Нити Арена
19:29 МСК
Суббота
23 / 09 / 2017
353

Екатерина Лёхина: «Мне ближе сильные героини»

Автор фото: Татьяна Клемешева. На фото: На репетиции с Рязанским губернаторским симфоническим оркестром
Фото автора.
На снимке: На репетиции с Рязанским губернаторским симфоническим оркестром

До окончания 78-го концертного сезона Рязанской филармонии еще далеко, но некоторые популярные абонементы уже закрыты. Одна из самых ярких серий –«Viva Opera!»– завершилась выступлением сразу двух мировых звезд – тенора Алексея Неклюдова и обладательницы сопрано Екатерины Лёхиной.

Они подарили рязанским поклонникам оперы волшебное сочетание арий и дуэтов из самых популярных произведений мировых композиторов.

Солистка Большого театра и обладательница премии «Грэмми» Екатерина Лёхина рассказала газете о своем видении лирических героинь, общении с педагогом и работе с Андреа Бочелли.

Встреча талантов

  – Как вы получили предложение выступать в Рязани?

Е.Л. – Год назад мне позвонили и предложили спеть здесь с Алексеем Неклюдовым. Это меня обрадовало, поскольку мы уже несколько раз работали вместе, в том числе в моей родной Самаре. Кроме того, у нас один педагог по вокалу – замечательная Светлана Нестеренко (заведующая кафедрой сольного пения Академии хорового искусства имени В.С. Попова, Заслуженный работник культуры РФ. – Прим. авт.).

Мы постарались включить в программу вечера самые любимые публикой оперные арии. Первое отделение посвящено музыке Франции, второе – переносит зал в Италию благодаря чудесному произведению Г. Доницетти «Любовный напиток». Но в нашем репертуаре есть и другие номера, в том числе на основе творчества русских композиторов.

Награда за пылкую песнь

  – Какая запись привела вас к американской премии «Грэмми»?

Е.Л. – «Грэмми» я получила в 2011 году в номинации «Лучшая оперная запись» за исполнение арии принцессы в опере «Любовь издалека». Это произведение финского композитора Кайи Саариахо, основанное на средневековом сюжете о трубадуре, принце Блайи. Он слышит рассказ друга о принцессе Триполитанской и влюбляется в нее по описанию, посвящает ей свои песни и стихи… Позже они встречаются, правда, трубадур приезжает уже сильно больной и умирает у нее на руках. Финальная сцена очень сильная – принцесса обращается к Богу: «Как же так, ты дал мне любовь и сразу ее забрал!». И эту оперу можно трактовать по-разному.

 – Как эта награда повлияла на вашу концертную деятельность?

Е.Л. – Мне стало поступать больше предложений о работе, особенно из России. К сожалению, у нас все устроено так, что сначала нужно состояться как мировому артисту, чтобы тебя знали на родине. Я начинала свою карьеру именно с выступлений за рубежом – в странах Европы и Южной Америки, в Канаде, Китае, Японии. А после «Грэмми» стала чаще работать для российского зрителя и очень этому рада.

Я пою в самых разных городах. Когда летела на концерт в Якутск, пилот объявил пассажирам, что погода за бортом чудесная – «потеплело до -46»! (Смеется.) Кстати, все русские зрители очень отзывчивые, хотя северные регионы все-таки немного более сдержанные.

Сильная и влюбленная

 – Вы знаете много героинь опер. Как вам кажется, каких женщин в этих произведениях больше: тех, кто «плывет по течению», или сильных и деятельных?

Е.Л. – Очень интересный вопрос! Например, Джильда из «Риголетто» молода и наивна, она только знакомится с миром. Но по мере развития оперы мы видим ее превращение во взрослого человека, который отдаст жизнь за любимого.

 – А какие типажи ближе всего вам самой?

Е.Л. – Есть героини «легкие», и мне по внешним данным и голосу они не очень близки. В 2009 году у меня был потрясающий сценический образ в опере «Древо Дианы», которую совместно ставили театры Мадрида и Барселоны. Я исполняла партию самой Дианы, а это богиня охоты, властная и жесткая. Правда, под влиянием Амура, который пустил мне стрелу в сердце, я оттаяла!

Неразрывная связь

 – Вы упомянули, что у вас с Алексеем Неклюдовым общий педагог по вокалу. Как вы считаете, насколько долгой должна быть работа наставника с учеником? И как меняются эти отношения со временем?

Е.Л. – Светлана Григорьевна мне как вторая мама, мы знакомы 16 лет. Она обучала меня «с нуля», нашла мою природу. Все мы воспринимаем свой голос не так, каков он на самом деле, поэтому каждому певцу нужен контроль со стороны. Мы с Алексеем готовим новые партии только с ней! Даже говорим в шутку, что это наш «техосмотр».

 – И напоследок. Есть ли у вас фавориты в мире классики и оперы, примеры для подражания?

Е.Л. – Я восхищаюсь Анной Нетребко, ее силой голоса и темпераментом. А самым недавним моим потрясением стала работа с Андреа Бочелли. Мы выступали в скандинавских странах на огромнейших аренах на 10-18 тысяч зрителей. Выходишь на сцену и не видишь края толпы! И Бочелли выкладывался на этих площадках по полной. У него поразительно молодой и свежий голос и колоссальная способность подолгу держать верхние ноты. Это величайший талант, и к таким показателям надо стремиться всем.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 48 (5335) от 17 марта 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Народное кафе продленного дня
Небольшой семейный бизнес позволил создать на селе центр культурной жизни
Михаил Скрипников
Незатейливые красоты
В Рязанском областном художественном музее имени И.П. Пожалостина открылась выставка «Образ русской природы»
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: