14:46 МСК
Воскресенье
23 / 04 / 2017
1222

Время читать

Рязань остается городом, любящим книги

Недавно на ТВ промелькнула и не забылась информация, достаточно сенсационная для   нашей страны, еще недавно считавшейся самой читающей в мире: примерно 60 процентов наших сограждан не читают книги. Понятно, что они что-то читают: глянцевые журналы, тексты в Интернете, рекламные объявления… Но книг не читают совсем. Не имеют в доме. Не покупают. Не приносят из библиотек.

Библиотеки меняются разительно, превращаются в социально-культурные и информационные центры, используют современные формы и методы работы, новые технологические инструменты. Читатели приходят туда не обязательно за книгой. Книжные магазины привлекают покупателей – по нескольку тысяч человек в день. Но покупателей стало меньше, чем до 2008 года, до кризиса. Да и становится книжных магазинов все меньше. Издатели бьют тревогу:  издательский бизнес перестает быть прибыльным. На этом фоне  как нельзя вовремя  и на федеральном, и на региональном уровнях обсуждается концепция продвижения и развития чтения. Вроде как борьба с безграмотностью: вот возьмемся всем миром – и победим ее.

С вопросами о том, что происходит на книжном рынке, сегодня обратимся к человеку, который давно и успешно торгует книгами. При этом моя собеседница награждена Почетными грамотами Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям «за активную работу по развитию отечественного книгораспространения». Она – лауреат престижной премии «Человек книги», учрежденной газетой «Книжное обозрение» в номинации «Директор книготоргового предприятия», член Правления Ассоциации книгораспространителей России и стран СНГ. Наши читатели, наверное, уже поняли, что сегодня мы беседуем с директором рязанской сети супермаркетов «Книжный Барс» Светланой Платовой.

– Светлана Александровна, что происходит в книжном бизнесе? Ведь книгу все труднее издать и не так просто, наверное, продать?

С.П. – Тиражи книг в России падают. 2015 год был самым худшим в истории книгоиздания в Российской Федерации  после кризисного 2008 года. До 2008 года сохранялся рост количества наименований издаваемых книг, хотя суммарный тираж постоянно снижался. После 2008 года началась рецессия, продолжающаяся все последующие годы. И только 2015 год дал очень заметное падение показателей. И несмотря на то, что по количеству наименований выходящих книг мы остаемся четвертой страной в мире после Китая, США, Великобритании, все же и этот показатель  у нас стал меньше на 10 процентов к 2014 году. Средний тираж книги сегодня составляет около четырех тысяч экземпляров – просто мизер для нашей огромной  страны.  Заметьте, это – средний тираж, учитывая кодексы, конституцию, справочники. Художественные книги, выпущенные тиражом 500 экземпляров, совсем не редкость!

– Почему это происходит? Издавать книги невыгодно?

С.П. – Издатели боятся вкладывать  в издание новых книг деньги, потому что сегодня это огромный финансовый риск. Ведь издательский бизнес – очень сложный. Для него нужны длинные деньги. Человек, занимающийся этим бизнесом, должен  взять деньги в банке под высокие проценты  на длительный срок, издать большой тираж. Только в этом случае себестоимость книги будет ниже. Через какое-то время будет реализован этот тираж и вернутся деньги, если будут проданы все экземпляры до единого. Средняя оборачиваемость вложенных денег  – несколько лет. Но какие это будут деньги с учетом инфляции?  Поэтому издатель сегодня старается минимизировать расходы – издает «короткие» маленькие тиражи, быстро их реализует.  И если книга востребована на рынке, он ставит ее в допечатку. Если нет реализации, то книги оседают в магазинах, деньги назад не возвращаются, и новых изданий тоже нет.

 – И как же вы работаете в таких условиях?

С.П. – Сегодня торговые сети и независимые книжные магазины  «вылавливают» интересные книги. Иногда, если это новый автор, непонятно,  будет та книга пользоваться спросом или не будет. Допустим, она разошлась хорошо. Заказываем в издательстве новую партию, а там ее нет, тираж закончился. Издатели дают книготорговцам книги – некоторые в предоплату, некоторые с отсрочкой платежа. Книги отдали, а деньги возвратятся через год-полтора. Бывает, что контрагенты деньги вообще не заплатят. Ведь сейчас в стране книжные магазины закрываются, проходят процедуры банкротства.  Я хорошо знакома с директорами известных российских издательств. У многих больше половины оборотных средств, вложенных в книги,  отданы в различные каналы распространения. Оставшаяся меньшая часть лежит на складе, не востребована. Чтобы получить новый кредит, издатели вынуждены  закладывать свое личное имущество. Ну и сколько они новых книг издадут?

В прошлом году на сайте Российского книжного союза был впервые опубликован рейтинг книготорговых компаний, где рязанский «Книжный Барс» по праву располагается среди тех немногих, кто относится к категории А, то есть очень надежных, выполняющих все договорные обязательства, партнеров. Это сделано и обнародовано для того, чтобы издатели четко представляли тех, с кем работают, минимизировали риски.

– Издательский бизнес как-то приспосабливается к этим условиям?

С.П. – Он укрупняется. Мелкие издательства поглощаются более крупными, некоторые закрываются. Например, в одну группу «Эксмо-АСТ» входит десяток разных издательств. Собственник один. В стране сегодня зарегистрировано 5600 издательств, из которых работают 1200. Это активно действующие издательства, которые выпускают хотя бы  одну книгу в год.

– Что делать в складывающихся условиях? Нужна государственная поддержка, особенно мелким провинциальным издательствам?

С.П. – Мы говорим об издательствах, а помощь нужна всей отрасли и книжным магазинам тоже. Если книги издаются, а их негде продавать, то и издавать их тогда незачем! Все взаимосвязано. В 1990 году в РСФСР было 8500 книжных магазинов, в 2015-м в России едва-едва насчитывается 1500 магазинов.

Но господдержка для издательств есть. На сайте Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям можно прочитать о программе помощи для издания социально значимых произведений. Эта программа реально работает уже несколько лет, выделяются огромные средства. Просто этого недостаточно. За последнее время органы государственной власти осознали, что с книжной отраслью в целом в стране происходит беда. Необходимость развития инфраструктуры чтения в стране и в регионах назрела. Надо больше говорить о Чтении и Книге. Год литературы в России закончился, а инициативы, начатые тогда, приобретают реальные черты уже сегодня и, очень надеюсь, в ближайшем будущем. Хорошо, что появились такие масштабные книжные ярмарки, как «Красная площадь» в Москве, книжные фестивали, как «Читающий мир» в Рязани. На них реализуется множество книг, в том числе местных авторов и издательств. Но нужны новые подходы к книжной торговле.

На сентябрьской Московской книжной выставке-ярмарке стало известно, что Минэкономразвития России принял решение о приравнивании книготорговых организаций к компаниям, которые занимаются социальным предпринимательством. Ведомство продолжает работать над законопроектом по применению специальных налоговых режимов для организаций, осуществляющих розничную торговлю книгами. Так что подвижки в этом направлении есть.

– Но ведь вы в этих условиях не сокращаетесь, а открываете новые магазины?

С.П. – «Книжный Барс» – это локальная сеть, состоящая из пяти книжных магазинов. В ассортименте ежедневно сто тысяч наименований книг и канцтоваров. Не в каждом областном центре есть свой книготорговый оператор такого уровня. На фестивале «Красная площадь» в Москве в этом году  мы получили грамоту как книготорговая сеть за высокие достижения в книжной торговле в 2015 году, за активную и систематическую работу по продвижению и развитию чтения, отдельно награжден и один из наших новых магазинов за успешный старт-ап. Покупателей у нас  много, они не уходят, за это мы благодарны всем любителям чтения. Рязань – город читающий!

 – Но ведь в районах области книжных магазинов не осталось.

С.П. –  В области книжных магазинов практически нет. Лишь единичные энтузиасты держат небольшие книготорговые точки. Был опыт работы в одном из районных центров и у нас, но пришлось его  закрыть, после того как собственник помещения резко поднял арендную плату. Открывать современный книжный магазин в городе  с населением менее 30 тысяч человек сегодня невыгодно. Сейчас перехожу к главному – принципу доступности книги, доступности к информации, к знаниям.

Это доступность территориальная  – возможность прийти в ближайший книжный магазин и купить либо пойти в ближайшую библиотеку и взять книгу прочитать.

Второе важнейшее условие – возможность взять ту книгу, которая нужна. Ретроспективные объекты хранятся, конечно, в библиотеке. Свежие, актуальные книги – это книжный магазин. У нас в сети представлены книги из 400 издательств России и стран СНГ. Очень мало магазинов, которые работают с таким количеством поставщиков. Если у нас нет книги, то покупатель может ее заказать прямо в магазине или на нашем сайте.

Третий пункт доступности книги – это приемлемость цены. В нашей сети цены приемлемые, так как уровень наценки невысок. Кроме того, больше половины покупателей у нас владеют дисконтными картами и используют их при покупке. Я посмотрела данные продаж за первое полугодие – 90% проданных книг в экземплярах имели цену до 300 рублей

– То есть на общем фоне мы выглядим весьма неплохо?

С.П. – В других городах нашим результатам удивляются. Я все время говорю, что у нас в Рязани интеллигентный покупатель и читатель. И мы должны не ограничивать круг чтения, а максимально удовлетворять потребности наших граждан. Проблема с книгами есть в районах области, но здесь нам могут помочь исполнительные органы власти. Всем миром взявшись за проблему популяризации Чтения и Книги, мы добьемся того, что читать опять станет модно!

– Я уверена, что вы с этим справитесь. Ведь если есть покупатель-читатель, будет и книга.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 196 (5237) от 21 октября 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Помощь подоспела вовремя
Подробности спасения моряков потерпевшего бедствие в Охотском море теплохода «Брянск»
Читайте в этом номере: