10:44 МСК
Вторник
21 / 11 / 2017
703

Копилка с двойным дном

Стоит ли доверять людям, собирающим на улицах пожертвования для больных? Кто они – волонтеры? Обманутые аферистами молодые граждане? Или коммерческие агенты, готовые на любую подработку?
Копилка с двойным дном
Фото: РИА «Новости» .

В общественный транспорт их, как правило, пускают бесплатно. Кондукторы пожимают плечами: вроде бы добрым делом занимаются, хотя как знать… Молодые люди представляются волонтерами, собирающими средства на лечения ребенка с ДЦП. Стараются сразу развеять сомнения в моральной чистоплотности – готовы показать документы благотворительного фонда, дать телефон мамы больной девочки. Кто-то из пассажиров лезет в сумку за кошельком, кто-то продолжает сидеть с невозмутимым видом. Многие, судя по напряженным лицам, чувствуют себя неловко. Не жалко десятки или сотни – не убудет – но где гарантия, что перед тобой настоящие благотворители, а не персонажи Ильфа и Петрова.

После выхода сборщиков денег из автобуса кондуктор пренебрежительно машет рукой: «Говорят, много случаев обмана. Я лично не связываюсь…».

А недавно девушка-волонтер встретилась мне на площади Театральной. Подошел к ней побеседовать. По тому, с какой готовностью и робостью она показывала документы, стало понято: она человек пока еще не испорченный аферистами. Возможно, верит в пользу своего волонтерства.

От нее узнал, что благотворительный фонд зарегистрирован в другом городе, а в Рязани есть его представители, им сдают собранные на улицах и в транспорте деньги. Где сидят представители? Точного адреса не помнит, где-то на площади Ленина. На дне стеклянного ящика-копилки виднелись несколько купюр.

Что же за десант из юношей и девушек периодически высаживается на улицах Рязани? Почему они столь настойчивы в своих просьбах и весь их облик словно говорит об одном: если мы сию секунду не поможем, то будем мучиться от угрызений совести?

Все эксперты, с которыми мы поговорили, отнеслись к этой уличной благотворительности не просто скептически, а резко негативно. Они уверены: непрозрачность деятельности таких организаций подрывает доверие к честным фондам и наносит вред самой идее народного сбора средств в помощь нуждающимся.

– Обычно настоящие благотворительные фонды, за плечами которых множество добрых дел и спасенных жизней, не практикуют уличный сбор пожертвований, – объясняет уполномоченный по защите прав человек в Рязанской области Наталья Епихина. – Настораживает, что лжефонды заходят в регионы часто под именами известных организаций. У людей эти названия на слуху, и они думают – надо оказать содействие хорошим людям. А люди на самом деле не те, они вообще из других городов. Я разговорилась с так называемыми волонтерами на улице. Они получают вознаграждение 25 процентов от собранных средств, но об этом нигде не упоминается. То есть люди думают, что весь рубль пойдет на помощь больному, а на самом деле 75 копеек. Да и те могут не дойти. Кстати, по имеющимся нормативам фонд может использовать только 20 процентов собранных средств на собственные нужды, а никак не 25. Я проверила отчетность нескольких подобных фондов и увидела, что такая статья расходов, как оплата труда волонтеров, в ней не отражена. Это тоже тревожный звоночек. Как-то уж больно агрессивно эти «фонды» взывают к нашему милосердию. Здесь явно скрыты чьи-то личные интересы. И самое печальное, что у людей пропадает желание совершать пожертвования, они разочаровываются в благотворительных организациях, когда узнают, что перед ними лжефонд. Да и само понятие волонтерства выхолащивается.

Попытки установить более тесный контакт на улицах со сборщиками адресных пожертвований у Ларисы Николаенко всегда заканчивались неожиданно – люди теряли интерес к разговору и закрывали тему. Лариса Валерьевна возглавляет общественную организацию «Свой путь», опекающую детей с психофизическими нарушениями.

– Я несколько раз подходила к людям с фотографиями больных детей и реквизитами, начинала изучать их историю, чтобы направить в специализированный фонд или центр. И видно по глазам: им уже не интересно, они уходят от разговора. Понимаешь, что тут, скорее всего, не тяжелая жизненная ситуация, а обычное поберушничество, – делится своими наблюдениями Лариса Николаенко.

А что же полиция, почему бездействует?

– Каких-то законодательных запретов проводить сбор средств на улицах в благотворительных целях не существует, – говорит Николаенко. – Но рычаги контроля, на мой взгляд, необходимы. Недавно я подошла к так называемым волотнерам и спросила, какой фонд они представляют. Оказалось, что он зарегистрирован в другом городе. Мы не можем увидеть, какие люди ими руководят, где их офис, не можем потребовать отчетность. Ну что это за благотворительность? Может быть, они детей лечат, а может, себе на новые машины собирают. Как проверить? Сразу напрашивается вопрос: где эти фонды, зарегистрированные в Тамбове или в Воронеже, находят столько волонтеров в Рязани? Тут местным-то организациям привлечь добровольцев непросто. И вдруг целая сеть по России. Выглядит странно…

С тем, что подобные акции могут исказить саму идею благотворительности, согласна и директор автономной некоммерческой организации поддержки семьи и детства «ПроДетство» Елена Макаровская.

– Проверить движение средств в этих лжефондах невозможно. Да, в магазинах и офисах мы иногда видим ящики-копилки для сбора пожертвований. В помещениях, а не на улицах! Там изъятие собранных средств идет с оформлением документов отчетности и на основе заключенного договора между юридическими лицами. Меня очень смущает сам стиль поведения волонтеров. Такое впечатление, что их кто-то научил определенным формулировкам, в которых проглядывают техники манипулирования сознанием. Например, человек вдруг ощущает чувство вины. Вопросы ставят так, что на них возможен только один ответ. Есть фонды-клоны, использующие репутацию проверенных организаций. Но на улице или в транспорте проверить, кто есть кто, за несколько минут невозможно. Мое мнение: нужно пресекать все практики непрозрачной благотворительности, чтобы не вводить людей в заблуждение.

Уполномоченная по защите прав ребенка в Рязанской области Екатерина Мухина советует звонить в полицию.

– Я знаю, что это мошенники или люди, введенные в заблуждение аферистами. Я сама несколько раз звонила в присутствии «волонтеров» в полицию – ребята исчезали мгновенно. Доверять им ни в коем случае нельзя. Они могут вам показать выписку из устава организации. На самом деле никаких уставов нет. Но люди у нас доверчивые, дают деньги и кого-то обогащают. Я обсуждала эту тему с духовными лицами. Например, со священником Дмитрием Смирновым, очень известным в православном мире духовным наставником. Он тоже не приветствует подобные технологии благотворительности. Проблема давно вышла за пределы отдельно взятых регионов и переросла в общероссийскую. Она ставилась на заседаниях Общественной палаты РФ. И мы ее будем вновь скоро обсуждать на экспертном совете при уполномоченном по правам ребенка в Рязанской области.

Может быть, вообще запретить сбор наличных средств на благотворительные цели и перечислять их только на расчетные счета? Такие предложения высказываются. Опрошенные нами эксперты против крайних мер. По их мнению, это затруднит оказание помощи физическими лицами.

– Запрещать наличный оборот в благотворительности не стоит. А вот что нужно пропагандировать, на мой взгляд, так это адресную помощь нуждающимся внутри своего региона. Это самый эффективный способ поддержки, когда и адресат виден, и с благотворителями налажена обратная связь. Патронажность, попечительство – вот чего нам не хватает, – говорит руководитель общественной организации «Свой путь» Лариса Николаенко.

– Однозначно – на улицах никаких массовых сборов якобы на благотворительные цели быть не должно, – уверена уполномоченный по правам человека в Рязанской области Наталья Епихина.

Против лжефондов объединились добросовестные благотворительные организации. Рязанская АНО «ПроДетство» вошла в ассоциацию «Все вместе», разработавшую декларацию о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Декларация осуждает практику сбора наличных денег от имени организаций вне мест проведения организованных благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров. Ассоциация обращает внимание общественности на то, что сборам пожертвований на улицах, в транспорте, в пробках, как правило, занимаются не волонтеры, а коммерческие агенты, получающие процент от собранных денег. Никаких подтверждений того, что средства в полном или частичном объеме идут по назначению, нет.

Придя в редакцию, я попытался отыскать сайт организации, якобы помогающей детям с ДЦП, от имени которой работают агенты в Рязани. Но кроме каких-то ссылок на страничку с юридическим адресом учредителя – физического лица, ничего в сети не обнаружил. Не нашел я в этих ресурсах и фамилии той девочки, для которой собирали деньги. Может быть, для этого нужно перерыть весь Интернет? Или все-таки информация должна подаваться грамотно и наглядно, с точными цифрами прихода и расхода пожертвований. Более убедительной кажется позиция ассоциации «Мы вместе», и я не вижу оснований ей не доверять. «На наших глазах ширится и крепнет мошенническое движение, ставящее под угрозу благотворительный сектор. Всякого мошенника рано или поздно разоблачают, но лжескандалы серьезно ударят и по всем нам, а значит – по нашим подопечным. Ушли годы, прежде чем нам начали доверять, и если мы не будем сами бороться с обманом в благотворительной среде, то мы ничем не будем отличаться в глазах общественности от тех, кто обманывает».

Похоже, призыв «Люди, будьте бдительны!» никогда не потеряет своей актуальности.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 144 (5431) от 11 августа 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
«Позывной «Санитары» – книга о героях современной России
Читайте в этом номере: