07:23 МСК
Вторник
21 / 11 / 2017
493

В чем смысл жизни?

На этот вопрос ответил известный рок-музыкант, актер, поэт Петр Мамонов

Петр Николаевич Мамонов – личность незаурядная. Когда-то он основал одну из самых ярких в СССР рок-групп «Звуки Му». Вел богемный образ жизни, который погубил тогда, к сожалению, многих творческих людей. Стремительные падения и взлеты, эпотажность и экспрессивность били через край. А сегодня Петр Мамонов – человек, чья жизнь кардинальным образом изменилась после прихода к вере, он известен своими ролями по фильмам «Остров» и «Царь».

Недавно в Рязанском областном театре кукол состоялся творческий вечер Петра Мамонова. Он исполнил несколько песен, прочитал новые стихи и отрывки из шестого тома «Закорючек» – серии маленьких книжечек с детским названием и детским оформлением. Это такой своеобразный жанр миниатюр с глубоким духовным смыслом, в которых чувствуются неповторимое дыхание и стиль автора. В конце творческого вечера состоялся живой разговор со зрителем о том, что волнует сегодня артиста, о вере и любви, о кино, о жизни и ее смысле, о том, как относиться к окружающим…

С Богом – личные отношения

– В 45 лет мне стало незачем жить. Я был известным артистом, музыкантом. Казалось, все есть: любимая жена, прекрасные дети, работа, деньги... Но я потерял интерес к жизни, стоял на краю гибели. Искал, много думал… И в определенный момент Господь открылся мне.

У меня есть двоюродный брат Андрей – строитель. Он строил в то время небольшой поселок за городом для людей, которых уважал и ценил. Когда-то его отец (мой дядя) был директором совхоза в этом районе. Много добра он сделал людям! Когда глава местной администрации узнала, что Андрей его сын, то сразу выделила бесплатно кусок земли под строительство. Леня Филатов там жил, Элла Панфилова и многие другие. И мне брат сказал: «Приезжай, возьми участочек». Куда? Зачем? Я всю жизнь – в центре! В общем, силой он меня привез в деревню, и я увидел необыкновенную красоту: сосны, речка, тишина… И решил остаться. Построили с семьей дом, начал ходить в местный храм. И вот уже 22 года живем за городом.

Сегодня я не нуждаюсь в разговорах на тему – есть Бог или нет, какие религии существуют. У меня есть определенный опыт веры, я Бога уже знаю, у меня личные отношения с Ним завязались. И жизнь так изменилась! Внутренние силы появились, скука ушла. Я сплю по пять-шесть часов. Пишу стихи, музыку, выступаю, в кино снимаюсь…

Меня интересует все:
И запах дыма после бани,
И запотевшее окно,
И крошка хлебная в кармане,
Стакан, забытый на столе,
С заботой заткнутая тряпка,
И сковородка, и в золе,
Как в пепле, серая лопатка.

Свет любви

– У меня было замечательное детство, которое я провел в Москве, в Большом Каретном переулке. Мы жили в доме 17, в том же дворе, где десятилетием раньше взрослел Владимир Семенович Высоцкий. К сожалению, я не помню, чтобы когда-то встречался с ним – у нас была довольно большая разница в возрасте.

Родился я в очень хорошей семье, где мама и папа любили друг друга. Мне не надо было читать никаких нотаций, объяснять вопросы семейной жизни. Мы с братом Алешей смотрели на родителей и учились, как жить правильно. Как надо любить, жертвовать, помогать… Свет любви – самое лучшее воспитательное средство.

В жизни каждого человека должна быть выстроена иерархия. На первом месте – Бог, на втором – муж или жена, потом дети, потом внуки, потом работа, потом друзья… И в «мерседесах» нет ничего плохого, и деньги нужны. Но потом. Сначала Бог. Это трудно, но надо стараться.

Нам нужно сегодня обращать внимание на то, как мы живем в своих семьях. Святой праведный Иоанн Кронштадтский ходил когда-то по вечернему Петербургу, и, видя дом, в окнах которого горел свет, говорил: «Там нужен священник». Его спрашивали, мол, почему? «А там либо свадьба, либо скандал», – отвечал Иоанн Кронштадтский.

Состояние нашей страны, великой и любимой, зависит от каждого из нас. И это не пустые слова. Святые отцы учат нас: «Гневаться и раздражаться есть не что иное, как наказывать себя за чужие глупости». Я стал пробовать, с помощью Божией, удерживать свое раздражение, гнев. Уж лучше закрыться одному в комнате, посидеть денек, но только не высказывать все домашним, не доказывать свою правоту – это самая страшная позиция.

Жажда творчества – в каждом из нас

– Когда я искал свое место в жизни, то занимался переводами скандинавской поэзии – хотел пойти по стопам мамы, которая была переводчиком. Но музыка и собственное творчество пересилили. Труд переводчика гораздо выше, чем просто труд писателя. Надо в совершенстве владеть как чужим, так и родным языком. Подчас в иностранном языке нет словесных оборотов, соответствующих русской речи. Приходится много думать и пытаться сделать перевод, не отступая от первоисточника. Я помню, как мама ходила часами по комнате, искала нужное слово. А я выбрал более легкий путь.

Вообще любое дело – это творчество. Кто стихи пишет, а кто дома строит. Все мы созданы по образу и подобию Божьему. А Бог – Творец, и одно из главных Его свойств – творить. У нас это – в жилах, жажда творить живет во всем нашем существе.

«Остров» счастья

– Многих интересует один вопрос: зачем мы живем, что будет после смерти? Что будем делать в четверг, если умрем в среду? В кинофильме «Остров» я ложился в гроб. Выскакивал три раза во время съемок. Не потому что страшно было, а потому что дело серьезное. Четыре стеночки вокруг и сверху крышка. И все. Нет ни жены, ни детей, ни внуков, ни Евангелия. Ты один. И что за эту жизнь успел собрать, с тем и уйдешь. Казалось бы, читать и писать мы научились, машину водить тоже, сажать помидоры умеем на огороде, неплохо разбираемся в писательском творчестве. А вот прощать друг друга не научились, состраданию не научились, не раздражаться не получается. А именно это и нужно в вечности.

Я каждое утро просыпаюсь и думаю: «Допустим, я завтра умру. Чего буду делать сегодня в последний день?» И если удается удержать эту мысль, сделать что-то полезное, уступить кому-то, промолчать, если обидели, то день проходит совсем иначе.

Участвовать в съемках фильма «Остров» было жутко трудно. Но благодаря трудностям это время стало самым счастливым в моей жизни. Многое тогда казалось непонятным. Как молиться перед камерой? Как дубли делать с молитвой? По двенадцать часов бегали по камням на холодном ветру и думали: «А кому все это надо будет?» Но зато как отозвался потом фильм в сердцах миллионов зрителей. И все потому, что сделали его качественно.

Митрополит Илларион (Алфеев) увидел, как я в фильме «Остров» молюсь, и предложил мне поучаствовать в записи аудиодиска со своей монографией об Исааке Сирине. Это мой любимый святой, который жил в седьмом веке. Владыка читал за автора, а я – небольшие отрывки из творений Исаака Сирина. Текста у меня было минут на сорок. Но я читал его пять лет. Мне пришлось менять жизнь. Это как молитва – не соврешь. Я испытал величайшее духовное напряжение. Делать что-то по-настоящему всегда трудно.

Грозный царь

– Фильм «Царь», в котором я играл роль Ивана Грозного, сложный, сама тема страшная. В первоначальном сценарии было очень много крови, жестоких сцен. Я сказал тогда Павлу Лунгину: «Паша, при всем моем глубоком уважении и любви к тебе, я не могу это играть». И надо отдать ему должное – он сам переписал сценарий, многое вычеркнул. Мне очень нравится, как Юрий Александрович Кузнецов сыграл в фильме Малюту Скуратова. Это безупречно.

Мы, актеры, всегда находимся в подчинении у режиссера. Конечно, вместе обсуждаем детали, высказываем свои предпочтения, пожелания, но последнее слово за режиссером. Он внимательно нас выслушает, но делает все равно так, как сам считает нужным. И, на мой взгляд, это правильно.


«Закорючки» Петра Мамонова

Вечные муки

Иногда бывает так больно, что кажется, именно эту минуту и невозможно прожить.

Сокровенное

Если самое главное будем скрывать, станет сокровищем.

Небо

Я смотрю в окно. Передо мной куча желтых листьев, нападавших с вишни. Каким-то образом в них отражается весь небосвод.

Шоколадка

В детстве подарили шоколадного зайца, а он внутри оказался пустой.

Умиление

Умиление – это когда начинаешь проливать слезы, осознавая великую милость Бога к себе и ко всему, что творится в мире.

Всегда внезапно. Как снег.

Жизнь

Прикоснулся пальцем к песку – ямочка.

Близость

Ближе к старости начал замечать вращение Земли.

Коллекция

15 лет собирал коллекцию. Ездил, покупал, переживал, радовался редкостям. И все прошло.

Солнце

Солнце осветило комнату, и сразу стала видна вся грязь и пыль, которая накопилась за зиму. Придется убираться.

Кино

Еду в кино сниматься, а там люди живут.

Крик

Крик – это по краям. В центре молчание.

Снежинка

Внимательно отнеситесь, каждое дело – снежинка: веточки, лучи, таинственный смысл.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 85 (5372) от 12 мая 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Далекое эхо войны
История одной фотографии
Картины – это мои дети
В Рязанском художественном музее им. И.П. Пожалостина открылась выставка произведений Михаила Рытькова
Читайте в этом номере: