12:56 МСК
Четверг
19 / 04 / 2018
219

Змей Горыныч из Хомутска

И другие зверушки Бориса Агеева
Автор фото: Юрий Харин | Змей Горыныч из Хомутска
Фото автора.

ВОЗВРАЩЕНИЕ

Борис Агеев стоял на крутом берегу Рановы и все никак не мог насмотреться на родную речку, кое-где заросшую камышом, а еще на затерявшееся в ветлах да ивах родное село Приянки, где прошло его босоногое детство и откуда он уехал покорять мир. Господи, как был долог путь возвращения в родные места! Его супруга Ирина поначалу просто не верила, что Борис сможет пойти на такое. Теща чуть ли не год не разговаривала: это надо же – продать комнату в Северной Пальмире и построить себе дом в селе! А он сделал такой шаг! Решительно и бесповоротно.

Стоял Борис на хомутском косогоре и оттаивал душой. Вспоминалось ему детство. Отдыхать, правда, летом особенно не приходилось. Вон она, ферма-то, внизу, считай, под самыми ногами. Помнится, послали его, мальца, свиней пасти, а он возьми да и усни. Накрылся большой плетеной корзиной и уснул. Час, второй... Мать, царство ей небесное, Александра Николаевна, в крик: хрюшки окаянные моего Борьку сожрали! Всей деревней до вечера искали, пока Борька не проснулся от шума-крика да наружу не вышел. Целовала мать сынка, а вся деревня потом косо поглядывала на пацана – из-за негодника-пастуха свиньи почти все огороды перекопали.

Вспомнил сторожа на ферме. Емельяна. Того по причине хромоты не взяли на фронт, и озорные приянские бабы все юморили над ним: «А ведь допрыгаешь ты до нас когда-нибудь, Емеля...»

А в глазах у каждой – грустинка: каждая из этих рязанских мадонн ждала, когда разобьют фашиста и ее мужик вернется с вой­ны. Почти никто не вернулся…

Разве это можно забыть? Можно ли забыть военные голодные годы? Когда собирали прошлогоднюю картошку на полях, а мать жарила из нее драники, которые казались такими вкусными!

Зато летом – благодать! Ягоды, грибы, даже липовые почки да молоденькие листочки... А утренняя ловля пескарей да плотвичек, когда весь мир сузился до поплавка с прилипшей к нему синей стрекозой – тоже теперь здесь, рядом. Лишь спустись по крутой тропке да окуни в чуть прохладные воды Рановы ладони…

Борис Агеев глянул еще раз на речку и решительно махнул рукой: все, построю дом здесь, на берегу Рановы, аккурат напротив родных Приянок, где пустой косогор пугал проезжих зарослями татарника да горькой полыни.

СКАЗКА, ДА И ТОЛЬКО!

Было это лет двенадцать назад. А сейчас место это не узнать. Среди буйства сосен, дубков, кленов и берез – а их здесь было посажено более тысячи – высится дом. Рядом – всевозможные постройки. И все – своими руками. Даже мебель: столы, кровати, кресла.

Почти целый гектар земли, который имеют в своей собственности Агеевы, огорожен. Главной гордостью до последнего времени был лес, взращенный собственными руками, который не просто радует глаз, защищает от ветров, но и одаривает маслятами да рыжиками. Прошлым летом ведер десять великолепных маслят собрали здесь Агеевы и их соседи.

А теперь у соснового бора появилась еще одна задача – стать местом жительства… сказки.

ЕСЛИ ЧЕ, ЗАХОДИ!

Змей Горыныч смотрел на меня добрыми глазами и был совсем нестрашный.

– А он такой же борец за справедливость, как все мы в России. Тоже немало бед перенес, защищая Русь-матушку от иноземцев, – вполне серьезно рассказывает Борис Агеев, показывая всяческих зверушек, которые будто бы прятались от нас в заснеженной сосновой чаще. – И еще, на мой взгляд, Змей Горыныч очень привлекательный. Где-то вот летал-летал, а мы взяли да приземлили его. Так что он теперь здесь, на нашей земле, будет жить, охранять ее. Крыльями Горыныча я не стал снабжать, потому что у него реактивная тяга с изменяемой векторной направленностью. Как у наших МИГов в Сирии, которые ох как хорошо от злого ворога защищают…

Вот так! А еще я многое узнал про характеры остальных сказочных героев Бориса Агеева, которых он из дерева ваяет, отсекая все лишнее, чтоб родился шедевр. А основу, эти самые ветлы, он на берегу Рановы обычно находит. Правда, до этого будет долго стоять Борис на берегу, всматриваясь в переплетение сучьев. И когда словно исчезнет все вокруг, а останется лишь чувство единения с природой и красотой, вдруг обнаружится в сумраке упавших на землю ветел образ Динозавра. Или чудища морского. Или удивительного по своей сути Хмыря болотного… И тогда чуть ли не бегом возвращается Борис домой, садится в кабину своей «Хонды», прихватив по пути бензопилу, и мчится к берегу Рановы. Потом цепляет тросиком будущую скульптуру, доставляет ее в свою мастерскую и начинает орудовать бензопилой, стамеской, долотом… И после такого «колдовства» появляются удивительные фигуры зверей.

Под его руками ожили герои повести Киплинга «Маугли» – Багира, Шер-Хан и даже Шакал (по-своему весьма симпатичный). Вызывает на лице улыбку добрый Волк из мультфильма «Жил-был пес». Помните: «Если че, заходи!»?

У супругов Агеевых (Ирина, кстати, известная ленинградская художница, и она помогает Борису в его сегодняшней работе) много планов на будущее. Они хотят, чтобы их рукотворный лес был и после них наполнен Добротой и людьми. Поэтому они рады гостям, встречают их в рукотворном лесу и угощают по-русски щедро. Будут долго рассказывать о красоте здешних мест, о том, что повидали в своей жизни. И еще обязательно покажут картины. На них Ирина изобразила самое главное – мир, нас окружающий...


НАША СПРАВКА

Борису Степановичу Агееву сейчас 81 год, но он полон сил, энергии и замыслов. Биография проста.С 1956 года – армия, затем учеба в Ленинградском политехническом институте и аспирантуре. Далее работа в Центральном научно-исследовательском институте дизелестроения.

Кандидат технических наук, имеет 37 авторских свидетельств на изобретения, автор 2 книг по дизелестроению, нескольких брошюр и более 100 научных публикаций. Во время перестройки стал фермером в Ленинградской области, занимался пчеловодством.

В настоящее время он владелец земельного участка и дома в Хомутске. А до этого у Бориса и Ирины было еще пять домов, которые они построили лично на различных дачных участках Ленинградской области. Но чего-то не хватало душе и умелым рукам. Широты? Размаха? Да нет! Не хватало чувства единения с малой родиной. И еще тяжелым грузом давил на плечи Бориса неоплаченный долг перед родителями, соседями, которых уже давно нет. Вроде бы как предал всех их, уехав в далекое далеко…

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 15 (5525) от 02 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Подростковая угроза
Детская агрессия – способ выживания или социальное зло?
Татьяна Корзунина
Поэт и филармония
Когда концертный зал вновь обретет бюст и имя нашего знаменитого земляка?
Ирина Сизова
Читайте в этом номере: