Нити Арена
04:56 МСК
Вторник
26 / 09 / 2017
318

Связист с победной фамилией

Подходя к подъезду в августе, увидели, как наш сосед Сергей Архипович, человек очень пожилой, сам носит ящички с яблоками от машины к лифту. Поспешили ему помочь, но дочь его нас остановила: «Не надо, папа сам любит урожай носить, для него это радость». Сухонького, улыбчивого дедушку зимой во дворе можно увидеть с лопатой – расчищает от снега место под машину дочери. В магазин, аптеку – везде сам, однажды видела, как он догонял (и догнал) маршрутку. И это в 94 года. Увы, на весь наш большой двор теперь остался один ветеран-фронтовик Великой Отечественной – Сергей Архипович Кутузов.

Перед войной

Его детство и юность прошли в большом, некогда торговом селе Горлово Скопинского района. В семье из одиннадцати человек перед детьми были только две задачи – учиться и трудиться. Отец в Гражданскую собирал первые двигатели внутреннего сгорания для Красной Армии, был мастером на все руки, позже в родном Горлове стал активистом, первым вступил в колхоз, сам спроектировал и построил свинарник, электрическую мельницу, на которой сам и работал. Туда Сергей носил ему обеды… Но в 37-м за отцом пришли и увезли, а в 41-м сообщили, что он скончался в лагере от воспаления легких. Реабилитировали Архипа Кутузова после войны.

Сергей учился хорошо и после 8 класса поступил в техникум в Тульской области. Закончил один курс, а дальше учиться не получилось, надо было помогать матери. Работал в колхозе учетчиком. В положенный срок прошел приписку в военкомате. Но когда началась война, в действующую армию его поначалу не взяли, сына врага народа отправили рыть окопы. И все же на фронт он попал. В декабре 41-го, когда фашисты уже были в Скопинском районе, его призвали в армию. В Москве формировался 2-й гвардейский корпус, так называемый корпус прорыва. Сергей попал в отдельный батальон связи, бойцам выдали шинели и ботинки без обмоток, так что в эшелон, идущий на фронт, новобранцы сели на босу ногу.

В ночном дозоре

Хотя свой боевой путь Кутузов помнит на зубок, описывать его нет смысла. Сделали прорыв – корпус переформировывают и бросают на новое направление. На то он и корпус прорыва. Смоленск, Псков, Белоруссия, Литва и Латвия – вот лишь некоторые вехи фронтовой дороги. Попадали под бомбежки, сидели в болотах, теряли товарищей.

О работе связистов на фронте мы знаем мало, не то что про летчиков, танкистов и моряков. Но давайте послушаем военного историка: «Подвиг связиста – особый подвиг. Далекий от внешнего эффекта. Ну что, на первый взгляд, героического в том, что линейный надсмотрщик или телефонист неоднократно исправляет под огнем противника поврежденную линию? (…) От четкой работы связистов зависит быстрота и своевременность передачи донесений, распоряжений, приказов и команд, наибольшая потребность в которых возникает именно в условиях напряженного боя, особенно в критических ситуациях. Поэтому труд связиста на войне – самый необходимый».

– Всю войну мы проводили на переднем крае, – рассказывает Сергей Архипович. – Командир корпуса всегда должен иметь связь со штабами дивизий и приданных частей. Днем мы, трое связистов, спали, ночью брали коммутатор и провода на плечо – и вперед. На передовой рыли землянку, оборудовали узел связи, он же наблюдательный пункт командира корпуса. Однажды под Смоленском немцы днем открыли огонь, и под угол нашей землянки попал снаряд. Три наката как ветром сдуло и провода повыдирало. Лежу, в голове гул, во рту земля, а коммутатор ставить надо – скоро наши пойдут в наступление. Командую ребятам: «Восстанавливаем!», и мы между разбросанных бревен и куч земли, не слыша друг друга от бомбежки, находим и соединяем провода, и через 10 минут коммутатор заработал.

За этот подвиг ефрейтора Сергея Кутузова представили к награде – ордену Красной Звезды. И кто знает, получил бы он ее, если бы не легендарный командующий 43-й армией Афанасий Белобородов. Это он руководил прорывом и узнал о героизме связиста, а при встрече спросил о фамилии, не родственник ли. «Отец был Кутузовым, а дальше не знаю. Так что я рязанский Кутузов», – ответил связист.

А до того сотрудники СМЕРШа вычеркивали «сына врага народа» и из списков к награде, и из назначений на командирские должности. Так что войну Кутузов закончил младшим сержантом.

Сколько землянок он вырыл, сколько сотен километров проводов за три с половиной года протянул, сколько коммутаторов настроил – Кутузов не считал. Но несколько медалей и орден Великой Отечественной войны II степени на гимнастерку пристегнул.

Солнечное утро Победы…

У фронтовиков конец войны был разный, свой. Связист Сергей Кутузов Победу встретил в Прибалтике. Прижатые к берегу фашисты оказывали ожесточенное сопротивление, и до апреля им еще удавалось с конвоями уходить по морю в Германию. Но к первым числам мая еще 22 немецкие дивизии оставались в Курляндском котле.

– Мы три дня сидели в наблюдательном пункте, ждали нового наступления, знали, что Берлин уже взят, а нам еще предстоят бои – фашисты просто остервенели напоследок, – вспоминает Сергей Архипович. – На рассвете прибегает майор, приказывает мне вызвать по телефону начальника штаба корпуса, сам смотрит в стереотрубу и докладывает: «По всему периметру переднего края у немцев белые флаги!» У меня от этих слов аж дыхание перехватило и слезы выступили. Слышу, из штаба ему говорят: «Смотрите, осторожнее там – возможно, это провокация». В 8 часов приехал наш генерал, на переговоры к нему явились два немецких офицера, в парадном, франтоватые такие, стоят и курят. Разговор идет через переводчика, до меня отдельные фразы долетают. Первым делом генерал делает им замечание – и они бросают папиросы. Потом понимаю, они просят разрешения на торпедных катерах частями уйти в Германию, и тогда, мол, они прекратят обстрел наших частей (а надо сказать, живой силы и техники у них оставалось много). Пугают. Дальше не слышу, но вижу, как генерал усмехается, говорит что-то резко и заканчивает: «Собирайте свои части и сдавайтесь». Больше 70 лет прошло, а картинку эту как сейчас вижу. Как бы не так – отпустить! Торг неуместен! Спустя час видели в трубу, что немцы строятся в колонны – с белыми флагами в солнечных лучах. Потом уж я узнал, что в этот день только на нашем участке фронта в плен сдалось почти 50 тысяч фашистов.

И побежал ефрейтор-связист по землянкам и блиндажам: «Ребята, война кончилась!» Потом завалился спать под сосной у своей землянки – предыдущую ночь-то не спал, и только заснул – стрельба. Как подкинуло: неужели снова обстрел?! А это наши красноармейцы на танкетке едут и от радости из винтовок палят. Тогда уж заснул крепко.

…и следующие 70 лет

После боев в Прибалтике бравого орденоносца Кутузова посылают в Ленинград учиться на профессионального связиста, делать военную карьеру. Но через год училище расформировывают, а ему предлагают другое военное училище. Сергей отказывается: дома одна мать с младшей сестрой. Из семьи воевали четверо братьев, один погиб, второй, подполковник, еще воевал с лесными братьями на Львовщине.

– Демобилизовался в 47-м, получил тысячу рублей и поехал через Москву домой, – продолжает рассказ Сергей Архипович. – Навестил в столице родню, купил велосипед… Сошел на станции ночью, до дома 12 километров, дежурный говорит: мол, подожди до утра – подводу обещали. Но мне уж так горело мать увидеть. Конец февраля, холодно, сыро, мосты, ручьи какие-то и велосипед еще… Когда подошел к дому, уже светало, стучу в дверь – не открывают, иду к окну – мама из-за занавески смотрит, кто там…

С трудоустройством у фронтовика проблем не было. Все лучшие качества, унаследованные от отца и приобретенные на фронте, – пытливый ум, тщательность в труде, ответственность – позволяли занимать должности, где надо, как говорится, работать головой. Когда служил завскладом в районной конторе «Заготзерно», в мае принял вагон отличной семенной пшеницы из Европы. Раздали по скопинским колхозам, но много осталось. И Кутузов предлагает без промедления семена соседям в Ряжск отправить, чтоб успели посеять. «Поступил по-государственному», – хвалило потом начальство.

А вскоре пошел Сергей Архипович по банковской линии. Сначала служил кредитным инспектором в Горловском отделении банка, затем, окончив заочно техникум, стал управляющим. Высшее образование получил в Ленинградской высшей финансовой школе, и в 1956 году его пригласили в Рязанскую областную контору Госбанка, в отдел кредитования сельского хозяйства.

– В должности главного ревизора ездил по районам, проверял, как расходуются деньги в хозяйствах. Клопов домой привозил из деревенских гостиниц! – смеется Сергей Архипович, а потом задумывается: – Денег, кредитов всегда всем не хватает, особенно, если где-то стараются себе в карман положить. Всю жизнь с этим воевал, а сейчас телевизор смотрю – миллионы из казны утекают.

Последние 20 лет работал Сергей Архипович начальником Рязанского городского управления Госбанка, заслужил немало ведомственных наград, в памяти коллектива (а это более 200 человек) остался самым строгим и самым веселым руководителем.

Главное достижение в жизни

В 1948 году, еще в Горлове, женился Сергей на черноглазой красавице Зинаиде. Она была фельдшером в больнице, он работал в банке. Вспоминая их первые свидания, Сергей Архипович говорит, что с подругой жизни ему невероятно повезло: красивая, быстрая и очень заботливая. Кстати, многие в нашем доме ходили к Зинаиде Павловне делать назначенные уколы – всегда бесплатно… Свою семью Кутузов считает главным достижением в жизни. Вырастили они с женой сына-инженера и дочь – известного в городе врача. Уже стали взрослыми и получили высшее образование трое внуков: Женя (он дослужился до полковника), Юля и Ирина.

Но такая долгая жизнь не бывает без потерь. Два года назад после болезни ушел из жизни сын Александр. Зинаида Павловна уже несколько лет прикована к постели: «Так что теперь я обязан бегать за двоих», – вздыхает Сергей Архипович. Хотя «обязан» – это его личная инициатива. И невестка Вера, а тем более живущие вместе с родителями дочь Елена и внучка Ира всегда готовы избавить деда от всех бытовых хлопот. Но он хочет сам. «Чтобы долго с дедушкой не ругаться, лучше не отбирать у него на даче лопату! – говорит Ирина. – Он по жизни закаленный оптимист».

7 июля Сергею Архиповичу исполнится 95 лет. И так хочется, чтобы он жил подольше, хотя бы лет до 100. И чтобы все эти годы обязательно были яблочными.

Наталия Крапивина

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 82 (5369) от 05 мая 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Дети грозных лет
Во Дворце культуры «Приокский» собрались ветераны, узнавшие тяготы войны с малых лет
Эх, путь-дорожка
Почему ветеран Автомобильных войск Анатолий Шалимов часто напевает «Песенку фронтового шофера»
Вячеслав Астафьев
Читайте в этом номере: