05:08 МСК
Пятница
24 / 11 / 2017
522

На баррикады за «труды»

Станут ли уроки технологии снова в тренде?

Четыре года назад, написав об уроках по технологии в одной из школ Рязани, я назвала свою статью «Не в тренде?», говоря тем самым, что отношение к школьному предмету, называвшемуся когда-то «труд», неоднозначное и положение его таково, что он, возможно, скоро исчезнет из школьного расписания.

Воспитание еще не в законе

К счастью, такого не случилось, и хотя во многих российских школах уроков технологии как не было, так и нет (они заменяются информатикой, по кусочкам отдаются на другие предметы), появилась-таки надежда, что предмет «технология» обретет достойное положение и в школе, и в обществе.

Да, собственно, общество-то наше в лице, так сказать, простых-рядовых людей не имело ничего против того, чтобы в школе детей к труду приучали.

Но многих сбили с толку те «прогрессивно» мыслящие деятели от образования, которые уверяли, что для новой российской школы нравственно-воспитательная функция не обязательна, а труд в школе – это насилие над ребенком. Потому и стал он «не в тренде».

И мнения – разные

Иной взгляд получил свое право на существование в связи с заявлением министра образования и науки Ольги Васильевой, которая считает, что школе необходимо вернуть все воспитательные функции для формирования настоящих граждан страны вместо, как декларировалось раньше, «квалифицированных потребителей». В поддержку этому члены Совета Федерации Виктор Кресс и Александр Волков выступили с инициативой закрепить в Законе «Об образовании в РФ» понятие «трудовое воспитание». Председатель комитета по образованию Госдумы Вячеслав Никонов тогда же сказал, что возвращение трудового воспитания вызвало и еще вызовет у депутатов много споров, предложил создать согласительную комиссию. Представить себе, о чем спорили народные избранники, какие возражения были даже у сторонников «приучать детей к труду», можно, прочитав в газете «Культура» за 13 апреля этого года очень обстоятельную и познавательную статью. Здесь опубликованы и результаты голосования на сайте газеты кто «за» и кто «против». Подавляющее большинство читателей проголосовали положительно, но 14 процентов одобрили такую постановку вопроса: «Оставьте моего ребенка в покое – пусть получает хорошее образование и престижную профессию. Бытовые проблемы решаются при помощи денег, зачем самому руки пачкать?»

Вопрос ребром

Газета с апреля лежит на моем столе, но как-то не доходили мои глаза до этого «отрицательного тезиса». А что? Пусть грубо, но в чем-то верно. И я решила отправиться к герою той, четырехлетней давности статьи – учителю технологии школы № 63 Рязани Николаю Васильевичу Пашкину, который отдал преподаванию этого предмета в школе 35 лет жизни. И что: только для того, чтобы ребенок мог гвоздь в стенку вбить?..

Николай Васильевич встретил меня в оборудованных «до зубов» двух своих мастерских, с гордостью показывая разложенные по линеечке в новых шкафах «рубаночки, стамесочки», новый сверлильный станок и прочее, жалея, наверное, о том, что я в силу своей женской некомпетентности, не оценю увиденного. Такое «миллионное» богатство досталось школе не зря. В 63-й школе ежегодно вот уже лет восемь проходит областная олимпиада школьников по технологии, что заставляет вспомнить жизнеутверждающее: «Жив курилка!» и отдать должное руководителю школы Галине Анатольевне Акининой – директору, каких в нашей области наберется не так уж много: они, как бы стоя на баррикадах, возведенных против разрушителей российских традиций, крепко и высоко держат школьное знамя труда.

И все же, помня о голосовании на сайте «Культуры», один из первых вопросов, который я задала Николаю Васильевичу, был прямо-таки ребром: «Для чего нужен школе ваш предмет?» «Для того, чтобы научить ребенка работать руками и мыслить головой», – отвечает он с некоторой укоризной. Мол, чего же тут непонятного?

Рубанки, стамески и световой мотор

Вот и новый федеральный образовательный стандарт по технологии, по мысли Пашкина, способствует этому. Содержание его наполняет сам учитель, а принципы – общие. «Приходя в мастерскую, – говорит он, – я пишу на доске тему урока. А цель урока они должны поставить сами. Например: тема «Строгание древесины»… Сами должны додуматься: прежде чем строгать, надо научиться налаживать инструмент, изучить технику безопасности, какая древесина существует и так далее. Потом то же самое будет по металло-обработке».

Какие ребята приходят к Пашкину в пятый класс? Такие же, как и везде. Никаких «трудов» знать не хотят – только смартфоны, планшеты… Надо заинтересовать. А как? По-разному. Например, две табуретки мальчишка сделал: одну для школы, другую домой взял (недостатком материала школьные мастерские не страдают). Бабушке одного ученика эти изделия так понравились, что она их заказала несколько. «За деньги?» – спрашиваю я. «Что вы, что вы!» – пугается Николай Васильевич, потому что сейчас плата за изделие, изготовленное на уроке, – это криминал.

А ведь когда-то, в конце перестройки, считалось, что это-то и есть, что надо: ребенок должен учиться предпринимательству. Неисповедимы пути нашего образования!

Новые федеральные стандарты, по словам Пашкина, помимо мастеровитости, предусматривают и навыки творчества. Выполнению творческих проектов отводится четвертая четверть. Один мальчик втайне от учителя что-то мастерил, а потом принес выполненный проект под названием «Мотор Мендосино». Такой мотор заводится от света: электрического фонарика или луча солнца… Проект необязательно связан с деревом или металлообработкой – мало ли чего взбредет в творческую голову? Жаль, что тогда с нами не было учеников Пашкина – они поделились бы замыслами, но – первый день отдыхали после производственной практики, когда приводили в порядок, ремонтировали свои мастерские.

Всего два слова

«Кем становятся в жизни ваши питомцы?» – не могла я не задать такой вопрос. Учитель вздыхает. Нет, он может привести в пример своих бывших учеников, которые, так же, как его сын, после школы поступили в техникумы, потом в институты, стали инженерами. Но это примеры из прошлой поры, а сейчас среди бывших учеников рабочих и инженеров мало. «Надо повышать престиж человека труда, – горячо говорит Николай Васильевич, – а без школы это невозможно. И Президент так считает».

Да, но Президент говорил, например, и о том, что школьников надо занимать интересным для них трудом, а не заставлять выполнять работы, за которые другие деньги получают.

Судя по всему всего-то два слова – «трудовое воспитание» – не пройдут в закон об образовании без сучка и задоринки. Лишь бы это послужило на пользу делу.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 140 (5427) от 04 августа 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Активная жизненная позиция
Благодаря многочисленным обращениям участника Великой Отечественной войны начался ремонт дороги
Ольга Драган
Читайте в этом номере: