Нити Арена
18:28 МСК
Вторник
19 / 09 / 2017
2452

Зачем капитализму физики?

Импортозамещение в прикладной науке не менее важно, чем в производственных процессах
Автор фото: Дмитрий Осинин | Зачем капитализму физики?
Фото: Дмитрий Осинин.

Все чаще ученые становятся предпринимателями. Без этого наукоемкую, высокотехнологичную продукцию не выпустишь. Как научные работники выдерживают конкуренцию на рынке в промышленности?

Отвечаем на примере рязанца Максима Шадрина.



Малый бизнес – партнер крупного

На крупном, имеющем около 900 работников, Рязанском заводе точного литья стало трудно обходиться без миниатюрной, размером со швейную, машины, оснащенной лазером. Завод сделал заказ малому предприятию ООО «Квант­рон», которое возглавляет 29-летний Максим Шадрин. Техника была вскоре изготовлена.

И вот теперь наладчик Руслан Баимбетов, прежде чем включить обрабатывающий центр, вставляет предназначенные для него инструменты в лазерную машину и добивается, чтобы их параметры с максимальной точностью соответствовали требованиям числового программного управления.

– На приобретение японских, корейских, ивановских центров и станков с ЧПУ мы не случайно затратили сотни миллионов рублей, – поясняет главный технолог завода Алексей Бородкин. – Оборудование, в частности, значительно ускоряет изготовление литейных форм. Но если хотя бы один из 20 – 30 одновременно использующихся в центре инструментов имеет погрешность, то вся программа – насмарку. Вручную, без лазера, искать и исправлять ошибку – немыслимо долго. Вот и выручил нас «Квантрон».

Физик Максим Шадрин, в свою очередь, вот уже много лет ищет заказы как раз на крупных, сумевших произвести хотя бы частичную модернизацию, предприятиях. Суперсовременные технологии там немыслимы, по его мнению, без научного сопровождения. Импортозамещение в прикладной науке не менее важно, чем в производственных процессах.

– Подобные лазерные машины выпускаются на Западе, – продолжает Бородкин. – Но там они в два-три раза дороже, чем у рязанцев. Соотношение цена-качество – в пользу Максима Шадрина.

Завод точного литья – далеко не единственный заказчик «Квантрона». Предприятиям, имеющим безостановочный производственный цикл, тоже требуется поддерживать строгие отраслевые стандарты качества. Сделать это контактным способом невозможно. Измерять геометрические параметры изделий на конвейере лучше всего оказалось с помощью лазера. Это выяснилось Шадриным давно, тогда, когда он принял участие в создании лазерной системы бесконтактного контроля толщины кровельных материалов, сделанной по заказу многоотраслевой компании «КРЗ». Ту, первую в жизни научную разработку, он внедрял в производство под руководством профессора РГУ имени Есенина Владимира Демкина и заведующего кафедрой физики этого вуза Владимира Степанова. На предприятии остались довольны высокой точностью их измерений, быстродействием, универсальностью и простотой эксплуатации.

От аспиранта до заводчика

Между тем сначала Максим Шадрин, воспитанный в семье военно­служащего, даже не помышлял о предпринимательстве. Увлечения его были многогранны: он закончил одновременно два факультета Рязанского государственного радиотехнического университета, получил две специальности: инженер-электронщик и программист – к тому же занимался лазерной физикой. Отца к этому времени перевели в Москву, а Максим остался в Рязани: именно здесь процветала научная школа лазерщиков, основанная профессором Владимиром Степановым. Тот взял в 2010 году Шадрина в аспирантуру при РГУ. И там Максим уяснил, насколько востребована физика в современной промышленности.

Степанов создал при РГУ консорциум «Лазерные системы, нанотехнологии и методы диагностики», в состав которого, кроме ученых, входили и входят бизнесмены, признанные не только на всероссийском, но и на международном уровне.

Вот лишь некоторые примеры. Коммутирующие приборы, выпускаемые ООО «Импульсные технологии», нарасхват берут японцы и американцы. В научно-лабораторном центре Рязанского радиозавода создавали экипировку для солдат будущего, а для этого новейшие комплексы учебных тренажеров, включавшие в себя визуализацию в виртуальном шлеме или очках, отображение действий модели военнослужащего в трехмерном виде в реальном времени относительно его реальных действий и одновременное отображение как виртуального радиообмена, так и виртуального движения и огня. С помощью Степанова и ученых из Москвы малое предприятие ООО «Вакуумные технологии» разрабатывало суперсовременную технологию выпуска вакуумных дугогасительных камер и вакуумных выключателей. Кстати, в прошлом году этот проект был одобрен федеральным Фондом развития промышленности и поощрен льготным займом в 118 миллионов рублей. Бизнесменам помогали изготавливать продукцию 9 докторов наук и 14 кандидатов, докторанты, аспиранты, студенты – тоже члены консорциума.

Работая над диссертацией о лазерном 3D-сканировании, Максим Шадрин уже в аспирантуре получал от профессоров такие уроки экономического менеджмента, которые изменили всю его жизнь. Как теоретик он создал алгоритм, повышающий точность сканеров в сравнении с зарубежными аналогами. Как практик тут же, в аспирантуре, создал собственное малое предприятие ООО «Квант­рон», где сотворил опытный образец собственного 3D-измерителя. Так что участие в создании лазерной системы для картонно-рубероидного завода он принял совсем не случайно: научные эксперименты с тех пор стали тесно связаны с реализацией их результатов на рынке.

Измерительные и контрольные системы – лишь одно из направлений бизнеса Шадрина. В частности, несколько лет назад он познакомился с руководителем компании «Проминструмент» Евгением Щербаковым и серьезно занялся реверсивным инжинирингом. От Евгения он получил заказ на особый прибор – лазерный триангуляционный датчик с ортогональным сэмплированием. Была создана система для 3D-сканирования металлорежущего инструмента. Дело в том, что промышленным предприятиям нужен современный высокоточный инструмент. Они хотели бы его получать, не прибегая к подорожавшему импорту. Компьютерные технологии позволяют копировать изделия по образцу в формате 3D, а затем выдавать чертежи, по которым инструмент можно успешно сделать. Эти заказы Максим с партнерами по бизнесу тоже выполняет для крупных промышленных предприятий.

Затем Шадрин и Щербаков пришли к идее продавать заводам и холдингам не чертежи, а сам высококачественный российский инструмент. И опять от идеи до внедрения в практику прошел очень короткий срок. Щербаков и Шадрин оформили еще одно малое предприятие, назвав его «Рязанский инструментальный завод». На собственные средства они купили немецкие дорогие суперсовременные станки «Вальтер», наняли рабочих и теперь осваивают производство новой для себя продукции.

Плюс господдержка

Становление таких предпринимателей, как Шадрин, происходит при большой региональной поддержке. В 2012 году Максим, после создания своего малого предприятия, получил грант по программе «УМНИК», софинансируемой федеральным Фондом Бортника и из областного бюджета.

В 2016 году Шадрин вошел в число победителей конкурса «Старт», проводимого Фондом содействия инновациям в рамках крупнейшей в России ежегодной стартап-конференции Startup Village. Шадрина пригласили стать резидентом «Сколкова». А ведь конкурс собрал несколько тысяч заявок. Проект Шадрина «3DSensor Высокоскоростная мультисенсорная технология измерения, контроля и 3D-анализа объектов сложной формы в условиях производства» признан лучшим в своей номинации. Сумма гранта составила 2 миллиона рублей.

И вот совсем недавно Максим добился нового успеха. 18 мая, в рамках проводившегося в Рязани Всероссийского форума «Территория бизнеса – территория жизни», эксперты определили самых перспективных предпринимателей. Шадрин стал лауреатом Национальной премии «Бизнес-Успех» как победитель в номинации «Лучший экспортный проект».

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 105 (5392) от 09 июня 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Помоги себе сам
Подходит ли такой принцип для современной российской школы?
Татьяна Банникова
По станциям страны детства
Читайте в этом номере: