04:25 МСК
Понедельник
26 / 02 / 2018
314

Ведите себя правильно

Шутки про всевидящее око большого брата потеряли свою остроту с наступлением новой реальности – фиксацией на видео нашими гражданами практически всего и вся, да еще в режиме онлайн, с мгновенным попаданием в социальные сети.

Самое большое количество просмотров набирают, конечно же, конфликтные ситуации. Пациенты томятся в очереди, а врачи собрались за накрытым столом. Родительницу, пришедшую в школу и включившую видеозапись на мобильном телефоне, со скандалом выпроваживают из школы. Ученица колледжа делает запись беседы с преподавателем на учебно-воспитательной комиссии и выкладывает ее в соцсети, якобы фиксируя факт угнетения личности.

Границы дозволенного в видеосъемке в общественных местах обсуждали недавно в РИА «7 новостей», на «круглом столе».

Здравые вещи говорят министры. Ольга Щетинкина, руководящая региональным образованием, признает, что мама школьницы имела право вести видеосъемку при общении с педагогами, и администрация учебного заведения не должна была чинить препятствия. И правда – она ведь не в квартиру к ним пришла, и учителя в данном случае не частные лица, а самые что ни на есть должностные.

29-я статья Конституции РФ, дающая право любому гражданину свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, в данном случае на стороне родительницы.

Но как же так получается – чем дальше от начальства (какую сферу ни возьми!), тем меньше адекватности среди подчиненных. Кто же их так запугивает? Недавно на ледовом катке снимаю видеосюжет о дворовом тренере. Человек на общественных началах занимается с детьми хоккеем, не числится нигде «в штате». Подходит мужчина, отрекомендовавшийся сотрудником ближайшего спорткомплекса, и не стесняясь спрашивает: «Разрешение на съемку есть?» Какое разрешение? У кого? Зачем? Бросать все дела и начинать проводить с ним урок права по Конституции и закону о СМИ?

Видеозапись сама по себе – этически нейтральное действие. Когда нельзя снимать – это прописывается законом (таких случаев, кстати, совсем немного, гораздо меньше, чем напридумывали себе охранники, вахтеры и прочие лица).

Есть еще скрытая запись. А она когда разрешена? Например, когда это необходимо для защиты общественного интереса. Само понятие общественного интереса в законодательстве не разъясняется. Или если это не нарушает конституционных прав и свобод человека. Самая универсальная категория здесь – право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ч.1 ст.23 Конституции РФ). Заметим, – доброго имени частного лица, но отнюдь не должностного, находящегося при исполнении.

Не все из нас пока привыкли к новой цифровой среде, делающей открытыми и прозрачными любые общественные отношения и пространства. Когда мы идем по улице, на нас смотрят десятки камер с соседних зданий и тысячи видеорегистраторов проезжающих мимо машин. И направленные на кого-то объективы мобильных устройств мало что меняют в общей картине.

Изменились люди, особенно молодые. Вполне естественно, что они не хотят мириться с очередями на почте или в регистратуре поликлиники, с грубым отношением персонала различных присутственных мест, и заявляют об этом во всеуслышание. Мобильные гаджеты, портативные экшн-камеры получают все большее распространение. Правильнее в этой ситуации не о шпиономании говорить, а давать инструкции персоналу, как реагировать на включенную камеру. Реакция «отталкивать и закрывать объектив руками» заведомо проигрышная.

Продолжу прямую речь Ольги Щетинкиной в ходе «круглого стола»: «Снимать родительница имела право, но при этом педагоги, директор школы обязаны были на видео сказать те претензии, в связи с которыми и была вызвана в школу мама. И тогда повода для дальнейшего обсуждения ситуации не было бы».

Правда, и мотивы съемок бывают разные, о чем тоже высказалась министр образования: «Иногда ситуации, снятые на видео, провоцируются, создаются искусственно, чтобы показать негативные моменты… И то, что лайки для людей становятся дороже сути – является отрицательным симптомом для нашего общества в целом».

Многим хоть раз попадалась на глаза программа «Ревизорро». Понаблюдайте за своими реакциями как зрителя. Внушает ли вам отвращение должностное лицо, которое при очной ставке с недостатками не теряет самообладания, а пытается честно отвечать на вопросы, не лукавит и тем более не пытается захлопнуть дверь перед носом журналиста и оператора? В нас не закипает «праведный гнев», мы относимся к этому как к рабочему моменту. Мы даже начинаем жалеть человека, которого прижали к стенке. А если он, напротив, срывается на визг, значит, в своем деле действует нахрапом и хочет любыми путями показать, кто тут главный.

Технические средства стоят вне политики, но именно они помогают формировать атмосферу гласности. От неожиданных съемок «никто не застрахован», отметила в беседе старший помощник прокурора области Юлия Ромашкина. И своей репликой расставила точки над «i»: «Думайте, что вы говорите, где вы это говорите и как вы себя ведете». Возможность в любое время оказаться в кадре по-настоящему дисциплинирует!

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 18 (5528) от 08 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Фальшивка в Сети
Бороться со страховыми мошенниками – сообща
…Только раз в году
Гостей и жителей города приглашают на день рождения рязанского джаза
Читайте в этом номере: