22:03 МСК
Понедельник
29 / 05 / 2017
793

Мы сами – народ!

Недавно отмечалось 90-летие известного советского журналиста-международника Всеволода Овчинникова, книги которого открывали нам часто не только разные страны, но и самих себя. До сих пор помню схваченное им меткое наблюдение, как ведут себя при переходе дороги люди разных национальностей. Если дисциплинированные немцы, дождавшись зеленого света, спокойно идут вперед, а англичане – представители старой демократии – вышагивают по «зебре» так, словно у них в руках Великая хартия вольностей, то русские, так же, как и близкие им по характеру итальянцы, бегут через улицу, не глядя на светофор и испуганно озираясь.

Со времени написания этого мы, как мне кажется, стали в отношении к дорогам более цивилизованными. Не в смысле ухода за ними (здесь, к сожалению, все так, как и было: кладем асфальт прямо на снег), а по части перехода с одной стороны на другую. Иногда просто удивляюсь тому, как терпеливо рязанцы пережидают положенное перед знаком запрета время, хотя дорога на данный момент пуста, и в голове у некоторых свербит вопрос: «Чего стоим, время теряем?» Закрепились, значит, за нами некоторые правила.

Жизнь наша во многих отношениях изменилась и меняется, и хотя мы чаще всего склонны отмечать перемены со знаком «минус» (тоже, наверное, наша менталитетная черта), но имеются и плюсовые подвижки.

Знакомая учительница говорила о своем ученике: «Его после школы надо обязательно устроить в армию». «Устроить?» – подумав, что ослышалась, переспросила я. Она подтвердила: «Вот именно. Теперь армии не избегают, а стремятся в нее, и еще не всякого туда берут».

И слава Богу! Остается только вспоминать, как кошмар, годы, когда и была у нас армия, и как будто не была, и какие горестные имелись по поводу нее переживания. Теперь наша армия сильна, дух у нее боевой, мы в нее верим, осознаем себя людьми, чьи предки одерживали победы над самыми грозными врагами и спасали чуть ли не весь мир. И мы сейчас можем с гордостью сказать: «Такой мы народ!»

Правда, значительно чаще мы любим сами себя ругать. Но ругаем кого-то еще, не себя лично.

Стою на остановке общественного транспорта, где рядом со мной дожидаются автобуса или «маршрутки» двое разговорчивых и горячих мужчин. Почем зря ругают они взятничество и коррупцию, говорят о миллиардах рублей, которые крадут у государства и народа отъявленные мошенники и подлецы. Потом переходят к своим делам. Оба, по всему видно, мужички хозяйственные, чего-то строят в деревне, чего-то ремонтируют в своих городских квартирах… И при этом чего-то постоянно не хватает, каких-то стройматериалов: там краски, здесь лака, тут плиточки кафельной… Все это нынче можно купить в магазине, но мужики, повторяю, очень «хозяйственные», и то, что им необходимо, оказывается, есть возможность «достать» на работе или, скажем, на какой-нибудь большой стройке «плохо лежит». Из всего их разговора выходило, что воровать много – это недостойно и отвратительно, а подворовывать – вроде бы и ничего.

Вообще, на остановках общественного транспорта много чего интересного узнаешь. «Маршрутки», конечно, быстро расхватывают людей, но преимущественно молодых. Пенсионеры же, как правило, остаются ждать автобусов и троллейбусов и ведут между собой обстоятельный разговор «про жизнь». Помню, одна женщина сказала, что она принципиально не принимает участия в выборах, но очень переживала бы, если бы не избрали Президентом Путина: «Все-таки он нам пенсии постоянно повышает».

Мне вспоминаются тут «стеснительные» избиратели на выборах в США: при опросах они говорили, что будут голосовать за Клинтон, а отдали голоса за Трампа, первоначально как бы стесняясь за него. Нам вроде бы и стесняться было нечего, но побороться за свое благополучие не пожелали. Как тут не скажешь: и что мы за народ!

Произнося эти или подобные слова, мы испытываем разное. Но вот читала я, что Александр Зиновьев, знаменитый философ и наш современник, тот, кто после крушения Советского Союза с горечью сказал: «Целили в коммунизм, а попали в Россию», так ответил на вопрос: «А вы, похоже, не очень любите русский народ?» «Что любить русский народ? – якобы возмутился он. – Это пусть другие любят его. А я принадлежу к нему. Это есть нечто более высокое, чем любовь и нелюбовь. Это я сам!»

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 228 (5269) от 07 декабря 2016 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
За Москву!
Три четверти века прошло с той тревожной поры, и еще живы участники битвы за нашу столицу, живы и дети войны, которые помнят грозные дни декабря сорок первого
Владимир Хомяков
Широка народная душа
Фольклор и современные ритмы на одной сцене
Димитрий Соколов
Читайте в этом номере: