Рязань. 1938-й

Фотообъектив Михаила Бернштейна запечатлел наш город 80 лет назад

Эта фотография из коллекции С. Любаева довольно известна. Публикуется в книгах и Интернете. Сделан снимок в октябре 1938 года фотокорреспондентом Михаилом Бернштейном.

Для нас, рязанцев, интересен, пожалуй, подробностями. Улица Ленина, здание суда, сначала губернского, теперь областного. Правда, сейчас известно, что в 1938 году в только что образованной Рязанской области областной суд располагался в другом месте. В этом здании он находился до 1929 года, пока Рязанскую губернию не присоединили к Московской. Видно, что улица Ленина замощена булыжником, в середине проезжей части порядком порушенным. Легковая машина, которая вальяжно катит посередине улицы, по-моему, знаменитый ЗИС-101, первый серийный советский легковой автомобиль, выпуск которого начался в 1936 году. На той же мостовой с новомодным авто спокойно уживается лошадка. Автомобилей и лошадок на улице немного, немногочисленные прохожие энергично шагают по улице пешком. Мощных хвойных деревьев у здания суда сейчас уже не видно.
Еще более интересен автор снимка – знаменитый Михаил Бернштейн, фотокорреспондент «Красной звезды» в годы Великой Отечественной войны, не единственной в его профессиональной биографии. Через несколько месяцев после съемок в Рязани, в начале 1939 года, он отправился на Халхин-Гол, в район нешуточного военного конфликта с Японией. Потом он снимал на войне с Финляндией. Был человеком веселым, предприимчивым, компанейским и в высшей степени бесстрашным. Это о нем друживший с ним Константин Симонов написал:

И пьющий, и курящий // Отважен и хитер// Был парень настоящий// Веселый репортер.//На танке, в самолете,//В землянке, в блиндаже, куда вы ни придете, // до вас он был уже.

Под именем Мишки Вайнштейна он выведет его в пьесе «Жди меня», в романе «Живые и мертвые», опишет его гибель в повести «Двадцать дней без войны». Опишет не так, как на самом деле погиб Михаил Бернштейн в «барвенковском котле» под Харьковом. Его туда не пускали. Но вездесущий Бернштейн добился возможности вылететь на места боев на самолете. На нем его и хотели отправить в тыл, когда угроза окружения стала реальностью. Говорят, он уступил свое место раненому бойцу. Как доложили потом, он вырывался из окружения с маленьким отрядом, попал под минометный обстрел, погиб. Ему было тридцать лет. Осталась маленькая дочь и снимки.

Ирина Сизова (текст)