В штат зачислены

Авиационных роботов используют при проведении мониторинга пожароопасной обстановки
На службу лесного хозяйства министерства природопользования Рязанской области поступили квадрокоптеры и беспилотник.

БПЛА Supercam, переданный в ГБУ РО «Пожлес» для патрулирования территорий в пожароопасный сезон, приобретен на средства арендаторов леса «ОКА-Хольц» и ИП «Агапкина».
Корреспондент «РВ» стала свидетелем запуска новой техники для проведения планового патрулирования лесных массивов в районе села Ершово Клепиковского района.

Передает Supercam
Полетное задание БПЛА было утверждено представителями «Пожлеса» заранее.
Подъезжая к месту старта, обращаем внимание на то, что операторы выбрали открытую площадку: проводить запуск аппарата в лесу нельзя из соображений безопасности. Помехами могут стать и столбы электропередачи, и высокие деревья.
Supercam – небольшой летательный аппарат. БПЛА напоминает детскую управляемую авиамодель, только чуть больше и тяжелее (вес 9,5 кг). Принцип один, с той лишь разницей, что беспилотник, который будет проводить мониторинг, сложнее в обслуживании и имеет ряд преимуществ. В том числе он может осуществлять фото- и видео-съемку, мониторинг в ночное время с помощью тепловизоров. Помимо этого обеспечивается обратная связь с оператором, есть и другие достоинства.
Вот операторы еще раз уточняют направление и силу ветра, подключают питание к самолету, по ходу объясняя свои действия и значение каждой детали.
– На этом комплекте аккумуляторов Supercam при хорошей погоде может пролететь до 120 километров. Время полета – 2,5 часа. Другое дело, что на дальних расстояниях онлайн-трансляция уже затруднена и необходимо просматривать после полета собранную аппаратом информацию, – объясняет инженер-оператор «Пожлеса» Дмитрий Чебуханов.
Маршрут загружается в беспилотник. Партнер Чебуханова по обслуживанию самолета Михаил Коробов (операторы прошли специальное обучение в Саранске и теперь работают с БПЛА) проверяет по команде авионику и внутренние сети аппарата. Камера включена, вращение есть. Старт из специальной катапульты, напоминающей рогатку. Беспилотник так быстро исчезает из поля видимости, что только через какое-то время становится виден снова.
Поднявшись на высоту 150 метров, аппарат на скорости 80 километров в час несколько раз облетел запланированный маршрут, передавая оператору, управляющему полетом, видеоинформацию. Возгораний и нарушений не обнаружено.
– Это уже 6-й запланированный полет БПЛА, – говорит начальник «Пожлеса» Василий Гусев и уточняет: – Помимо беспилотного аппарата, в арсенале лесных пожарных несколько дронов (квадрокоптеров). В будущем такая техника поступит во все пожарохимические станции третьего типа. У каждого из авиароботов свои технические характеристики и возможности. БПЛА и квадрокоптеры дополняют друг друга, позволяя лесным пожарным и представителям регионального министерства природопользования поднимать качество охраны и защиты лесов на более высокий уровень, – подчеркивает Василий Гусев.
Сверху лучше видно
О новых техсредствах коррес-пондент «РВ» беседует с начальником отдела охраны и защиты лесов министерства природопользования Рязанской области Н.Г. Клочковым:
Р.В. – Николай Геннадьевич, приобретение такой дорогостоящей техники, как квадрокоптеры и беспилотник, оправдано?

н.к. – Конечно. Судите сами: с 1 апреля по 16 августа 2018 года в Рязанской области зарегистрировано 10 лесных пожаров на территории лесного фонда общей площадью 7,2 га. Все пожары ликвидированы в день обнаружения. Для ликвидации пожаров привлекались 37 единиц техники, 78 человек личного состава. Причины возгорания разные. 3 пожара произошли по природной причине (удар молнии в сухое дерево); в 6 случаях виной человеческий фактор; 1 пожар от замыкания ЛЭП. Самый большой, 4 июня, – в Окском биосферном заповеднике на площади 13 гектаров. Если обратиться к статистике: с 3 классом пожарной опасности в этом году было 60 дней, с 4 классом – 22 дня. Сравнительный анализ показывает, что за аналогичные периоды в 2016 году дней с 4 классом пожарной опасности по условиям погоды было на 95% меньше (3 дня), а в 2017 году на 97% меньше (2 дня). То есть если проводить аналогию, то лето этого года сравнимо с 2010 годом, а по температурному режиму даже немного превосходит его. И если бы не авиапатрулирование, не система видеонаблюдения, то нам сложно было бы и правильно определять места возникновения пожаров, и ликвидировать их в день обнаружения. При наличии БПЛА мы сможем улучшить показатели нашей работы, которые положительно отразятся и на работе по выращиванию леса, и на охране его от пожаров, и позволят вовремя реагировать на болезни. Вид сверху с самолета относится к числу затратных. Снизить себестоимость полетов помогут беспилотные летательные средства.
Р.В. –В Рязанской области пока проходит «обкатка» такого оборудования. А сколько раз в этом году проводилось авиапатрулирование?

н.к. –У нас заключен контракт с ООО «Авиационный поиск и спасение». Патрулирование проводилось по двум маршрутам общей протяженностью 820 км. На 10 августа налет составил 14 часов 39 минут – 10 раз вылетали. При облете территории были зарегистрированы участки сельхозпала, возгорание автобуса и горение свалки в селе Ижевском.
Авиационное патрулирование остается самым эффективным видом мониторинга пожарной опасности – можно охватить всю территорию Рязанской области, но мы не можем летать круглосуточно. Этот вид мониторинга экономически затратен. Помимо этого, требуется определенное время, чтобы получить разрешение на полет в определенном районе. Для того чтобы срочно поднять самолет, необходим как минимум 1 час времени, тогда как для БПЛА, если режим уже согласован, это минутное дело.

Р.В. – Если сравнивать работу маленького дрона и БПЛА, то насколько технические характеристики и возможности беспилотного летательного аппарата лучше?

н.к. – Квадрокоптер прост в управлении и не требует особых навыков, управление БПЛА осуществляют только обученные именно на этот тип аппарата операторы. Квадрокоптер удобно применять для работ на действующем пожаре. Такой аппарат может зависать на одном месте. БПЛА это не дано, зато дальность его полета до 120 километров и больше. У квадрокоптера не более 3 километров, и передача информации (видео) слабого качества (эффективная дальность полета до 1 километра). Использование беспилотников для проведения патрулирования уже подтверждено опытом других регионов. К тому же, я повторюсь, один летный час беспилотника стоит гораздо дешевле летного часа даже легкомоторного самолета.

Р.В. – Какие задачи можно будет решать с помощью БПЛА, помимо обнаружения лесных пожаров?

н.к.– С помощью работы такой техники проще уточнять границы земель лесного фонда; проводить мониторинг пожароопасных участков и действующих лесных пожаров; планировать оперативную корректировку схем локализации для пожарных бригад с учетом состояния лесов, рельефа, климата и т.д. Помимо этого, можно проводить фотофиксацию, описание и отправку оперативных сведений о возгораниях, самовольных рубках и прочих событиях руководителям тушения пожара, инспекторам лесной охраны; осуществлять мониторинг труднодоступных участков леса; проводить поиск потерявшихся в лесах (в том числе в ночных условиях); определять участки для проведения санитарно-оздоровительных мероприятий. Кстати, мы уже провели такую работу в границах Ермишинского лесничества, по результатам которой назначено лесопатологисеское обследование на площади в 60 га.

Р.В. – Планируется ли включать информацию с беспилотника в систему ЕГАИС или другую информационную сеть?

н.к. – Этот вопрос один из приоритетных. Мы понимаем, что это дело не одного дня, требующее как финансовых вложений, так и подготовленных кадров. Но мы будем стараться вносить свой вклад в развитие информационного пространства области.

Р.В. – На ваш взгляд, смогут ли беспилотники полностью заменить авиапатрулирование?

н.к. – Навряд ли. Беспилотник, квадрокоптер, самолет – отличное дополнение друг друга.
Если говорить о плюсах и минусах БПЛА, то плюсов – больше. Например, малые размеры и бесшумность позволяют выявлять незаконные рубки и ловить «черных лесорубов» на месте преступления. Широкоформатное видео с БПЛА может быть использовано в суде. Есть плюсы в обращении с аппаратами, которые требуют всего лишь 2-х человек экипажа. Работа БПЛА в воздухе может выполняться до 4 часов от взлета до посадки (в зависимости от погодных условий). При потере сигнала или экстренной разрядке аккумуляторов активируется возврат на точку старта или посадка на месте при помощи парашюта. Любой отказ и аварийное приземление не угрожает человеческим жизням при отсутствии экипажа на борту.
Минусы у беспилотных летательных аппаратов тоже есть. В частности, ограничение по выбору места запуска. В числе других проблемных сторон – сложность в согласовании. План на полет подается за сутки до начала работ. Таковы федеральные авиационные правила, принятые в целях безопасности воздушного пространства. Новая технология уверенно внедряется в лесную отрасль. Полеты воздушных роботов над лесами сегодня уже норма, завтра станут обыденностью.

Лада Петрова
Фото автора