Нити Арена
15:21 МСК
Воскресенье
24 / 09 / 2017
404

Прогулка с американским акцентом

Елена Валова, Ольга Натальская, Питер Хамфри
На снимке: Елена Валова, Ольга Натальская, Питер Хамфри

Лес черных аистов встретил нас настораживающей тишиной. Это понятно: на исходе июня основная масса птиц воспитывает молодняк, им теперь не до песен. Несмотря на солнечный день, под сводами старых дубов, лип, осин, берез и кленов, представляющих непроглядную чащу, царит сумрак. Тут много сосен и елей. Некоторым около двухсот лет. Удивительно, но эти деревья – любители песчаной и сухой почвы – каким-то образом здесь, среди болот, уживаются с влаголюбивыми соседями и матереют. На иных соснах видны следы подсочки, проводимой тут местным лесничеством в середине прошлого века. За давностью времен порезы заплыли смолой, кора возле них высохла и отвалилась, и теперь такие деревья выглядят калеками. Кажется, что тишина этого нелюдимого уголка никогда не нарушается, она будто вечная, и мы, пребывая в ее власти, шли молча. Но вот наш гость из Америки Питер Хамфри поднял руку и показал на вершину раскидистой липы, откуда доносились негромкие посвисты. «Черноголовая гаичка! – объяснила реакцию американца Ольга Валерьевна. – Увидеть эту птицу в России – давняя его мечта». Оля немного говорит по-английски, а коль этого для понимания бывает недостаточно, разнообразит речь немецкими и русскими словами, а Питер, сносно объясняясь по-русски, дополняет смысл сказанного жестикуляцией рук. Благодаря такому набору изъяснений понимание между ними обоюдное.

Ольга Валерьевна – инженер-лесопатолог Центра защиты леса Рязанской области. Она превосходный фотограф, время отпусков проводит, фотографируя птиц. С Питером познакомилась в прошлом году в Дагестане, находясь там в экспедиции. Узнав о том, что романтик из Америки мечтает увидеть место обитания черных аистов, пожелала помочь. Созвонившись со мной, попросила посодействовать. Странствуя по России, Питеру видеть таких птиц доводилось, а вот их гнездо, как, впрочем, и место гнездования – никогда. Очень редкая птица!

Тут необходимо сделать небольшое отступление. В конце прошлого века среди любителей птиц Великобритании появилось необычное увлечение, получившее замысловатое название, – бердвотчер. По-английски – это наблюдатель птиц. По-нашему – орнитолог-любитель, другими словами – странствующий орнитолог. Вообще-то толкового слова этому увлечению нет. Пытались даже назвать столь необычный энтузиазм «спортивной орнитологией», но звучит как-то странно и не отражает суть дела. Смирились с тем, что есть. Задача бердвотчера – увидеть как можно больше птиц разного вида. Правда, на деле это выглядит скорее коллекционированием впечатлений, получаемых от наблюдений, а не коллекционированием увиденных птиц. И тем не менее увлечение это быстро распространилось по всему миру. В иных странах есть даже клубы бердвотчеров, в которых каждый его участник в первую очередь обзаводится перечнем названий птиц, обитающих в той или иной стране. Отправляясь в какое-нибудь место и встретив там интересующую птицу, бердвотчеру нужно лишь в графе перечня оставить пометку, говорящую о том, что видел ее собственными глазами. А чтобы соклубники не сомневались, еще, если конечно повезет, требуется увиденную птицу запечатлеть на фотокамеру.

Колесить по странам мира – удовольствие необычайно дорогое. Позволить себе такой моцион может лишь человек весьма состоятельный. В Окском заповеднике мне рассказали, как в 90-х годах к ним из Финляндии приехали супруги только за тем, чтобы увидеть желтых трясогузок. Удивило в этой истории то, что финны, совсем не зная русского языка, все же смогли добраться до запланированного места и мечту осуществить. А летом 1987 года в заповедник пожаловал американец – директор ЦРУ в отставке Шлезингер Джеймс. Этот знаменитый в мире человек пожелал увидеть коростеля. Когда встреча с невиданной для него птицей состоялась, американец поднял кверху большой палец и дико закричал: «Es! Es! Es!» Затем достал из полевой сумки клубный перечень птиц, нашел в нем рисунок коростеля и поставил рядом галочку – видел! Вот такие курьезы бывают в жизни знатных персон, которые на склоне лет заводят чудаковатое для себя хобби.

У нашего гостя интерес к птицам иной. Во многом это, конечно, все тот же интерес бердвотчера, коим он тоже себя считает. Но, уделяя внимание эндемикам той или иной страны и изучая экосистемы, где размножаются редкие виды птиц, американец занимается еще и наукой. Путешествуя по миру, он побывал в Китае, Японии, Камбодже, Непале, Вьетнаме, Гватемале, Бразилии и многих других странах. В Россию приезжал несколько раз. Бывал в заповедниках Астрахани, Кавказа, Ненецкого автономного округа. Только в европейской части России ему довелось увидеть 350 (!) видов птиц. Интересуясь редкими видами соколов, он принимал участие в их кольцевании.

Учился Питер в Эдинбурге (Шотландия) в университете антропологии. Затем, перебравшись в Нью-Йорк, посвятил себя киносъемке живой природы. Касаясь разнообразия интересов Питера, важно отметить, что сегодня наиболее существенная для него тема – это миграция птиц и места их гнездования. В Британии, например, зимует много диких гусей, лебедей и куликов. Но на гнездование они не остаются, а улетают в Россию. Чтобы это понять, нужно гнездовые места видеть, и наш гость в этом весьма заинтересован.

Парадоксов в мире природы много. Взять хотя бы ту же черноголовую гаичку. В России она довольно редкая и осторожная, а в Англии – обычная птица, гнездится даже в оживленных парках. То же самое можно сказать о дерябе. У нас этот крупный дрозд людей сторонится, а там гнездится в парках. Но есть в туманном Альбионе и свои минусы: из природы Великобритании давно исчезли перепела и коростели, страна окультурена настолько, что места в ней этим птицам не осталось.

Но вернемся в лес аистов. Черноголовая гаичка вдруг смолкла, и больше эту пташку мы не слышали, хотя Питер, чтобы спровоцировать, раз за разом воспроизводил ее голос на сотовом телефоне. Кстати, наш американский гость – большой знаток голосов птиц мира и географического их распространения, что очень важно для путешествующего орнитолога. А когда бывает в чем-то не уверен, американец за справками обращается к Интернету через монитор сотового телефона.

Родина Питера – Англия. Однако последние двадцать пять лет, а это ровно половина его жизни, он проживает в Бостоне, поэтому мы называем его американцем, что, похоже, очень ему льстит. У него своя консалтинговая компания, связанная со строительством коммуникационных сооружений. И хотя Питер доходы компании считает весьма скромными, все же подобные поездки по странам мира он себе позволяет.

...Мы почти у цели. До гнездового дерева черных аистов – метров четыреста. Однако оставшийся отрезок пути – самый сложный. Тут от частых дождей наводнились канавы, болота и поросшие осокой кочковатые луговины. Их в лесу аистов немыслимо много. Первое же понижение луга обязало нас идти в обход – воды выше колена. Другую водную преграду попытались перейти вброд. Подняв отвороты болотных сапог, я водный перешеек преодолел благополучно. Точно так же поступил и американец, предусмотрительно обувшись в болотники. А вот Ольге и ее подруге биологу Елене, из-за того, что их сапоги коротковаты, пришлось разуваться. Питера это очень позабавило: вошедших в холодную воду босоногих девушек он сопровождал улыбкой, а над моим предложением перенести их на руках громко рассмеялся, приняв это за шутку.

И еще сценка, которая американца изрядно повеселила. На одной трухлявой валежине мы увидали необычный гриб, окраской и формой напоминающий подосиновик и, присев на корточки, схватились за фотоаппараты. А Питер, коверкая слова, с нескрываемой насмешкой лопотал: «Русски очен любит кушать гриби». Ольга, как могла, объяснила ему, что гриб несъедобен, просто он очень редок, красив и на удивление фотогеничен. Аргумент американца, похоже, убедил, но язвительная улыбка еще долго оставалась на его лице.

Гнездо я отыскал с трудом. Листва на деревьях и плотная завеса хвои на подросших вокруг елях громадную постройку аистов заслонили и сделали ее неприметной, да и находится она на высокой сосне метрах в двадцати от земли. Наша осторожность – смотреть на гнездо исключительно издали – оказалась излишней, оно, к сожалению, оказалось пустым. И, судя по тому, что внутри постройки уже зеленеет стена вымахавшего кипрея, пустует не первый год. Причина неизвестна. Однако Питер, несмотря на мое разочарование, брошенную птицами постройку не переставал фотографировать и при этом одобрительно кивать головой. Чтобы увидеть самих птиц, я предложил посетить другое гнездо аистов. Оно в пятнадцати километрах от этого, но отправиться туда можно только завтра. После недавнего ветровала в тот край леса без бензопилы не проехать, а сейчас у нас ее нет. Но Питер отказался, сославшись на то, что завтра уезжает в заповедник Кольского полуострова. Ольга объяснила, что его устроило и это гнездо, поскольку ему теперь понятно, какие места привлекают черных аистов на гнездование.

Выбравшись из леса аистов к оставленной у дороги машине, мы отправились в город. У села Деулино сделали остановку, устроившись перекусить за столиком под раскидистой сосной. Питер восторгался местной природой. Говорил, что она прекрасна, потому что дикая, неокультуренная, а значит – настоящая. Такая природа осталась только в России. Еще он благодарил наши лесные дороги за то, что они ужасные, труднопроходимые, особенно после дождей. На его взгляд, именно такое состояние дорог во многом обеспечивает сохранность природы, не давая осквернить и разграбить ее. Трудно не согласиться с ним...

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 120 (5407) от 30 июня 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
На старте – ветераны
Испытание веры
Корреспондент «РВ» делится впечатлениями от увиденного на Великорецком крестном ходу
Вероника Шелякина
Читайте в этом номере: