23:51 МСК
Четверг
22 / 02 / 2018
338

Холодный мир. Родные берега

Жизнь меняется так стремительно, дороги ветвятся, и лишь одна остается проторенной и самой важной. Дорога домой. Об этом пути пишут песни и снимают кино, ему посвящены философские труды, и именно мысли о нем согревают в самые холодные дни. Путь домой часто бывает непростым, но и в этом есть особая прелесть. Что за жизнь без испытаний тела и духа?

Один такой момент пути я буду помнить всегда. Он никогда не повторится: нет уже тех дорог, почти исчезли – о счастье! – из автопарков холодные рыдваны, именуемые междугородними автобусами (хотя, по справедливости, название «газовые камеры» подошло бы им больше). Другие люди вокруг, другие села, другая я. Вечна только зимняя ночная грусть. И музыка.

…Жутко морозный, до треска, вечер. Я прикладываю к окну автобуса палец за пальцем, но рука быстро замерзает, а вид за окном так и не успевает появиться. Да и смотреть особо не на что: ни неба, ни земли, только тьма и кусочек заснеженной поверхности, по которой мы несемся в глубину области. Свет фар раздвигает плотные завесы снега одну за другой, но все равно кажется, что мир неподвижен и ограничен только дорогой.

Мне лет двенадцать, и я привыкла и к этим пейзажам, и к рейсовым автобусам, которые по атмосфере внутри смахивают на душегубку. Салон полон людей и вещей, негромко мурлычет радиоприемник, нервно гудит мотор. Я стараюсь пореже дышать бензиновым воздухом и говорю себе: стыдно, все терпят, да еще и спят, а водителю-то каково? И вообще, главное сейчас – не сломаться и не застрять где-нибудь в лесу, где «не ловит» ни один телефон, а такое случается нередко… Тем временем родное Ухолово все ближе, а музыка в динамиках все приятнее.

Наверное, снится, думаю я: мы все больны бензином, и вместо тупой попсы мерещится добрая песня. Но стоит выплыть из морока, как понимаешь: музыка настоящая.

«…Из ливерпульской гавани всегда по четвергам
суда уходят в плаванье к далеким берегам.
Плывут они в Бразилию, в Бразилию, в Бразилию,
и я хочу в Бразилию, к далеким берегам...»

Колеса автобуса свистят, а метель подпевает радиоприемнику, как умеет. Воздуха, как и прохлады, в салоне все меньше. Но почему-то в кромешной темноте и жаре на душе становится мирно и светло. В этом дряхлом металлическом ковчеге, который пробирается по ледяным волнам зимней тоски, белым голубем маячит искорка в радиоприемнике. Она показывает: где-то за пустыней снега есть дома, где вас ждут. А еще в мире есть Бразилия, и необыкновенные животные, и воздух лета.

И когда ты наконец приезжаешь и видишь огни и людей, то пошатываешься от бензиновых паров и долгой дороги. Хорошо хоть, автобус не сломался, говорит бабушка, пока мы идем домой. Хорошо, что Бразилия правда есть, думаешь ты.

…Вспоминайте о доме, когда вам будет холодно, друзья. И о Бразилии, конечно. А я буду думать, что тот водитель, наработавшись в старом автобусе, живет на пенсии где-то, где ему тепло и легко дышится. И это не обязательно далекие берега.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 14 (5524) от 01 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
«Живу на сгибе бытия»
В Рязани отметили 80-летие со дня рождения Владимира Высоцкого
Студенты – за мир и дружбу
Рязанцам рассказали о Всемирном фестивале молодежи в Сочи
Татьяна Корзунина
Читайте в этом номере: