наполнил базовой коллекцией экспонатов известный на всю страну меценат, тесно связанный с Клепиковским районом, директор одного из первых банков новейшей России, доктор экономических наук, академик, создатель «Межрегиональной школы мастеров» и множества образовательных программ для детей Владимир Грошев. Он был убежден, что искусство должно принадлежать не только народу, но и вечности. Его надо сохранять и показывать всем желающим, иначе можно запросто растерять чудесные образцы, созданные народными умельцами, а также юными учениками резных мастерских. Отца-основателя музея уже нет в живых, но дело его продолжается.

Наш ответ Диснейленду

На большой площадке, где расположено несколько бревенчатых выставочных залов музея, экспозиция начинается прямо при входе. Парк деревянных скульптур насчитывает несколько десятков образцов. Здесь есть шестиметровый ангел, вырезанный из цельного ствола сосны. Вообще прием, когда в основе скульптуры цельное, нераспиленное дерево, здесь очень широко применяется. Так созданы фигуры богатыря и других сказочных персонажей. А еще здесь есть карусель в форме раскинувшего руки лешего, дракон-силомер, лесной ксилофон и множество других аттракционов. Все оформлено исключительно в виде авторской резьбы. На поле скульптур регулярно проводятся художественные фестивали резьбы по дереву, всероссийские и международные. После них остается очередная партия шедевров во всех возможных стилях. К примеру, дракон – это прибалтийская школа деревянного зодчества, которая восходит к средневековой готике. А в центре поляны возвышается хозяин здешних мест – многометровый комар – настоящий хранитель леса, не позволяющий легкомысленным туристам углубиться слишком далеко в дебри.

Ценности под надежной крышей

В зданиях музея самый большой зал отдан точному макету древнего Московского Кремля, над которым народный художник России Виктор Бахарев вместе со своей семьей работал несколько лет. Композиция предназначалась для правительства столицы. Но в последний момент тамошние власти отказались ее выкупать, а клепиковский музей смог, и в итоге не продешевил. В дополнение к уникальному экспонату созданы точные модели еще нескольких храмов, в том числе легендарная церковь из заповедника Кижи. И все это обрамляют несколько залов, доверху заставленные элитной резьбой с более чем оригинальными решениями. Часть изделий сделана из можжевельника, который наполняет залы особым ароматом и обеззараживающими воздух фитонцидами. И можжевеловый массив дерева способен делать это годами.

Дымчатый уровень искусства

В соседнем домике – продолжение экспозиции, и открывается оно работами того, кого впору назвать художником эпохи Возрождения. Виктор Крестьянинов – художник-самоучка и одновременно «платиновый слиток» из мира резьбы по дереву. В свое время он жил и работал в Шиловском районе, но вот уже много лет как переехал в Германию, и связь с ним утеряна. Он где-то там, на сытом Западе сейчас творит свое неповторимое искусство, а здесь, в мещерском музее, остался маленький отсвет – всего десяток композиций, которые дают представление о том, что такое высший уровень работы с натуральными материалами. Крестьянинов всегда говорил, что лак портит дерево и недопустимо покрывать им фигурки. Художник бережно разводил краски и морилку водой, а затем этим легким раствором покрывал резные скульптуры, добиваясь эффекта легкой дымки. В результате все вырезанные им персонажи выглядят как живые, как будто мультгерои спрыгнули с киноэкрана и стали жить в реальности. Таковы, например, «Гриб-боровик», «Гном на пеньке», «Заготовки к зиме» – маленькие шедевры, которые не продаются ни за какие деньги. А еще у них есть свой секрет. Если взять в руки и перевернуть, то станет ясно, что у фигурок нет днища, вместо него – объемная картина врезана глубоко внутрь – как клеймо великого мастера

Другой мастер – педагог

Один художник уехал, а другой остался. И это здорово, ведь лучше всего у него получаются... мастера резьбы по дереву, которых он в своем кружке «производит» круглый год. Геннадий Нагейкин – это ведь именно он все это время водил нас с экскурсией по музею. Он руководит студией художественной резьбы по дереву. Здесь занимаются все и всем. Дети берут в руки резец и постепенно становятся такими мастерами, что их работы не отличить от изделий искушенных московских резчиков. В соседних залах большинство работ – детские. Но это становится понятным не сразу. Повсюду имена мальчиков и девочек в возрасте от 12 до 15 лет. Вот скульптура бурундука, которую в полумраке легко спутать с живым зверем. Кто же сделал шедевр? Оказывается, девочка 13 лет. А один из учеников Нагейкина пошел еще дальше и стал пусть и юным, но художником-концептуалистом. Вашему вниманию предлагается – летающая корова. А еще здесь есть целый зал коренпластики – резьбы по корягам и корням деревьев, результат порой бывает очень неожиданным, но всегда ярким. Описывать большую часть музея невозможно, это надо видеть своими глазами.

Детские руки – взрослый результат

Как же такое возможно? Ведь быть художником, скульптором, дано далеко не каждому. Тем более, когда речь заходит о таком сложном материале, как дерево. Это не глина, не пластилин, тут и резцы острые, и сучки коварные, а школьники берут и создают работы, которые они потом даже продают за серьезные деньги.

– Да, это оказалось возможным, – просто отвечает мне наставник юных мастеров Геннадий Нагейкин. – Владимир Павлович Грошев открыл семь школ резьбы по древу в Рязанской области, а еще одну – в Коврове. Но сейчас осталась единственная – наша, в Клепиках. У нас около тридцати учеников, которые постоянно учатся.

Не скажу, что способности у всех одинаковые, но есть ребята, которые исключительно хорошо режут, а потом уходят в художественные вузы. Научить просто хорошо вырезать из дерева можно любого ребенка. Дети ко мне приходят и говорят: «Хотим заниматься, но боимся, что не получится». Я им объясняю, что даже медведя можно научить кататься на мотоцикле. Главное – начать. Бывает, что ребенок ходит ко мне год, два, а на третий его прорывает и он выдает такой уровень, что просто удивительно. Был случай: один местный мальчик сделал фигуру лесного зверя и продал ее за сумму, раза в четыре большую, чем его семья зарабатывала в месяц. Вот тогда все ахнули. Музей – живой и постоянно развивается, пополняется новыми экспонатами – авторства талантливых детей и прославленных резчиков с мировым именем. Здесь уже сейчас более 3,5 тысячи работ. Двери открыты для всех, а экскурсоводы прямо-таки живут при музее. Деревянная резьба и веселит, и лечит душу. Всякий, кто побывал здесь хоть раз, уезжает под глубоким впечатлением и с желанием вернуться сюда, в резную сокровищницу, снова.

Грибная осень
Иван Назаров
Дом-матрешка с видом на Оку
Орнаменталист Алексей Акиндинов представил свое видение «Рязани будущего»
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: