15:38 МСК
Четверг
22 / 02 / 2018
228

Подростковая угроза

Детская агрессия – способ выживания или социальное зло?

За январскую неделю в российских школах произошло сразу два громких ЧП, вошедших в криминальную хронику. Увы, это далеко не первые случаи нападения вооруженных подростков на одноклассников и учителей. В чем причина детской агрессии, каковы психологические проблемы современных подростков и как противостоять злу? Об этом мы говорим с ассистентом кафедры клинической психологии и психотерапии Рязанского государственного медицинского университета имени академика И.П. Павлова, врачом-психотерапевтом областной клинической психиатрической больницы имени Н.Н. Баженова Любовью Евгеньевной Талановой.

Р.В. – Любовь Евгеньевна, каковы причины возникновения подростковой агрессии с точки зрения науки?

Л.Т. – Если говорить о подростковой агрессивности вообще, это, с одной стороны, некая биологическая особенность, которая характерна для этого возраста. В биологии агрессия работает на защиту себя, своих границ, на преодоление возникающих препятствий. В подростковом возрасте это усиливается, потому что это момент выхода на свободу. Особь должна оторваться от родительской семьи, прорваться на другую территорию, чтобы построить отношения с особью противоположного пола для продолжения своего рода.

С другой стороны, поведение человека в обществе определяют социальные нормы, усвоенные моральные принципы. У нас есть участки в лобных отделах головного мозга, которые отвечают за планирование поведения. Пока эти отделы формируются, родители фактически выступают их заместителями – планируют, организуют деятельность ребенка, определяют нормы и правила. То есть сначала дети учатся морали у родителей, перенимают их понимание добра и зла, хорошего и плохого. Окончательное созревание лобных отделов происходит в возрасте от 20 лет. Половое же созревание, мы знаем, начинается гораздо раньше. В традиционной культуре существовала четко установленная система правил, этапы инициации, поступать, как я хочу, было невозможно. Сегодня же, когда на смену традиции пришла свобода, стал очевидным дисбаланс: с биологической точки зрения у подростков есть потребность в поиске новых впечатлений, освоении нового опыта, а с точки зрения морально-нравственной они недозревшие, поэтому их энергия направляется порой не туда, куда надо.

Р.В. – Чем вы объясняете последние случаи насилия в школах?

Л.Т. – Прямого ответа на вопрос нет. Для меня это закономерные результаты того, что происходит в мире. Меня поразила реакция на эти события в Интернете: их не обсудил, наверное, только ленивый. И все это – рассуждения, что делать с тем, что получилось. А мне кажется, задача общества – не разгребать последствия, а создавать условия, чтобы таких вещей не происходило.

Какие болевые точки для меня очевидны? Отсутствие идеологии в воспитании. Огромные информационные перегрузки. Разрушение общечеловеческих ценностей. Многие компьютерные игры, фильмы, за которыми проводят время подростки, обесценивают человеческую жизнь, являются, по сути, рекламой насилия. Источник многих опасностей – Интернет. Родители обязательно должны интересоваться тем, что выкладывает на своей страничке в Сети ребенок, с кем он дружит, кому ставит лайки, и делать это надо уже с раннего возраста, потому что в подростковом – поздно. Если на это не хватает ни сил, ни времени, потом не удивляйтесь, откуда что берется.

Многие в откликах на произошедшее, вспоминая советское время, пишут, дескать, с нами тоже родители не нянчились, мы были предоставлены сами себе. Тем не менее тогда в нашей жизни было много каких-то общественно полезных дел. Наше пионерское детство, как бы к нему ни относились, было построено на живом общении, ориентации на взаимопомощь, взаимовыручку. Я крайне удивлена, когда попадается информация: дети в школе на перемене общаются друг с другом «ВКонтакте». Понимаете, не вживую, а продолжают переписку!

Р.В. – Можно ли что-то этому противопоставить?

Л.Т. – Мне кажется, очень важно учить детей общаться. У нас были хорошие результаты, когда мы работали по этой теме с младшими школьниками, – существовала какое-то время назад такая программа в диспансере. Мы учили детей правильно взаимодействовать друг с другом, решать конфликты. Ведь откуда само по себе берется агрессивное поведение? Это происходит, когда человек чем-то недоволен и не знает, как решить эту проблему. Зачастую это чувство сопровождается еще и низкой самооценкой. Он знает один способ решения – через агрессию, начиная от оскорблений до рукоприкладства. А ведь можно отстаивать свои интересы достаточно четко, но при этом не задевая интересы других людей. В психологии это называется ассертивность – умение настаивать на своем, отстаивать свою точку зрения, не переходя на кулаки. Например, умение твердо говорить «нет» и другие навыки, которые позволяют чувствовать себя увереннее.

Р.В. – Наверное, все это дети должны узнавать в первую очередь от родителей?

Л.Т. – Надо помнить, что в подростковом возрасте родители перестают быть для ребенка ориентиром, он находит ориентиры где-то на стороне, а там информации масса, в том числе и той, какая вообще не должна попадать в детские руки. А кому ребенок захочет подражать – это очень сильно зависит от того, как он воспитывался до подросткового периода, что в него вкладывали.

У нас периодически возникают идеи специальных программ для родителей, но это, к сожалению, не находит серьезного отклика в обществе. Почему-то на вождение автомобиля права выдаются, а умеешь ли ты общаться с ребенком – никто никогда не спросит. Если раньше, в традиционном обществе, знания, как надо воспитывать детей, передавались автоматически из поколения в поколение, то сейчас этот механизм разрушен. Мне кажется, на смену ему должна прийти психология. Ликбезы для родителей должны быть организованы в каком-то обязательном порядке, может быть, прямо с детского сада или даже загса.

У родителей должно быть понимание, что в случае проблем нужно обратиться к специалисту. На ранних этапах бывает достаточно нескольких встреч, причем чаще в помощи психолога нуждаются не дети, а взрослые, потому что они не умеют организовать свое взаимодействие с ребенком так, чтобы он не страдал, их этому никто не обучал. А в психологии есть очень простые вещи, которые помогают разруливать ситуации на раз-два, главное – чтобы люди пришли. Это тоже проблема – они идут неохотно, слова «психиатрия» многие боятся: вот психиатр поставит на учет… На самом деле на учет ставят только в случае, когда поставлен какой-то серьезный диагноз, и это делается не для того, чтобы испортить будущее человека, а чтобы ему помогать. Фактом остается то, что до специалистов в итоге доходят более благополучные семьи, где взрослые озабочены психическим состоянием ребенка.

Р.В. – Получается, школьных психологов недостаточно, чтобы держать ситуацию под контролем?

Л.Т. – Во-первых, в процессе оптимизации некоторое время назад школьных психологов довольно здорово подсократили. Во-вторых, те, кто остался, часто не имеют возможности оказывать консультационную помощь, потому что у них много другой нагрузки. Школа просто не успевает физически. Наконец, в своей школе люди не всегда охотно обращаются за помощью.

Р.В. – Завершая разговор, хотелось бы услышать от вас совет. Сегодняшняя жизнь переполнена стрессами, ежедневно мы сталкиваемся с проявлениями агрессии в общественных местах. Как правильно реагировать на такое поведение?

Л.Т. – Важно всегда оставаться в контакте с самим собой. Спросить себя: какое это имеет отношение ко мне, что я чувствую сейчас? Как оно задевает меня лично, мои ценности? Ведь наша реакция может быть разной. Вот идем по улице, и какой-то алкоголик кинул нам вслед матерное слово. Мы, скорее всего, пройдем и не заметим, а если такое же слово скажет более близкий человек, мы отнесемся к этому по-другому. Во многих случаях лучше всего просто сказать самому себе: да, я злюсь, что вокруг невоспитанные люди, – и не влезать в конфликт, не раздувать его. А если вы видите опасную ситуацию, то надо держаться подальше, это самое здоровое поведение.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 15 (5525) от 02 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Подарки с научным подтекстом
Вячеслав Астафьев
Змей Горыныч из Хомутска
И другие зверушки Бориса Агеева
Юрий Харин
Читайте в этом номере: