14:52 МСК
Воскресенье
23 / 04 / 2017
1668

Помощь подоспела вовремя

Подробности спасения моряков потерпевшего бедствие в Охотском море теплохода «Брянск»

В редакцию прислал письмо рязанец, ветеран Великой Отечественной войны Дмитрий Тимофеевич Назаренко. Такие письма в нашей почте появляются все реже. Ветераны, к сожалению, уходят из жизни, и поэтому к каждому письму мы относимся с особенным вниманием, ведь в них – прямые свидетельства подвигов нашего народа в годы Великой Отечественной войны. Но подвиги совершались не только в военное время. Дмитрий Тимофеевич написал нам об одном эпизоде своей службы.

1948 год. Камчатка. Авачинская пристань военных сторожевых кораблей. В бухте находились фрегаты, полученные по лендлизу в Америке на войну с Японией. День был солнечный, моряки находились на верхней палубе нашего корабля, шутили, смеялись, радовались хорошей погоде. Вдруг командующий Камчатским оборонительном округом, генерал-майор Алексей Романович Гнечко приказал нам срочно выйти в Охотское море для спасения людей с терпящего бедствие парохода «Брянск».

Едва командир корабля приказал «отдать швартовы», крысы, как по команде, выбежали на палубу с противным визгом, держа крысят. Так они спасали свое потомство. Вся крысиная стая стала покидать корабль. Они даже забирали свои «постельные принадлежности» – тащили полотенца, носки.

Бывало, в дальних морских походах мы вечером ложились спать, а утром к удивлению обнаруживали, что вещи у нас пропадали. Даже обижались друг на друга, подозревая сослуживцев. А вот кто, оказывается был виноват…

И вот мы вышли из Авачинской бухты и взяли курс к месту крушения «Брянска». Когда до тонущего корабля оставались считанные мили, нас окружила стая касаток. Так и плыли рядом с нами, а к тонущему кораблю они подошли первыми, обошли вокруг, убедились, что на воде нет плавающих тел, и быстро ушли в открытое Японское море.

Когда наш корабль подошел к месту крушения, мы увидели страшную картину – носовая часть корабля с надписью «Брянск» висит на скале, а кормовой части нет. Мы подошли метров на 500. Ближе идти было нельзя, сильный шторм. Бросили якорь и спустили на воду наш корабельный катер, в котором к месту трагедии отправились 10 смельчаков. С пострадавшим кораблем соединились длинным стальным тросом. На свой корабль мы переправили озябших от холода моряков. Наш главный корабельный врач приказал всех раздеть и уложить ровными рядами, чтобы был свободный доступ к лежащим в котельных и машинных отделениях на решетчатом железном полу, обдуваемом теплым воздухом. Людей разогревали спиртом. Через полчаса ребята стали оживать. Всех оставшихся в живых мы переправили на свой корабль – 50 человек.

Все они радовались, обнимали нас, плакали, говорили слова благодарности нам, нашему командиру В.В. Меняйлову, замполиту корабля В.И. Демидову. Когда возвращались, услышали по радио сообщение о том, что теплоход «Брянск» потерпел крушение и надо идти к нему на помощь. А мы его уже спасли.

Благодаря мужественному, отважному боевому командиру Василию Васильевичу Меняйлову наш корабль пришел к месту крушения на 2 часа раньше других кораблей, принял все возможные меры для спасения 50 человек. Командиру корабля и всему личному составу объявили благодарность и вручили денежную премию. Мы отказались от премии в пользу пострадавших моряков «Брянска». Это было 8 марта 1948 года.

Прошло много лет, и хотелось бы знать, может, кто остался в живых с нашего сторожевого спасательного корабля?

Ветеран Великой Отечественной войны
Дмитрий Тимофеевич Назаренко

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 196 (5237) от 21 октября 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Время читать
Рязань остается городом, любящим книги
Ирина Сизова
Желаю труда для пользы людей и успехов
Читайте в этом номере: