18:02 МСК
Среда
21 / 02 / 2018
247

Ведать семьей

или сколько стоит присмотреть за братишкой
Автор фото: Дмитрий Осинин | Ведать семьей
Фото: Дмитрий Осинин.

Министерство образования России одобрило создание образовательного курса «Семьеведение», и общество не осталось к этому равнодушным. Кто-то всеми руками за то, чтобы на школьных уроках изучали еще и семейную науку, другие сомневаются, можно ли ее втиснуть в учебное расписание. Есть и те, которые спрашивают: а нужны ли эти уроки?

Некоторый опыт семьеведения у нас имеется. В начале 80-х годов была разработана экспериментальная программа «Этика и психология семейной жизни», которую вели в школах несколько лет, но без привлечения специалистов и часто формально. В 90-е годы под влиянием западных кураторов для школьников начал развертываться чуть ли не секспросвет, но нашлось этому немало противников, и в первую очередь православная церковь.

Курс «Семьеведение» сегодня инициирован уполномоченным при Президенте России по правам ребенка А.Ю. Кузнецовой, что вполне понятно. Семья как бы естественная оболочка юного человека, он питается ее соками и может воспринять негативный опыт, признав его единственно возможным. В этом случае вряд ли он сам станет хорошим семьянином.

Домашний лад

Какие же «неблагополучия» наблюдаются в нынешней семье? На эту тему я недавно говорила с уполномоченным по правам ребенка в Рязанской области Екатериной Борисовной Мухиной, и мы исходили из ее чрезвычайно насыщенной рабочей практики. При этом мне приходилось вспоминать слова одного нашего популярного публициста, что за двадцатый век у нас сформировалась модель семьи, застрявшей между архаикой и модерном – недостаточно патриархальная, чтобы быть строгим нравственным образцом, лишенная лада и ритуалов, но в то же время и далекая от демократизма.

Не имея возможности лично свидетельствовать о патриархальном ладе и ритуалах, могу лишь вспомнить своего отца, родившегося в крестьянской семье до революции и очень ценившего ежедневные семейные трапезы. Утром или в обед – это еще как придется, ведь все работают, учатся. А вот на ужин будьте добры явиться: здесь и поверка, и «дискуссионный клуб», и подведение итогов с поощрительной или не очень оценкой.

Кто-то может сказать: «Подумаешь, ритуал – собираться за ужином»…

Но вот недавно приходила к Екатерине Борисовне одна очень грустная женщина и спрашивала, где ей найти толкового психолога. Зачем? «Чтобы помог мне общаться с сыном. Мы живем с ним вдвоем. Вечером с работы прихожу – он, как обычно, за компьютером. Спрашиваю: «Ты ел?» – кивает головой. «Уроки выучил?» – тот же кивок. «У тебя все в порядке»? – опять только головой кивает. Я на работе устаю, чего-нибудь перекушу и спать. В выходные-то, когда есть время, пытаюсь поговорить с мальчиком, расспросить, с кем дружит, какие планы… Отвечает однозначно или отмалчивается». Наверное, психолог действительно нужен. Хотя, по мнению Мухиной, не было бы в нем надобности, если бы мама давно взяла за правило при всей своей загруженности минут пятнадцать беседовать с сыном по вечерам.

Компьютер-разлучник

«Компьютерный вопрос» в общении Мухиной с родителями (а за минувший год она и сама сделала до полусотни выездов в сельские районы по населенным пунктам) – один из самых главных, тем более что в последнее время его связывают с различными рисками.

А еще – ЕГЭ. Родителей очень заботит получение ребенком высшего образования и престижной профессии. Это современный тренд, но для достижения желаемого нынешние отцы и матери часто прибегают к не лучшим патриархальным методам. «Одна девочка, – рассказывает Екатерина Борисовна, – приходит ко мне, поднимает свою кофточку, и я вижу на ее теле огромный синяк. Это мама за то, что не «пятерку» принесла, а «четверку», поддала дочери сковородкой».

Дети часто бывают у своего омбудсмена – за год примерно около 80. Назначенный государством защитник их прав – единственное должностное лицо, к которому они могут прийти без своего законного представителя (родителя, усыновителя, опекуна) и сказать то, что хотят. Жалобы на домашнее насилие довольно часты. Сложные ситуации возникают, когда мама приводит нового мужа и между ним и ребенком не образуется взаимопонимания.

В случае, если возникают угрозы жизни и здоровью ребенка, из семьи его приходится забирать. В 2016 году к такому методу вынуждены были прибегнуть 17 раз. Все случаи, подчеркнула Екатерина Борисовна, были затем подтверждены судом.

Что мамы, что бабушки

И все-таки нынешняя тенденция – по мере возможности стараться оставить мать и дитя вместе. Больше всего это нужно ребенку, такова его природа. А мамы? Как часто они бывают легкомысленны!

Две женщины посетили как-то детского омбудсмена. Обе молодые, симпатичные, с накладными ногтями и подобающим макияжем. Жалуются на директора школы-интерната за то, что в выходные собирается спровадить их детей домой, а у родительниц намечен пикник. Екатерина Борисовна прежде всего была сама крайне изумлена: «Как, не видя своих ребятишек целых пять дней, вы не хотите их встретить, угостить чем-нибудь вкусненьким, погулять с ними?». Как мне сказали, мамы ушли от Мухиной в раздумье.

А что бывает творят бабушки! Желая отомстить бывшим снохам за то, что те развелись с их сыновьями, всеми правдами и неправдами стараются лишить матерей родительских прав. Сыновья уже других женщин завели и о детях не особенно тревожатся, а бабушки все пребывают в ярости. Одной из них Мухина посоветовала сходить в церковь, чтобы хоть батюшка ей объяснил, какой она вершит грех.

Без труда не проживешь

Дети тоже иногда очень удивляют. Приходит подросток: ухоженный, хорошо одетый. Жалуется на то, что мама нарушает его права, заставляя работать по дому. Он, как говорится, решил поставить вопрос ребром: пусть эту работу оплачивает. Цена такая: пылесосить ковер, выносить мусор – по 100 рублей; сходить в магазин – 150; приглядеть за Димкой – 300… «Что же так дорого?» – спрашивает Мухина. – «Да этот Димка такое веретено, с ним не справишься, вот я и решил подороже».

Не стану пересказывать «воспитательную речь» Екатерины Борисовны, после которой подросток, извинившись, ушел пристыженным. Замечу лишь, что опыт подобных речей у нее есть, ведь так часто в школах дети спрашивают, имеют ли учителя право заставить их работать.

Дети и работа – это, конечно, отдельная тема, которая, как может показаться, никакого отношения к «Семьеведению» не имеет. Но так ли это? Ведь семья – это прежде всего труд, и не только душевный, нравственный, но очень часто и самый настоящий, физический. Как это отразить в новом школьном предмете? Который, кстати, по информации, имеющейся у Е.Б. Мухиной, скорее всего, не будет преподаваться отдельным уроком, а станет составляющей частью других предметов.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 14 (5524) от 01 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.

Ранее по теме:

О подвиге и доблести

Студенты – за мир и дружбу

На «горячую линию» управления Роспотребнадзора по Рязанской области обратились 36 человек

Бизнес и гранты
Как расходуются фермерами полученные от государства деньги
На деньги идет киберохота
Центробанк рассказал, как «электронные» аферисты обманывают граждан
Читайте в этом номере: