А мусор чей?


20

с«У нас не вывозят мусор!» Сначала собеседник рассказывает о проблемах, возникших после перехода на новую систему работы с ТБО, потом в общих чертах о проблемах Солотчи и заключает: «Вот если бы не помощь Сирии, другим странам, у нас бы…» Спрашиваю: «А какая взаимосвязь между Сирией и тем, что у вас в поселке не подготовились свое-временно к тому, о чем было известно не за один месяц?» Собеседник, подумав с минуту, соглашается: да, связь тут не просматривается.

Мы очень любим переходить от частного к глобальному. У нас это бывает сплошь и рядом. Врач невнимательно отнесся к больному – медицина плохая. Отписку получил в ответ на обращение – все чиновники одинаковы. А ведь за каждой ситуацией, за каждым случаем, за каждой ошибкой (как и за каждым преступлением) стоят конкретные люди, с именами, должностями.

Да, переходное время, оно всегда непростое. Где-то что-то надо отладить, что-то подтянуть, отрегулировать. Вот и в ситуации с началом так называемой «мусорной» реформы, может, надо дать некоторое время на доводку. Но только ли в переходном периоде проблема?

Недавно вернулась из Абхазии, где не была лет пять. Из перемен, которые сразу же бросаются в глаза, как только переезжаешь границу, – чистые обочины вдоль автотрасс. Здесь почему-то не принято выбрасывать из машин на обочины банки-бутылки-пакеты-склянки, выносить из соседних сел к автобусным остановкам мешки с мусором. Контейнеры вдоль дороги стоят довольно часто, и, судя по всему, мусор из них вывозят своевременно – вокруг чисто. Правда, раздельного сбора отходов на трассе нет, но ведь и мусорного безобразия тоже. Ну а белорусские автотрассы, где раздельный сбор мусора организован, – это пример всем известный и достойный подражания. Но вот с последним (то бишь с подражанием) мы не спешим. Достаточно вспомнить заваленные мусором наши автобусные остановки вдоль автодорог – больших и не очень. Вот только с Сирией это явно никак не взаимосвязано.

У нашего десятиэтажного дома есть своя контейнерная площадка. Когда лучше, когда хуже, но мусор отсюда вывозится. Но рядом с ней – мусорная гора. Ее высота находится в прямой зависимости от времени года: по весне и в августе-октябре она заметно вырастает, так как население из близлежащих частных домов несет сюда спиленные ветки, ботву, доски, старую мебель, остатки урожая. Все это гниет, разлагается, гора становится особо привлекательным местом для крыс и мышек.

Сюда периодически приезжают коллеги из телекомпаний, снимают сюжеты, требуют вмешаться. Приходят люди от власти. Время от времени гору ликвидируют. Но очень скоро она снова вырастает. А все потому, что не организован сбор мусора на тех улицах, откуда он, собственно, и поступает. И какие внешнеполитические ведомства должны этим заняться?

По дороге на Солотчу, недалеко от поселка Снегири, лет эдак двенадцать назад была подготовлена площадка, от которой, как предполагалось, должен был стартовать обещанный рязанцам Сноу-центр. Со стартом что-то пошло не так, площадка поросла бурьяном, но тем не менее активно используется проезжающими мимо дачниками, которые сбрасывают здесь мешки с мусором (очевидно, считая, что до города далеко, а платить за контейнеры в садовом товариществе накладно). Впрочем, бросают не только здесь, но и в других близлежащих местах, особенно в лесной зоне. Вот здесь кого винить станем? Мусор-то чей?