Нити Арена
22:34 МСК
Четверг
21 / 09 / 2017
698

Найти в традиции себя

Гость фестиваля «Читающий мир», прозаик и критик Алиса Ганиева – о литературе, стереотипах и дружбе народов
Автор фото: Татьяна Клемешева | Найти в традиции себя
Фото автора.

Встречи с литераторами, лингвистами, политологами и другими людьми, которых знает вся страна, – неотъемлемая часть Всероссийского фестиваля национальной книги «Читающий мир». И, конечно, разговор о литературных традициях разных наций немыслим без их представителей, которые хорошо знают, чем живут и дышат на их исторической родине. Уроженка Дагестана, писательница Алиса Ганиева – аварка, и представителей этой народности больше всего в республике. Журналист, прозаик, критик, лауреат премий «Дебют» и «Русский Букер», она уверена: будущее и ее родины, и всей России – во внимательном, вдумчивом отношении к традициям. О том, как соотнести обычаи и устои с современными реалиями, о самобытности и самоуважении людей Алиса Аркадьевна беседовала с читателями.

Гамзатов – глыба и литературная память

Один из самых предсказуемых вопросов, который прозвучал еще в начале вечера – о преемственности в литературе Дагестана и, конечно, о влиянии творчества Расула Гамзатова. По словам Алисы Аркадьевны, в республике сейчас живут представители более ста народностей, у которых есть свои языки и особенности жизненного уклада. Тем не менее по разным причинам у них нет или почти не сохраняется литературных произведений: так, из работ на местных языках чаще всего публикуются тексты на аварском, а это, как мы помним, самая многочисленная этническая группа в Дагестане. Свою роль, считает Ганиева, сыграла и перестройка, а затем и распад СССР, после которого на ее родине «осталось мало прозаиков».

«Когда я начала работать с текстом, то осознала, что у нас нет какой-то своей, местной литературной традиции. Конечно, был соцреализм, но он по многим причинам не подходил, чтобы говорить о современных событиях. Были «высокие каноны» прозы, но они не подходили тоже. Поэтому мне как автору пришлось многое придумывать самой, создавать свой язык. Естественно, реакция на мой труд была очень разной и не всегда лестной», – рассказала писательница о начале своей карьеры. Многие гости узнали, что первое свое произведение – повесть «Салам тебе, Далгат!» – девушка опубликовала под мужским именем, чтобы читатели могли сосредоточиться на содержании, а не на фигуре автора.

О Расуле Гамзатове, самом известном писателе Дагестана и лауреате многочисленных советских премий, Ганиева отозвалась очень тепло. По ее воспоминаниям, это был не только очень даровитый автор, но и очень добрый, искренний, ироничный человек, а не «кабинетная фигура». «Надо признать: Гамзатов – это глыба. Но за этой глыбой потерялись многие самородки», – добавила Алиса Аркадьевна. Гостям, заинтересовавшимся местной прозой и поэзией, она посоветовала, в частности, произведения поэта Махмуда (по старой традиции у многих авторов нет фамилий. Речь идет о Махмуде из аварского аула Кахаб-Росо (1873-1919), лирике и участнике Первой мировой войны. Известен как автор поэмы «Марьям» – Р.В.).

Игра с издателем и читателем

«Мои земляки с осуждением говорили, что девочка из хорошей семьи не должна писать книги «языком улиц»», – вспоминала Ганиева время после выхода ее дебютной повести. Для первой публикации она придумала себе имя – Гулла Хирачев, довольно обычное для Дагестана. Но, в соответствии с современными реалиями, для первых издателей и читателей имени оказалось недостаточно. Зрители улыбались вместе с гостьей, когда она рассказывала, как создавала вымышленную страницу в соцсети и электронную почту, чтобы с «Гуллой» можно было поддерживать контакт. И публика легко поверила, настолько точно и ярко была написана повесть «Салам тебе, Далгат!». Но на вручении премии «Дебют» в 2009 году с «мистификацией» пришлось покончить – и показать всем настоящее лицо. С тех пор толки вокруг творчества писательницы не прекращаются: одни читатели считают ее работы чуть ли не «очернением» действительности на Кавказе, другие – попытками разобраться, что же происходит в современном Дагестане и как соблюсти баланс между традициями и новшествами.

Понятие игры, по мнению Ганиевой, применимо и к работе современных литературных критиков – причем даже не столько «игры», сколько «заигрывания». Писательница отметила, что работа в этой ипостаси нелегко ей дается на фоне всеобщей тенденции подменять анализ произведений пересказом фабулы или анонсом. «К критикам у нас вообще принято относиться подозрительно: считается, что они либо завистники, либо еще и неудавшиеся писатели», – с улыбкой подчеркнула Алиса Аркадьевна. Вместе с коллегами Валерией Пустовой и Еленой Погореловой она создала «литературно-критическое трио» «ПоПуГан», придумав название по первым буквам фамилий. Они превращают и критику, и знакомство с литературой в игру: на встречах с читателями они шутят, играют в игру «угадай критика по отрывку» и дарят тематические сувениры за правильные ответы. Кажется, подобную форму работы можно взять на вооружение и на школьном уроке, и на серьезном семинаре – ведь общение с живым словом не сочетается со скукой.

Кредит на свадьбу и стереотипы о вере

Интересно гостям было послушать и о традициях Дагестана, связанных с исламом, и их связи с современностью. «Все очень разные», – эта фраза Ганиевой и общая, и всеобъемлющая. Писательница рассказала, что в одних селениях ее республики одеваются по современной мусульманской моде Саудовской Аравии – например, женщины не выходят на улицу без хиджабов. В других же, напротив, сохраняют память о том, что исторически в Дагестане был матриархат – там женщины не закрывают головы, нюхают табак, много шутят и выполняют всю основную работу по хозяйству. Слушатели оживились, когда зашла речь о местах, где женщины, к примеру, занимаются гончарным ремеслом, а мужчины не могут даже помочь им носить глину – это запрещено. «Проштрафился, помог – накрываешь стол на шестерых», – с улыбкой пояснила Алиса Аркадьевна.

В городах же ситуация часто совсем иная: люди, забыв традиционные ремесла и земледелие, пытаются стать настоящими горожанами – отсюда появление стереотипов о красных мокасинах, «заниженных» автомобилях с громкой музыкой и других «колоритных» чертах. Особым, смешанным остается и отношение к свадьбам: для многих дагестанцев, даже городских, это по-прежнему вопрос договора родителей, а также огромный пир, за который не стыдно и квартиру заложить. Тема выбора спутника жизни лежит в основе нового романа Ганиевой «Жених и невеста» – главный герой вынужден ходить на «смотрины» и попутно познавать жизнь.

Сама Алиса Ганиева видит возможный выход для соотечественников во внимательном изучении истории своей родины. Это позволит найти свой путь верующим людям, не опираясь на зарубежные традиции ислама, и более гармонично жить всем остальным. А также обсуждать краевые проблемы: если жители Дагестана знают многое о Центральной России благодаря кино и телевидению, то Москва и ближайшие регионы поддаются стереотипам. Диалог культур поможет сгладить острые углы и посмотреть друг на друга по-новому, считает писательница.

«Нужно знать свою культуру, пусть возвращение к ней бывает сложным», – подытожила разговор Ганиева. И эта простая, казалось бы, истина поможет каждому из нас начать немного другую, лучшую и интересную жизнь – независимо от национальности.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 206 (5247) от 04 ноября 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Не «Иван Буйный», а Иван Макаров…
Начало творческой жизни писателя тесно связано с Рязанью
Рязанский сыр с итальянским акцентом
В поселке Поляны готовят продукт по секретам европейских мастеров
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: