19:36 МСК
Суббота
20 / 01 / 2018
200

Действовать напористо, принципиально

В 2017 году рязанские следователи вернули невыплаченную заработную плату более 200 жителям области

В понедельник, 15 января, Следственный комитет России отметит семилетие со дня своего образования. С 2011 года СК РФ существует как самостоятельное ведомство, подчиняющееся непосредственно Президенту. С каждым годом профессионализм Следственного комитета повышается, укрепляется материальная база, растут результаты работы. О том, каким 2017 год стал для следственного управления Следственного комитета России по Рязанской области, мы беседуем с его руководителем генерал-майором юстиции Владимиром Махлейдтом.

В.М. – Если говорить в целом, то за последние два года произошел качественный рост в работе. Согласно ранжированной таблице показателей следственное управление по Рязанской области занимает 14-е место среди других региональных следственных органов, на втором месте мы в ЦФО. Система работает стабильно, профессионально и наступательно, последовательно наращивая потенциал. Практически по всем направлениям работы в последние годы сделан большой шаг вперед, значительно выросло качество предварительного следствия. Многое объясняется и тем, что мы нашли по-настоящему общий язык с правоохранительными структурами, в том числе с прокуратурой – работаем в унисон, одинаково понимаем задачи. Если, например, раньше прокуратура выполняла исключительно надзирательные функции, то сегодня вместе с тем, что прокуроры по-прежнему строго с нас спрашивают, они еще и наши помощники, соратники.

Р.В. – Это отразилось на сроках расследования?

В.М. – Безусловно. Стало меньше нарушений сроков расследования. По этому показателю наше управление стало одним из лучших в России. Большинство уголовных дел мы завершаем без нарушения сроков.

Р.В. – Что вы можете назвать главной проблемой следователя сегодня, что влияет на затягивание сроков?

В.М. – Неудовлетворительная работа экспертных служб. Ожидание проведения экспертиз, необходимых следствию, порой растягивается на несколько месяцев. Например, судебно-психиатрическую экспертизу в институте имени Сербского, с учетом этапирования подследственного, приходится ждать до полугода. А отведенный законом срок расследования составляет два месяца.

Р.В. – Как удается выдерживать сроки при существующих сложностях в экспертной сфере?

В.М. – Подобная ситуация существует не первый год. В последнее время, учитывая крайне слабый уровень экспертной базы в различных экспертных учреждениях, руководство Следственного комитета задумалось о создании собственной полноценной экспертной службы. Это вынужденный шаг, но без качественного экспертного сопровождения на дальнейшее движение вперед нельзя рассчитывать. Принято решение о сокращении многих должностей, которые напрямую не связаны с ведением следствия, и введении должностей экспертов по наиболее востребованным направлениям.

Р.В. – Одним из приоритетных направлений в работе Следственного комитета в последние годы стало расследование ятрогенных преступлений, то есть умышленных или неосторожных общественно опасных деяний медицинских работников. Есть ли в рязанском управлении специалисты необходимой квалификации?

В.М. – В нашем управлении введена должность судебно-медицинского эксперта. Вникать в нюансы системы здравоохранения и работы медиков приходится и нашим следователям. Так, при расследовании смерти пациента больницы Шиловского района следователь научился расшифровывать кардиограмму, вел расследование со знанием специфики дела, установил истину. Отмечу, что ятрогенные преступления требуют от следователя ювелирной работы. Всего за прошедший год в суд было направлено 5 дел, касающихся преступлений в сфере здравоохранения. Жалоб на действия врачей много, и позиция руководства Следственного комитета в этом отношении твердая.

Р.В. – В этой связи на первый план вновь выходит кадровый вопрос… Как его решаете?

В.М. – Подход к отбору кадров с каждым годом ужесточается, созданы новые методы тестирования, кандидаты проходят обследования на полиграфе, беседуют с психологом, свою оценку профпригодности дают различные специалисты управлений. Мы минимизируем риск прихода в профессию случайных людей. В последнее время пошли по пути создания собственной учебной базы для подготовки следователей. Уже работают две академии СК – в Москве и Санкт-Петербурге. По нашему направлению в академиях уже обучаются несколько студентов, мы рассчитываем, что в будущем они пополнят наши ряды.

Р.В. – Следователь – мужская профессия?

В.М. – До недавнего времени так и было. Но в последние несколько лет наметилась устойчивая тенденция – к этой работе более приспособленными стали женщины. Если, скажем, шесть лет назад была одна Марина Вилкова, то сегодня у нас 11 следователей-девушек. И каждая из них – состоявшаяся в профессии, с отличными результатами работы.

Р.В. – Какие направления в работе управления сегодня наиболее приоритетны?

В.М. – По-прежнему особое внимание мы уделяем преступлениям, совершенным в отношении или с участием несовершеннолетних. Огромная работа была проведена по делам, связанным с суицидами подростков. Наш следователь признан одним из самых квалифицированных специалистов в этой сфере и сейчас продолжает заниматься этими вопросами в Следственном комитете. В приоритете дела о невыплаченной заработной плате, коррупционной направленности. Также в этом году было раскрыто 40 преступлений прошлых лет.

Р.В. – Скольким рязанцам удалось вернуть заработанные деньги?

В.М. – Более 200. Всего было возбуждено 14 уголовных дел по фактам невыплаты заработной платы. С полным возмещением ущерба работникам прекращено 6 уголовных дел, в суд направлено 4 уголовных дела. Среди них – получившее широкий общественный резонанс дело по обвинению директора ООО «Санаторий Сосновый бор». В ходе предварительного следствия по данному делу потерпевшим был частично возмещен ущерб на сумму около 8 миллионов рублей.

Р.В. – В минувшем году изменилось уголовное законодательство, в частности, более мягким стало наказание за получение и дачу взятки в размере, не превышающем 10 тысяч рублей…

В.М. – И тем не менее число направленных в суд дел о преступлениях коррупционного характера увеличилось. Если за 12 месяцев 2016 года их было 47, то за аналогичный период 2017-го – 54. Перед судом предстали 57 обвиняемых, в том числе высокопоставленные должностные лица правительства области и администрации областного центра, совершившие в общей сложности 78 преступлений. На имущество обвиняемых наложен арест на сумму более 71 миллиона рублей.

Р.В. – Какими будут акценты в работе управления в 2018 году?

В.М. – Приоритеты остаются неизменными. Могу заверить, что будем и дальше повышать эффективность работы, не останавливаться на достигнутом, как и прежде, действовать напористо, принципиально.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 3 (5513) от 12 января 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Неделя глазами экспертов
Не все однозначно
Перед праздниками в редакцию приходило немало писем с просьбой поздравить уважаемых людей разного возраста и профессий.
Лада Петрова
Читайте в этом номере: