18:00 МСК
Воскресенье
26 марта 2017 года
Ретро-автомобили проедут по улицам Рязани За сутки на дорогах Рязанской области зафиксировали 41 ДТП В Рязани задержали трех наркопреступников В Рязанской области двое парней украли аккумулятор из чужого авто Юные пловцы в Рязанской области отметили День спиниста
02.12.2016
Просмотров: 601

На стыке осени и зимы

Утро серенькое, туманное. Выпавший в середине ноября снежок пролежал недолго, от робкой оттепели и ночных морозцев он в буквальном смысле испарился. В нагом лесу все выглядит призрачно, воздушно и всюду царит гнетущая тишина. Природа будто пребывает в раздумье: как же быть дальше?

Я иду по стылой песчаной дороге. Слева и справа – обступающие стеной сосны. Впереди – размытая туманом поляна с акварельной, едва видимой зубчатой кромкой леса. На поляне чернеют свежие покопы кабанов. Они всюду. Впечатление, будто перепахан весь лес. Это лесные хавроньи, воспользовавшись оттепелью, искали личинок, коренья и уединившихся в подземных убежищах мышей.

Лес на стыке осени и зимы выглядит сиротливо, ярких встреч с обитателями не сулит. Из птиц одни покинули его пределы еще в конце лета, взяв курс в теплые страны к местам зимовок, другие отправились искать благоприятные места для зимовки у себя на родине. Но жизнь в лесу не угасла. Есть птицы, которых мы называем домоседами. Это рябчики, тетерева, глухари, дятлы, длиннохвостые синицы и другие. Из гостей с севера к нам в леса прилетают чижи и чечетки. Прибывшие вместе с ними снегири становятся символами нашей зимней природы. Их робкие посвисты я услышал на дальней стороне поляны. Меланхоличные звуки снегирей тихие и неясные, поэтому вызывают недоумение: «Уж не почудилось ли?»

Снегири очень любят плоды рябины, точнее – их семена, которые они извлекают из красной мякоти. В это время года красногрудые скитальцы особого голода не испытывают и, кроме семян рябины, поедают семена многих сорных трав, а также крылатки ясеня и клена. И все же пока на кустах рябин еще что-то осталось, снегири к другой закуске не притронутся, – душу отдадут, лишь бы полакомиться семенами алых ягод.

Стоило мне погрузиться в седой сумрак поляны, как с зарослей рябины разом слетела и растворилась в пелене тумана стайка красногрудых птиц. У обитателей леса человек всегда вызывает панический страх. Это заложено в их генетической памяти. Другое дело – поселения человека. Мытарствуя по нагим лесам и хорошо поработав над уборкой урожая ягодных кустарников, снегири подаются в города и веси, где их также привлекают ягоды рябины. Обнаружив вожделенное лакомство где-нибудь в сквере или во дворе многоэтажного дома, птицы денек-другой присматриваются к проходящим мимо людям: несут ли они угрозу их жизни? Убедившись в безопасности, гости с севера сразу же становятся «горожанами», не стесняясь трапезничать уже на виду у людей. Однако в отличие от синиц, которые проявляют поразительную смелость, позволяя себе угощаться с руки человека, флегматичные снегири такое панибратство не признают, поэтому всегда держат «ушки на макушке». Проявляют они интерес и к местам подкормки птиц, но свой выбор останавливают лишь на кормушках самой простой конструкции, то есть без всяких «архитектурных излишеств» (крыши, высоких бортиков, ступенек, жердочек и тому подобное), которые их настораживают. И главное, чтобы кормушки находились в местах с хорошим круговым обзором, позволяющим своевременно среагировать на опасность. Пластиковые бутылки, как, впрочем, и картонные пакеты с проделанными в них окошками, которые уважаются синицами и воробьями, снегирей пугают. Что касается корма, то семена подсолнуха эти флегматичные птицы тоже едят с превеликим удовольствием. Жительница поселка Соколовка Валентина Ивановна Фролова сняла на видеокамеру, как снегирь на кормушке уплетал семечки и при этом так смачно плевался шелухой, что невозможно сдержать улыбку. Если синицы клюют семечку, придерживая ее лапками, то снегири это угощение разгрызают непосредственно в клюве, орудуя «челюстями», как человек. Но самое смешное, проглотив содержимое, шелуху они выплевывают на расстояние (подумать только!)... до полуметра. В шутку говоря, эти гости некультурно ведут себя за столом.

Многие птицы, перезимовав у жилья человека, следующей зимой прилетают к месту подкормки вновь и ведут себя уже раскрепощенно. Синицы, например, видя, что кормушка пуста, позволяют себе постучать клювом в хозяйское окошко, дескать, не забывайте о нас. Зимуя в городах и понимая, что люди им покровительствуют, иные синички становятся попрошайками. Многие горожане наверняка обращали внимание на то, как в морозные дни эти птахи смело порхают перед глазами людей, выходящих из подъездов домов или ожидающих транспорт на остановках. Так попрошайки заставляют обратить на себя внимание, дескать, сжальтесь, мы есть хотим. И многие люди, понимая, что без помощи человека им на голодный желудок до весеннего тепла недотянуть, на просьбу синичек откликаются.

Или возьмем голубей. Эти домоседы своих благодетелей узнают даже в толпе среди других людей. Работница вещевого рынка Галина Николаевна Богнычева рассказывала, как она с подругой подкармливала стайку из десятка голубей. Угощение, а это были семечки подсолнуха и хлебные крошки, они высыпали в сторонке от контейнеров, где птиц никто не беспокоил. Угощали до наступления весеннего тепла. Летом подопечные о себе не напоминали. И подруги забыли о них. Однако с наступлением осенних холодов подкормку пришлось возобновить. «Иду как-то на работу, – вспоминает Галина Николаевна, – а они окружили меня, маячат перед глазами и громко хлопают крыльями. Я сразу догадалась: просят о возобновлении подкормки, мол, холодно стало, пора, хозяюшка, ставить нас на довольствие». Интересно, но с такой же «просьбой» голуби в тот день обратились и к ее подруге. Как птицы спустя полгода узнали своих кормильцев среди других людей? Головные уборы у них были такие же, как и у всех. Да и одежда ничем не отличалась от остальных. Тогда что же? Осмысливая это необычное поведение птиц, ответ напрашивается сам собой: голуби узнали их в лицо!

...Лес мрачен и молчалив. По палой обмякшей листве шагается легко. Она уже не шуршит под ногами, как это было в пору «золотой осени», а только тихонько «вздыхает». Ступаешь на потемневший от сырости ковер и слышишь, как под ногами шипит и сочится влага, будто это отжившие свой век листья проливают слезы по ушедшей зеленой поре. Представишь себе такое, и на душе становится чуточку грустно, как будто и сам потерял что-то важное, дорогое.

В стороне слышатся ритмичные стуки большого пестрого дятла, работающего на своей «наковальне». Казалось бы, в тумане при соблюдении осторожности к занятой делом птице можно подойти совсем близко. Но это не так. У дятлов необычайно острый слух. Тем более что в раздетом лесу проницаемость звуков увеличивается. Поэтому, как я ни старался, дятел шаги услышал и поспешил скрыться в недальнем ельнике, чтобы там подождать моего ухода и работу продолжить.

Большой пестрый дятел считается одной из самых узнаваемых личностей в пернатом мире. И все же встречаются люди, которые не знают даже самых обычных и хорошо известных наших птиц. Вот что написал знаменитый в мире отечественной орнитологии Константин Александрович Воробьев в своей книге «Записки орнитолога»: «Как-то раз мой дед подошел к клетке, в которой сидел снегирь. Рассматривая его, он спросил: «Какая это птица?» Я сказал. Дед с недоверием покачал головой и возразил: «Нет! Не дятел ли это?»

С незнанием людей самых обычных и хорошо известных птиц пришлось столкнуться и мне. В нашем селе один знакомый лесник (лесник!), зная о моем интересе к птицам, решил показать гнездо клеста. Я, конечно, очень обрадовался – птица-то для наших мест уж очень редкая. Но каково же было мое разочарование и вместе с тем удивление, когда служитель леса вместо ожидаемого клеста показал мне... дятла. Птица вылетела из дупла при нашем приближении к дереву. «Разве это клест?» – решил я уточнить. «А как же, он самый!» – убеждал меня человек с полувековым стажем работы в лесу.

...Туманный день, не успев наполниться светом, молчаливо погрузился в сумрак надвигающейся ночи. В лесу сыро и неуютно. Если б не пережитые мгновения с голосами снегирей и стуком дятла, лес казался бы всеми покинутым.

Идти по безмолвному лесу тоскливо. В такие минуты кажется, что ты один в целом свете и в пелене тумана выглядишь будто заблудший призрак. Отгоняя эти назойливые мысли, невольно начинаешь думать о домашнем уюте, тепле, горячем чае. И от этого на душе становится веселей.

А утром следующего дня я проснулся от синего света, наполнившего комнату чуточку раньше обычного. Выглянул в окошко и удивился сказочной перемене: кругом – белое покрывало зимы. Долго ль природа будет щеголять в обновке, сказать трудно, – выпавший снег в очередной раз может растаять. Но в том, что зима о своих правах уже заявила, сомнений нет.

От пятницы до пятницы
Скромное изящество деталей
Живопись Людмилы Климентовской очаровывает тихой красотой
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: