13:49 МСК
Понедельник
18 / 12 / 2017
1064

Слово правит миром

Павел Любимцев – о занимательных историях, чтецком искусстве и актерской профессии
Автор фото: Димитрий Соколов | Слово правит миром
Фото автора.

«Сочинить бы песню о Касимове! Городок на свете есть такой», – писал поэт Евгений Маркин. А еще лучше – отправиться туда в путешествие с хорошей компанией артистов, музыкантов и писателей. Рязанцам представилась возможность совершить литературно-музыкальную прогулку в городец мещерский вместе с удивительным рассказчиком. В областной филармонии прошел первый концерт нового сезона из цикла «Занимательные истории с Павлом Любимцевым».

Немало драматических событий произошло в Касимове за девять столетий существования города, бывшего когда-то татарским ханством. В веках осталась история о касимовской невесте Евфимии Всеволожской, которую царь Алексей Михайлович выбрал себе в жены, но боярские козни помешали счастливому браку. Касимовской красавице суждено было увидеть не царские палаты, а холодную Тюмень, куда ее отправили в ссылку. Потом ей позволили вернуться в Касимов, но годы бывшей царевой избранницы были сочтены, она умерла в 27 лет.

Создать атмосферу спектакля, провести зрителя по закоулкам истории, оживить персонажей, черты которых давно растворились в толще веков. И сделать это одним лишь словом. Таким редким искусством владеет актер и режиссер, для встреч с которым рязанская филармония открыла специальный абонемент.

Перед концертом мы побеседовали с Павлом Любимцевым о его занимательных историях, чтецком искусстве и актерской профессии.

 – Павел Евгеньевич, лично вас что особенно взволновало в истории о касимовской невесте?

П.Л. – Если говорить о трагической участи Евфимии Всеволожской и ее отца, то эта история, как мне представляется, характерна для Руси. Интриги и закулисные игры оказываются сильнее воли самодержца, который попадает под влияние своего окружения и поступает даже вопреки собственным интересам. Мы используем в концерте выдержки из повести Всеволода Соловьева, писателя XIX века, старшего сына историка Сергея Соловьева. О его произведениях мало знают, их немногие читают, но «Касимовская невеста», конечно же, представляет большой интерес для рязанцев.

 – Искусство звучащего слова переживает, наверное, непростые времена. Исчезли дикторы на телевидении и радио, их заменили темпераментные ведущие. Не каждая филармония может похвастаться наличием в штате профессиональных чтецов. Вы ощущаете себя представителем уходящего жанра или, наоборот, возрождающегося?

П.Л. – Я бы сказал так: вся культура сейчас переживает непростые времена, потому что для огромного количества руководящих работников вопрос «зачем нужна культура?» остается без ответа. Я не думаю, что чтецкое искусство находится в более печальном положении, чем театр или кино. Там тоже все очень невесело. Тем не менее какая-то часть публики с удовольствием посещает чтецкие концерты. Погибнет это или нет – не знаю. Оптимизм я проявляю с осторожностью. Чтецкий жанр уникален, он был неотъемлемой частью российской культуры XX века. Ему уже более ста лет, если брать за точку отсчета первые литературные концерты Александра Закушняка. В Московской филармонии первоклассные чтецы, к счастью, остались, концертов не стало меньше. В основном они проходят по школам, но и большие залы собирают публику.

Сейчас предпринимаются попытки синтеза разных видов искусства – художественного слова, музыки, танцев. Сегодняшний наш концерт именно так и выстроен – мой рассказ о Касимове и его знаменитых людях, отрывки из романа Всеволода Соловьева и очерка Ирины Грачевой, стихи Евгения Маркина, музыка оркестра народных инструментов, песни и танцевальные номера Рязанского русского народного хора. В Московской филармонии есть такой же абонемент, как у вас, – «Сказки с оркестром», и всегда на концертах полные залы. Когда это только появилось, лет восемь назад, я морщился. Мне казалось, что нужно разделять – музыка сама по себе, а слово само по себе. Но я оказался не прав. Сплетение, гармония слова и музыки, если подходить к этому художественно, а не формально, дает потрясающий эффект. Мне довелось сделать две программы с Юрием Симоновым (главный дирижер симфонического оркестра Московской филармонии – авт.). Он художник вдумчивый и кропотливый, сидел над партитурами неделями и сделал совершенно уникальные работы. Я выступаю со сказками «Золушка» и «Василиса Прекрасная».

 – Павел Евгеньевич, вы и педагог, и артист, и чтец, и писатель… Такая многогранность требует большой жизненной дисциплины. Как успевать все и делать это блестяще и заразительно?

П.Л. – В свое время один выдающийся конструктор, кажется, Сергей Королев, сказал: «Если ты хочешь, чтобы дело было сделано, поручи его самому занятому человеку». Тут не только вопрос способностей, но в большей степени – дисциплины. Мне проще – я не обременен семейными обязанностями и могу работать сколь угодно много. Но чем бы я ни занимался, каждый раз делаю это как будто в первый раз, с полной отдачей сил. Тогда что-то получается.

 – В какой телепрограмме можно увидеть Павла Любимцева?

П.Л. – Ни в какой. Если вы смотрите современное телевидение, то вы прекрасно понимаете, что нынешнему ТВ я совсем не нужен. Там люди заняты сейчас совсем другим. Появлюсь ли я снова на экране? Не знаю, годы идут, сил меньше становится, но те несколько лет, когда я делал передачи, были для меня очень значительны. Дело в том, что телевидение не было никогда моей основной работой, я больше связан с филармонией. Хотя после инфаркта и операции на сердце количество концертов я сильно сократил. До болезни давал 130 концертов в сезон, сейчас около тридцати. Но свято место пусто не бывает. Я много работаю в театральном институте. Начал играть в театре, заниматься режиссурой. Написал новую книгу – она выйдет в следующем году – о том, как развивались методики Вахтанговской театральной школы на протяжении минувшего столетия и что изменилось сейчас. Надеюсь, что книга будет полезна людям, профессионально занимающимся театральной педагогикой.

 – Павел Евгеньевич, вы ведь много лет возглавляете кафедру актерского мастерства знаменитого Щукинского училища, ныне института. Свой курс набирать будете?

П.Л. – Нет, не буду. Выпустив курс в 2013 году, я решил, что с этим завязываю. Ситуация, сложившаяся в театральном мире, такая, что мне о судьбах своих выпускников страшно думать, и я испытываю угрызения совести, размышляя о том, что с ними будет и с чем им придется столкнуться. Когда я руковожу курсом, это чувство ответственности становится нестерпимым. Когда я просто преподаю и заведую кафедрой, переживаю чуть меньше, хотя это тоже самообман.

 – Вы входите в состав экзаменационной комиссии и решаете судьбу абитуриентов. С чего начинается будущий актер? Вы свою галочку напротив фамилии за что поставите?

 

П.Л. – Комплекс способностей – это довольно простая вещь. Внятные внешние данные – они необходимы. Но еще важнее актерская заразительность, то самое обаяние, которое дар Божий, его подделать нельзя. Выходит человек на сценическую площадку. Еще ничего не сделал, но на него интересно смотреть. А на другого не интересно. А почему – я не знаю, это тайна. Есть или нет этот актерский магнетизм, каждый член комиссии чувствует. Но бывают и ошибки. Человек хорошо подготовлен, хорошо читает, проявляет себя смело, а потом оказывается, что способностей актерских маловато.

 – Сегодня на вашем концерте много молодежи, особенно школьников. Чтецкие программы могут привить любовь к книге?

П.Л. – Вообще интерес к культуре и чтению формируется в семье. Не в школе. Со школой вообще происходят какие-то странные вещи. Нынешние студенты театрального института (а это не худшая часть молодого поколения, скорее, наоборот) не знают ни-че-го. Ну просто совсем! До такой степени, что я изумляюсь, как они учились. Чему их учили? Что это такое было? Реформы образования (Господи, прости, я опять начинаю заводиться) разрушили все. И в результате воспитывается поколение кроликов. Тут еще вносит свою лепту компьютеризация. Казалось бы, она должна приносить пользу, а получается вред. Потому что компьютер предназначен для взрослых, а у ребенка атрофируется мозг. Он три слова вбивает в поисковик и получает список готовых текстов. Так значит, у него душа – вялая?

Я понимаю, что процесс не остановить, он на веки вечные. Поэтому центром воспитания становится семья. На мои занимательные истории приходят семьями. Я вижу, что рязанская публика относится к нашим концертам с доверием. Наверное, мы его заслужили. Так что приходите на следующую программу – 5 марта. Она будет посвящена Рязани мастеровой.

 – Спасибо вам, Павел Евгеньевич, за то, что уделили время перед выступлением и ответили на наши вопросы!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 225 (5266) от 02 декабря 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Новости спорта
Вячеслав Астафьев
Редкости на экране
Как и где в Рязани смотрели и смотрят «малое кино»
Татьяна Клемешева
Читайте в этом номере: