02:45 МСК
Суббота
25 / 11 / 2017
447

Нашествие

О тех, для кого леса – любимая пища
Автор фото: Иван Назаров | Нашествие
Фото автора.

В иные годы некоторые виды насекомых размножаются в необычайно больших количествах и становятся истинным бедствием для лесных хозяйств. Особенно в этом частенько уличаются насекомые-вредители, живущие за счет древесных пород и травянистых растений.

В начале мая я возвращался в Рязань из села Гусь-Железный. После череды дож­дливых и холодных дней вечер выдался погожим и теплым. На заходе солнца, как всегда бывает в эту пору, стали появляться майские хрущи. Обычно их вылет происходит незаметно, не вызывая у людей никакого удивления. Примерно раз в 8 – 10 лет этих жуков бывает немыслимо много, и тогда они заявляют о себе всюду. Вот и в эту весну их явилось в мир Божий столько, что складывалось впечатление, будто наступил конец света. Шутка ли, моя «Нива» была в буквальном смысле атакована этими жесткокрылыми летунами. Там, где дорога пролегает через леса и рощи, хрущи встречались тучами и на «бреющем» полете буквально таранили проезжающие машины. Ударяясь о лобовое стекло, летуны так его замызгивали, что автомобильные дворники с удалением таких «автографов» не справлялись, – приходилось то и дело останавливаться и отмывать стекло вручную. Непрекращающийся «артобстрел» вызвал у водителей недоумение: «Что за наваждение?»

В середине мая эти «посланники небес» изумили меня снова. В Спасском районе, неподалеку от села Киструс, фотографируя на Святом озере его обитателей, я обратил внимание на кусты прибрежного ивняка. Они были прямо-таки нашпигованы майскими хрущами, будто это и не жуки, а обильный урожай каких-то плодов. Их буроватой окраски силуэты на фоне развернувшихся зеленых листьев пестрели всюду. Иные ветки от тяжести сгрудившихся жуков гнулись дугой. И было слышно, как от кустов исходило монотонное шуршание. Это пирующие на зелени едоки, усердно работая челюстями, пожирали молодую зелень.

Откуда такая напасть жуков? Тут все дело в их развитии. Оно протекает незаметно для нас, потому как развитие длится на протяжении трех – четырех лет в земле на глубине 10 – 30 сантиметров, и до поры до времени мы о существовании этой скрытой напасти даже не подозреваем. Напоминают о себе хрущи с конца апреля по май, когда после личиночной стадии они выбираются из подземелья на свет Божий уже сформировавшимися взрослыми особями. Влекомые листьями дуба, березы, ивы и других деревьев, в том числе и плодовых, пожирающие зелень жуки особого вреда не приносят. А вот их личинки, выходя из отложенных яичек и поедая корни деревьев, являются чрезвычайно опасными врагами для лесных хозяйств. Особенно от них страдают сосновые культуры. Убытки от хрущей бывают очень велики, поэтому там, где закладываются питомники, вой­на с ними ведется постоянно. В бывшем СССР, например, борьбе с этими вредителями отводилось важное место. Создавались даже специальные бригады, деятельность которых была направлена исключительно на борьбу с майскими хрущами. Во избежание гибели сосенок почва перед их посевом основательно перепахивалась и обрабатывалась ядохимикатами, а если личинок бывало много (3–5 на 1 кв. м), их собирали вручную. Производился и регулярный сбор жуков с деревьев во время их лёта.

Жук этот плодовит. Каждая самка в период своей активности (апрель, май) откладывает в почву до 70 яичек. Вышедшие из них в середине лета личинки питаются исключительно корнями деревьев. После отпущенного природой трех-четырех годов подземного заточения вредители появляются в мире света сформировавшимися жуками. И все начинается сначала...

В иные годы майских жуков бывает особенно много. Помню, в детстве мы, деревенские ребятишки, майскими вечерами собирались у околицы, вооружались метелками из зеленых веточек и сшибали летящих на «бреющем» полете хрущей. Полет жуков медлителен, поэтому каждый из нас за полчаса до темноты, когда лёт наиболее активен, сшибал их до сотни. Сбитые летуны мастерски прикидывались мертвецами. Замерев на земле кверху лапками, они выглядели бездыханными. «Мертвецов» мы собирали в картонные коробки и наглухо закрывали крышкой, где они вскоре воскресали и принимались настойчиво царапать стенки коробки. Гул был немыслимым, и это нас забавляло. Прислонив ухо к коробке, музыку эту мы слушали с удовольствием. Героем вечера становился тот, чья коробка гудела громче. А дома родители выносили пленникам приговор: их обливали керосином и сжигали. Нам, конечно, было жаль жуков. Но, понимая, что это враги садов и лесов, с участью «живых игрушек» мы мирились.

Обильный вылет хрущей повторяется через каждые 3 – 5 лет в зависимости от продолжительности созревания личинок и выхода их из куколок. И бывают годы, когда летунов появляется столько, что, обрушиваясь на деревья, они выглядят, будто это кара небесная. Нынешний год именно такой. Как было уже сказано, подобные явления природы выпадают один раз в 8 – 10 лет. Есть на этот счет даже народная примета: много майских жуков – к засухе. На моей памяти три серьезные засухи, с которыми связаны поражающие воображение вылеты майских хрущей: 1972-й, 1981-й и 2010 годы. Но нынешняя весна, как, впрочем, и начало лета, в нашем краю выдались дождливыми и не в меру холодными, что, быть может, указывает на иной прогноз погоды лета. Тут уместно привести и другую народную примету: май холодный – год хлебородный. То есть лето может быть дождливым и даже холодным. Парадокс, да и только. Кстати, народные приметы учеными кругами давно уже всерьез не воспринимаются. В наш век бурного развития цивилизации совпадений с ними бывает ничтожно мало, поэтому внимания ученых они не заслуживают. Дело в том, что человек, все настойчивее подминая под себя дикую природу, совсем не считается с ее укладом жизни, существующим тысячелетиями. В результате погоду предсказывать становится все сложнее, а взбунтовавшаяся природа теперь все чаще преподносит нам сюрпризы.

Насекомых-вредителей в наших лесах немало. Бывают годы, когда складываются благоприятные условия для массового размножения зеленой дубовой листовертки – невеликой, до 20 мм в размахе крыльев бабочки. Уже само название говорит о том, какая порода деревьев страдает от прожорливых гусениц этой летуньи. Кроме дуба, она не чурается и фруктовых деревьев, нанося садам немалый вред. Ученые относят эту бабочку к палеарктическому виду, поскольку у нее довольно широкое географическое распространение. Только за последние полвека она, кроме Центральной России, успела «наследить» в лесах и садах почти всех европейских государств: Испании, Франции, Швейцарии, Германии, Италии, Чехословакии, Австрии, Венгрии, Северной Англии, Швеции. Нашествия этого вредителя отмечались в Греции и Крыму, некоторых странах Азии, западной Сибири, Китае и Японии.

В Рязанской области за последнее время самое крупное нашествие этого вредителя наблюдалось в 1984 году. Особенно сильно были поражены реликтовые дубравы у села Терехова Шиловского района и у села Коростова под Рязанью. Тогда в этих дубравах не только деревья, но и прилегающие к ним кустарники и даже молодой подрост были заполонены прожорливой армадой гусениц.

Другой коварный вредитель, любитель дуба, – это непарный шелкопряд. Бабочка много крупнее упомянутой листовертки, размах крыльев самки достигает 50 мм. Сама летунья вреда деревьям тоже не наносит, а вот ее гусеницы, вышедшие из отложенных яичек, опустошают зелень начисто. Массовые размножения непарного шелкопряда обычно наблюдаются в засушливые весны, гусениц в такую благоприятную для них пору появляется немыслимо много, и пищи им, конечно, не хватает. Испытывая голод, ползающая братия среднего возраста способна мигрировать по деревьям вниз и перебираться на другие лиственные породы, а оставшиеся на оголенных дубах юные гусеницы переключаются на ткани молодых побегов, цветы и почки. Большинство деревьев после нашествия непарного шелкопряда восстанавливается и вновь образует листву, только желудей на них в такие годы уже не бывает.

И есть еще вредитель, представляющий серьезную опасность для лесов – рыжий сосновый пилильщик. Это перепончатокрылое насекомое с длиной тела 7–9 мм. Появление его гусениц бывает столь дружным и обильным, что их армады пожирают хвою до основания, оставляя после себя только голые побеги. В последние годы в нашей области крупное нашествие соснового пилильщика отмечалось в 2002 году в Шацком районе. Вкупе с непарным шелкопрядом (один орудовал на лиственных породах, другой – на хвойных) они опустошили более полутора тысяч гектаров леса. Любопытно, но гусеницы рыжего соснового пилильщика поедают на деревьях хвою исключительно старую, а молодую – сторонятся. Это позволяет пораженным соснякам восстанавливаться. Ученые заметили: чем суше почва, на которой растут сосны, тем они чаще подвергаются нашествиям рыжего соснового пилильщика и тем обширнее возникают очаги поражения. Вот такая тут закономерность.

В заключение вернемся к майским жукам. Интересно знать: кто же в нынешней погодной аномалии возьмет верх – засушливое или хлебородное лето? В приметах, как было уже сказано, теперь наблюдается откровенная неразбериха, поэтому непонятно, какой прогноз сбудется. Что ж, поживем – увидим. Как говорится – еще не вечер.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 110 (5397) от 16 июня 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Коробейники Шрёдингера
Михаил Скрипников
И все-таки лето
Фото Татьяны Клемешевой и Владимира Проказникова
Читайте в этом номере: