Уроки преодоления

Образовательная система оказывает услуги потребителям, и не только детям, но и их родителям. Значит, Закон о защите прав потребителей может быть применен и здесь. Об этом – в нашем материале

Ребенок пошел в детский сад или школу, и тут порой по карманам родителей наносят «удары». Конечно, далеко не везде. Да и статистики таких «ударов», честно скажем, не существует, потому что заявления от родителей в соответствующие органы поступают очень редко. Папы и мамы на нужды школы и класса сами готовы потратиться и делают это через родительские комитеты, решая на собраниях, что нужно улучшить, в каких условиях учиться их детям. Педагоги, как правило, к этим фондам не имеют отношения, здесь главные люди – родители. Так что не об этом речь. Но случаются иные истории. И юристы, защищающие потребителей, готовы в подробностях рассказать, какие на самом деле есть права как у взрослых, так и у детей, чтобы защитить себя от, скажем мягко, «недобросовестно» ведущих себя воспитателей или учителей.

«Хочу» в законе не значится

В одной из школ не так давно классный руководитель первоклашек почти сразу после сентябрьской линейки собрала в классе… нет, не детей, а родителей. Она сразу же объявила о том, что дети будут учиться хорошо, в приличных условиях, но только если их создать, а для этого срочно необходимы (далее по протоколу): стиральная машинка, микроволновая печь, плазменный телевизор. Один из пап долго думал и все-таки решил обратиться в общество защиты прав потребителей. Поначалу – за советом: хотелось деликатности, дабы не закончилось все необходимостью срочно менять школу для сына.
– Юристы нашей организации вынуждены были опять же очень деликатно объяснить директору той самой школы, что учительница обладает недопустимой степенью вольности в желаниях. И это никак не согласуется с законом, – рассказывает председатель рязанской единой ассоциации защиты прав потребителей «Человек» Олег Попов. – Когда зашла речь о возможности уголовного дела, о проверке в школе, о гарантии того, что удастся отсудить деньги с самого учебного заведения, то ситуация изменилась. Много хотевший педагог в той школе перестал работать. Вывод: если мы будем молчать про то, что у вас где-то вымогают деньги, мы никогда не построим нормального общества.

Не только деньги, но и опасность

Детский сад, как и школа, обязан оказывать качественные образовательно-воспитательные услуги, а также оберегать здоровье детей. Был случай, когда из группы в одном дошкольном заведении одновременно вышли и воспитательница, и нянечка, чего делать категорически нельзя. Дети моментально расшалились, и один мальчик, разбежавшись, врезался лбом в косяк, разбил себе челюсть, выбил зубы. Потребовалась серия операций, в том числе и пластических. Ребенку пришлось в дальнейшем каждый год вставлять новый комплект искусственных зубов, поскольку он рос. Все это влетало в копеечку, а нервов родителям пришлось потратить еще больше. Да, в саду не уследили. Да, такое случается. Да, в прежние времена это просто сочли бы несчастным случаем. Но сейчас можно судиться и отстаивать свои права. Адвокаты помогли родителям пострадавшего ребенка получить солидную компенсацию как за моральный ущерб, так и за расходы на лечение. И все это в досудебном порядке. Дело было выигрышное, а потому после суда пришлось бы заплатить в полтора раза больше в рамках дополнительного государственного штрафа. Во-вторых, детскому саду была крайне не нужна огласка.
Бывают истории и похуже. В одном из рязанских детских садов в конце 90-х погибла девочка, когда на нее упали осколки стеклянной двери. Да, теперь такие двери в детсадах больше не ставят. Но это не значит, что опасностей стало меньше.
Вот санки, к примеру, остались. Именно ими один ребенок ударил другого до сотрясения мозга. И поскольку это произошло не на улице, а на территории уже другого детского сада, то отвечать также пришлось этому заведению.
Школы также несут полную ответственность за здоровье учащихся. Во время урока физкультуры в рязанской школе ртутная лампа упала возле шведской стенки. От этого пострадала двенадцатилетняя девочка и долго лечилась, а школа как юрлицо-ответчик оплачивала все восстановительные процедуры.

В единстве – сила

Закон о защите прав потребителей един и работает везде, где есть товар или услуга. И не важно, платные они или бесплатные, главное сам факт их официального оказания.
Вот пара историй из жизни рязанской высшей школы. Шесть десятков студентов устали терпеть поборы в одном из коммерческих вузов и написали коллективную жалобу, в том числе обратились и за защитой своих прав к адвокатам. В результате удалось достаточно безболезненно для пострадавших уволить всех нечистых на руку преподавателей.
– Был и очень тяжелый пример, когда пришлось выводить из состояния, близкого к самоубийству, студентку одного вуза, – рассказывает Олег Попов. – Нам пришлось брать у нее показания, снимая телекамерами со спины, подключать СМИ. Суть в том, что ректор заставила ее, старосту, собирать с одногруппников деньги на допуск к сессии. Хоть потрясение и было велико, но у девушки получилось собраться с силами и обратиться к правозащитникам. Закончилось все уголовным делом против ректора и его увольнением.

***

Общество в состоянии объяснить школам и детским садам грамотно, что «шалить» не стоит ни при каких обстоятельствах. В помощь не только многочисленные законы, но и судебная практика. Да, живем мы нынче во времена, когда у родителей каждого ребенка, посещающего детский сад или школу, на их собственной книжной полке должен появиться Гражданский кодекс: сознательность и юридическая грамотность лучше, чем их отсутствие. Бояться «испортить отношения» с педагогами не надо: они не педагоги, а простые мошенники, если опустились до вымогательств. И студентам следует проявлять активную позицию, объединяться, защищая свои права: массовый отказ от повиновения незаконным требованиям сможет остановить тех, кто задумал заработать поборами. Тогда и рождается цивилизованное общество, в котором работают законы.

Рисунок Павла Соловцова

Михаил Скрипников (текст)