10:21 МСК
Четверг
23 / 11 / 2017
241

Быть верующим

Каковы отношения между Православной церковью и современной молодежью?

В нашем городе возводятся православные храмы, внутри которых и вокруг особенно многолюдно в церковные празд­ники. Взрослые приводят с собой детей. Вошло в традицию, что молодые семейные пары обязательно венчаются, а новорожденных детей крестят. Как иногда говорят, церковь сегодня «в моде». Однако не это ли и есть сегодня главная ее проблема? На данную тему получился разговор корреспондента газеты с настоятелем Вознесенского храма Рязани, председателем миссионерского отдела Рязанской епархии протоиереем Арсением Вилковым…

Р.В. – Отец Арсений, мне довелось слышать по телевидению выступление Патриарха Кирилла в Российском государственном социальном университете на I Международном коммуникативном форуме «Медиа-Проект». Патриарх говорил с молодежью на темы, близкие ей, например, об общении в виртуальном пространстве. Это и есть пример миссионерской деятельности?

А.В. – Слово «миссия» означает «посланничество». Господь посылает апостолов, учеников своих, свидетельствовать миру о Царствии Небесном, о перспективе вечной жизни, если человек отречется от разрушающего его душу зла, в котором он находится, и обратится к Богу. Человек должен иметь какую-то надежду. Если ее нет, он, живя лишь сегодняшним днем, ведет себя так, как будто ему все позволено. Правда, есть еще совесть, с точки зрения христианской традиции – голос Божий в человеке, естественный нравственный закон, поскольку человек является творением Божиим. Но этот естественный нравственный закон необходимо подкреплять. Верующие люди становятся для тех, кто живет в мире, свидетелями того, что человек – это существо высокого порядка, не приземленное, не принадлежащее только этому миру. Человек призван к жизни вечной, Царству Небесному, состоянию благости, в которой пребывает Бог. Человек создан Богом для рая, мы рай потеряли, но эту ситуацию можно исправить. Само слово «религия» означает воссоединение с Богом, и миссионерская задача – попытаться помочь людям сделать это.

Р.В. – В 2005 году проводился широкий всероссийский форум, посвященный взаимодействию Православной церкви и современной молодежи, и там говорилось, что нынешние молодые люди нуждаются в специфических подходах и формах, а ничего такого пока не придумали. Изменилось что-то за двенадцать лет?

А.В. – Мы говорим немного о разных вещах. Очень часто церковь воспринимается как некая социальная, благотворительная, волонтерская организация, которая может поддержать человека в трудную минуту, занять полезным делом ту же молодежь. Но у церкви на самом деле иная функция. Она должна открыть человеку радость Евангельской истины и привести его к Царству Небесному. Вот главная задача, и в этом направлении должно идти движение.

И здесь мы снова возвращаемся к свидетельству. Свидетельствовать же о Христе можно по-разному: читая проповеди в храмах, ведя беседу в студенческой аудитории и т.д. А можно свидетельствовать своей жизнью, как это получается у подвижников, святых людей – потому и идет, едет к ним народ. Каким путем человек приходит к Богу, как это свершается в его душе, мы не знаем и не можем знать, потому что это дело Божие. Наша миссионерская задача – помогать человеку в этом, направлять.

Р.В. – Несколько лет назад при вашем храме было создано православное молодежное общество с несколько необычным названием – «Гранат»...

А.В. – Общество это возникло семь лет назад. В стране существовало уже немало разного рода православных молодежных групп, для Рязани же это было новым явлением, и нам хотелось дать своему детищу выразительное, ни у кого не заимствованное название. Гранат – в полной мере христианский символ: его зернышки символизируют Церковь, красный цвет – цвет мученичества, Пасхи… Первое, к чему мы стремились, помочь молодым людям переступить порог церкви, сблизить их со священниками, к которым многие не знали, как подойти. В то же время мы старались объединить их в различных проектах, через которые бы и шло воцерковление. Главной формой работы в первые годы были еженедельные встречи (в непринужденной обстановке, за чайным столом) со священниками, авторитетными и симпатизирующими церкви людьми – в их числе, например, преподаватели вузов. Были у нас в качестве гостей и очень известные, интересные люди – скажем, Федор Емельяненко – борец по смешанным единоборствам… Одним из основных направлений работы сразу стали волонтерские проекты: поездки со спектаклями в школы, интернаты. Оказываем помощь храмам – в уборке территорий, в строительных работах.

Р.В. – У вас постоянное число членов?

А.В. – Есть определенная «текучка»: одни приходят, другие уходят. Бывает, что по очень уважаемым причинам. За время работы общества некоторые молодые люди решили образовать семейные пары (у нас уже девять пар, познакомившихся в обществе), появились дети, новые заботы…

Р.В. – Вы говорили о том, что назначение церкви куда более высокое, чем быть просто социальной организацией… Но современная молодежь часто поддается опасным увлечениям («руферы», например) или влезает по незнанию в игры политиков… Как вести себя во всех этих случаях церкви?

А.В. – Церковь вне политики, мы не можем идти на Болотную площадь или «Манежку» и спрашивать подростков: «Зачем вы здесь?» Что касается опасности некоторых молодежных субкультур, то мы стараемся быть везде, куда нас приглашают, где принимают и спрашивают наше мнение. Миссионер должен уметь разговаривать на языке своей аудитории, чтобы она его воспринимала, но не опускаться до уровня этой аудитории, если тот недостаточно высок. Но опять же: там, где это возможно, мы должны представлять наше свидетельство больше о небесном, чем о земном.

Однако есть во всем этом одна существенная проблема: нас мало…

Р.В. – Священников мало?

А.В. – И священников мало, и тех из них, кто работает с молодежью. Ресурсов не хватает во всем. Православное общество «Гранат» существует уже семь лет, в его постоянном активе около 30 человек, а мы собираемся вот в этом маленьком помещении, и гостей приглашаем сюда. Вообще, ресурсы церкви крайне ограничены, используем все, что у нас есть.

Р.В. – А со стороны кажется, что для нее сейчас период наибольшего благоприятствования.

А.В. – Это иллюзия. Если же продолжать разговор о молодежи, то много молодых людей негативно относятся к церкви. В храмы не идут и к Богу не обращаются. Только в крайних случаях.

Р.В. – Если кто заболел, свечку за него поставить…

А.В. – К сожалению, да, вот так, разово… У нас в крупных вузах появились священники-кураторы, но эта работа только начинается. Далеко не все проявляют к ней интерес.

Р.В. – Молодежь сейчас очень рациональна и поглощена тем, что идет с Запада.

А.В. – Действительно, молодежь во многом поглощена этим, но она далеко не рациональна. Большинство наших молодых людей настроено мистически, у них оккультное сознание, сформированное с детства через телевидение, СМИ. А поскольку отсутствует атмосфера здоровой духовности, молодежь увлеченно прибегает, например, к псевдоиндуистским практикам, неоязыческим, видя в последнем что-то очень даже патриотичное, то есть выбирает то, что экзотичнее и легче, потому что не требует глубокой духовной работы.

Р.В. – Наряду со словом «воцерковление» мне встречался термин «расцерковление», связанный также с молодежью. Почему такое случается?

А.В. – По разным причинам. Даже в нормальных церковных семьях ребенок в подрост­ковом возрасте испытывает переоценку ценностей, и может уйти из храма. Но если все-таки в нем православная вера заложена в неискаженном виде, есть большая вероятность, что, повзрослев, он вернется к ней. Очень часто молодые люди сразу после школы осознанно поступают в семинарию.

Р.В. – Набор в семинарию большой? Есть конкурс?

А.В. – Набор небольшой, но отбор достаточно жесткий и по разным критериям. Когда я в 99-м году пришел учиться в Рязанскую семинарию, на нашем курсе было 25 человек. Постепенно количество желающих поступить на обучение стало спадать.

Р.В. – Снизился интерес к религии или стали понимать, что трудно…

А.В. – Думаю, второе. Это на самом деле очень трудно: быть священником…

Р.В. – И в материальном отношении?

А.В. – Материально священнику тоже нелегко, так что тот, кто думает, что церковь весьма богатый институт, ошибается.

Р.В. – Но храмы строятся…

А.В. – В основном на средства благотворителей.

Р.В. – В 90-х годах о них часто говорили: наворовал, теперь грехи отмаливает…

А.В. – Наверное, такое было в 90-х. Сейчас достаточно много (в том числе в Рязани) состоятельных людей, которые честно трудятся и имеют достаток, а помогают почему? Потому что понимают: церковь – это светильник, пролагающий дорогу людям. Может быть, кто-то из них сам терял когда-то свой жизненный путь, он пришел в храм, где ему помогли. Теперь он желает, чтобы Бог через этот храм, приход помогал другим страждущим. Главное, мы не должны замыкаться на том, что церковь здесь, на земле. Церковь – и земная, и небесная – институт вечный, поэтому, помогая кому-то сейчас, люди имеют внутреннее стремление обрести Царство Небесное. Это не следует понимать примитивно: человек как бы вложился, и ему от этого отдача, выгода. Я знаю многих состоятельных людей, которые, прежде чем стать жертвователями, в первую очередь стараются жить добродетельно, менять себя.

Р.В. – А как же те, кто разово посещает церковь?Они – как бы верующие?

А.В. – Именно так. И статистика это показывает: у нас воцерковленных людей всего 3 процента от числа всех крещеных православных христиан. А если человек не воцерковлен, то его принадлежность к Православной церкви номинальная.

Р.В. – Но ведь, наверное, так и должно быть. Трудно себе представить, чтобы все приходящие в церковь люди неустанно пеклись о своем самоусовершенствовании.

А.В. – Вообще, именно это и должно происходить. Иначе, зачем приходить, если не за духовным совершенством? Вера должна менять человека, помогать ему стать лучше. А церковная жизнь, с одной стороны, следствие веры, с другой – ее источник. Без этого смысл жизни теряется. И понятно, что особенно важно, чтобы он был у молодежи…

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 190 (5477) от 01 ноября 2017 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

В Рязани вводятся в обращение электронные брелоки для оплаты проезда в пассажирском транспорте

В Рязанской области активисты ОНФ добились ликвидации 103 несанкционированных свалок

Рязанский клуб молодежной прессы объявил новый набор учеников

Готовимся к непогоде
Более 100 единиц техники обеспечат проезд на трассе М-5 «Урал» в Рязанской области в зимний период
Природа под охраной закона
Рязанская облдума даст рекомендации правительству по решению экологических проблем
Татьяна Железнова
Читайте в этом номере: