08:45 МСК
Четверг
26 / 04 / 2018
296

Кино, или Опасная игра

Современный игровой кинематограф уводит зрителей от культурной рефлексии, а документальные фильмы, показывающие правду, не могут пробиться на экран
Автор фото: Димитрий Соколов | Кино, или Опасная игра
Фото автора.

В Рязанском областном художественном музее прошла встреча журналистов, режиссеров и телеоператоров с кинорежиссером Вадимом Абдрашитовым. Создатель таких известных фильмов, как «Время танцора», «Охота на лис», «Плюмбум, или Опасная игра», «Пьеса для пассажира», «Остановился поезд», не первый раз приезжает в Рязань. Минувшим летом он принимал участие в Тарковских чтениях, проходивших в поселке Мясном Путятинского района.

В теплом дружеском кругу вновь собрались ценители настоящего кинематографа, чтобы в обстановке музея, располагающей к беседам о вечных ценностях, пообщаться с одним из самых ярких кинематографистов современности. Вадим Юсупович Абдрашитов рассказал о преподавательской работе во ВГИКе, поделился своим мнением о состоянии российского кинопроизводства.

– Настоящий кинематограф, который соотносится с реалиями жизни, сейчас сосредоточен в документалистике. Фильмы режиссеров-документалистов почти не показывают по ТВ. Наверное, по двум причинам. Не хотят отбирать хлеб у телевизионщиков. И вторая причина – картинка жизни в документальном кино опровергает тот видеоряд, который мы видим в новостях. Телевидение не хочет противоречить самому себе!

Я довольно хорошо знаю современное документальное кино, потому что вхожу в состав жюри кинофестиваля «Сталкер». Встречаются прекрасные режиссерские работы. Скажу откровенно, очень тронул фильм «Меня укусила акула» – о двух парнях из Воронежа, отправившихся добровольцами воевать на Украину. Они приехали на побывку домой, и режиссер проводит с ними две недели в Воронеже. Это такое беспристрастное документальное повествование, без всякой тенденциозности – что это за люди, какие у них мотивы ехать на вой­ну, чего они хотят от жизни... Может быть, эта картина близка мне потому, что я снял игровой фильм «Время танцора», как раз о молодых людях, вернувшихся с кавказской войны и не знающих, как им теперь существовать дальше. И эта ситуация воспроизводится вновь и вновь.

Ряд успешных премьер нескольких предыдущих лет в отечественном кинопрокате был посвящен спортивным и космическим достижениям советского периода. Вадим Абдрашитов считает, что и в нашей современности можно найти примеры для создания духоподъемного кино – это вопрос творческой состоятельности режиссеров и сценаристов. Но, как правило, они просто развивают темы старого советского искусства или привносят в них свои фантазии.

– Тот же фильм Бори Хлебникова про скорую помощь. Я же помню советскую предшественницу этой ленты. Чем вдохновляться современным творцам, вопрос сложный. Наш информационный и развлекательный фон забивает любые светлые мысли. Кажется, что телевизионные программы снимаются лишь для того, чтобы продемонстрировать паранойю их создателей. И самое поразительное, что каналы-то не частные, а государственные! Значит, кому-то нужно, чтобы уровень пошлости зашкаливал, процветали разнузданность и бесчеловечность. Если сработает инстинкт самосохранения и мыслящее большинство осознает губительность этого вектора, тогда все общество опомнится, начнет воздействовать на власть и что-то, возможно, поменяется в вещательной политике федеральных каналов. Но не всегда инстинкт самосохранения срабатывает, это тоже нужно понимать. А как режиссер может выразить свой протест против этой культурной ситуации? Исключительно своими произведениями. И для этого он должен состояться как художник.

Воспитание нового поколения режиссеров с собственным мировоззрением – дело сложное. Во время приемных экзаменов во ВГИКе Абдрашитов испытывает настоящий культурный шок – степень инфантильности абитуриентов не поддается никакому критическому анализу.

С трудом режиссеру дается решение – набирать или нет этим летом свою мастерскую в институте кинематографии.

– Приходишь в недоумение – откуда эти дети и почему они не знают ничего. Каждый раз после приемных экзаменов посещает надежда: вот теперь достигли дна и начнется подъем. Ничего подобного. Лет через пять мы видим еще более крутой спад. Абитуриенты не знают, кто такой Тургенев. Они забыли сюжет «Героя нашего времени» Лермонтова. Студентов мы заставляем перечитывать все книги по школьной программе. Отправляем их на выставки, спектакли, чтобы хоть чуть-чуть закрыть образовательные лакуны. Сорок процентов учебного времени тратится на то, чтобы подтянуть культурный уровень до требований средней школы. Раньше мы на приемных экзаменах проводили тест на знание изобразительного искусства. Достаешь карточки с репродукциями картин и показываешь абитуриенту: «Это кто написал? А где висит картина, случайно не знаете?» Но теперь это испытание совершенно непреодолимо для школьников, и мы уже боимся его устраивать.

Каких высот мы хотим достичь в кинематографе, если на режиссуру идут учиться только вчерашние одиннадцатиклассники, без жизненного багажа? Они одухотворены своей молодостью, и зачастую это воспринимается как наличие художественного потенциала. Вопрос в том, что они дальше будут рассказывать мне как зрителю. Ведь что представляла собой советская режиссура? Это были люди, которые приходили в профессию уже взрослыми. У Михалкова было актерское образование, у Андрона Кончаловского – консерваторское. Отар Иоселиани был математиком по специальности. Глеб Панфилов – инженером-технологом, отпахавшим на свердловских заводах. Василий Шукшин успел поработать и педагогом, и директором школы. На моем курсе, в мастерской Ромма, из всего набора было только два студента, поступивших сразу после школы. С нами в одной аудитории сидел летчик-испытатель, вышедший на пенсию. Вот такой подбирался народ. И в этой разновозрастной среде происходил обмен жизненным опытом. Ренессанс советского кинематографа 60-х годов был связан с тем, что в литературу пришла лейтенантская проза, а в кино пришли фронтовики. Но сейчас второе высшее образование платное, и огромная масса народа обходит по этой причине творческие вузы стороной. Лет 15 мы бьемся, чтобы сделали исключение для двух смыслообразующих специальностей – режиссуры и драматургии, внесли поправку в закон. Выступаем на конференциях, общаемся с депутатами. Бесполезно. И в других бывших союзных республиках этот вопрос решить не смогли, кроме одного государства – Беларуси. Там люди с высшим образованием, поступающие на режиссуру или драматургию, имеют право претендовать на бюджетные места на общих основаниях.

По мнению Абдрашитова, творческие люди сейчас переживают сложный период. Смена эпох и культурных парадигм принесла в умы разброд и шатание. Люди не видят общих целей. Может быть, поэтому отсутствуют внятные художественные идеи?

– Одних личных целей для человека мало. Должно быть понимание общего пути, большой объединяющей идеи. Ее нет. Может быть, в связи с этим у нас отсутствует художественная идея? Так хочется сказать, но не скажешь. Потому что и те фильмы, которые снимают на Западе, свидетельствуют о кризисном состоянии кинематографа. Я не адепт советского времени, мои картины имели сложную биографию. Но полностью согласен с одним режиссером, который сказал верную, на мой взгляд, фразу: «При советской власти у художника и чиновника были прямо противоположные ответы на вопросы. Но вопросы были одни и те же. А сейчас, когда мы разговариваем с этими людьми, вопросы принципиально разные»…

Небеса, к счастью, благосклонны. Несмотря ни на что, появляются люди, одаренные особыми талантами. Они и будут двигать наш кинематограф вперед. Жалко только, что нынешняя система допуска дебютантов в мир большого кино настолько сложна, что попасть в него почти невозможно. Будем надеяться на хорошие перемены. Они наступят, когда государство поймет: нравственное состояние общества – это залог сохранения большой страны.

Вадим Юсупович Абдрашитов стал первым посетителем выставки живописи своей жены, Нателлы Тоидзе, открывшейся 1 февраля в областном художественном музее. В экспозиции известной художницы, внучки любимого ученика Репина Моисея Тоидзе, представлено более сорока произведений – пейзажи и натюрморты, выполненные на больших холстах. В творчестве Вадима Абдрашитова и Нателлы Тоидзе есть одна общая черта – наличие драматического начала.

Статья опубликована в газете Рязанские ведомости в номере 19 (5529) от 09 февраля 2018 года
Подписывайтесь на нашу группу ВКонтакте, чтобы быть в курсе всех важных событий.
Великой битве на Волге посвящается
Медальный звездопад
Мастера джиу-джитсу показали, как нужно добывать награды
Читайте в этом номере: