Бабушка Зоя надеется на лучшее


80

№92 (5896) от 27 ноября 2020

Невеселая история с надеждой на оптимистичную главу

20 лет тому назад жительницу Рязани Зою Маркину поставили сразу в три очереди на получение жилья: по единому списку, как члена семьи погибшего военнослужащего и как инвалида по общему заболеванию. Скоро Зое Васильевне исполнится 93 года. День рождения она встретит все в том же старом частном доме, где живет еще с восьмидесятых.

В восьмидесятых Зоя Васильевна переехала в Рязань из Александро-Невского. Женщине должны были сделать непростую операцию на почке. А в двух шагах от дома 23 на ул. 3-я Линия была поликлиника, где можно было наблюдаться у врача. Потому и купили здесь часть дома, и стали жить.

Горести и радости

Супруг Зои Васильевны к тому времени умер. Сын – закончил военное училище и уехал служить во Владивосток. Дочь Вера доучилась на кафедре экономики радиоинститута и отправилась по распределению на Урал. Из дома в Александро-Невском в новый дом Зоя Васильевна взяла с собой старенькую парализованную маму.
Через какое-то время решили переехать в Рязань дочь Вера с мужем Вениамином – надоело скитаться по чужим углам. Здесь же от завода ЗИЛ им, как молодым специалистам, готовы были предоставить квартиру. Правда, до того молодым пришлось пожить еще пару годиков на съемном жилье в Соколовке.
Старший сын тоже планировал перебраться жить поближе к матери. Казалось, вот-вот настанет момент, и вся семья будет рядом…
У сына Сергея с переездом, увы, не сложилось. Рапорт о его переводе остался без ответа. Зато случилась радость в доме дочери – один за другим появились на свет внуки Зои Васильевны – Андрей и Ольга.
Тогда, в восьмидесятых, Зоя Маркина не знала еще, как сложатся жизни ее близких. Но верилось только в хорошее.
О своих родных Зоя Васильевна, кажется, могла бы рассказывать часами. С теплотой вспоминает, как зять ее – Вениамин, успевал не только обеспечивать семью, но и регулярно привозить воду теще. После операции Зое Маркиной запретили носить тяжести, а водопровод тогда на 3-ю Линию еще не провели.
Не могла нарадоваться бабушка и на внучку Оленьку. Училась на одни пятерки, закончила школу с золотой медалью, с отличием – музыкальное училище.
Внук Андрей – хоть в школе звезд с неба и не хватал, еще ребенком научился здорово играть на гитаре, сам сочинял музыку. После школы поступил в Московский автомобильно-дорожный институт.
Мама Зои Васильевны до этого не дожила. Отмучилась, как сказали соседки. Они же, к слову, не раз предлагали Зое Маркиной отвезти ее в дом престарелых – сама в годах, куда уж тут ухаживать за парализованной?
– Но не могла я ее бросить, – смахивает слезу Зоя Васильевна. – Она одна поднимала нас – меня с сестрой и четверых братьев. Теперь никого из них тоже нет в живых…
Маму похоронили у церкви Михаила Архангела, что стоит на окраине поселка Александро-Невский. Когда мама была еще молодая, она пела здесь в церковном хоре. И здесь же, на церковном кладбище, были похоронены другие Маркины – бабушка Зои Васильевны, ее отец, старшая сестра.
А теперь на месте старинного храма – руины.

Семейные чаепития

…На какое-то время в своей трети дома Зоя Васильевна осталась совсем одна. Но ненадолго. Из армии, из военной части под Тюменью, вернулся в Рязань недоучившийся в автомобильном институте внук Андрей, и не один, а с женой – Полиной. Обосновались у бабушки. А вскоре в молодой семье появился ребенок – Зоя Васильевна стала прабабушкой очаровательной Любочки…
– Андрей и Полина с утра уходили на работу, а Любочка оставалась со мной, – вспоминает моя собеседница. – Я сажала ее рядом и читала ей книжки. «На лесной опушке – домик небольшой. В нем давно когда-то жил лесник седой…» Так и коротали время.
По вечерам же, когда Андрей и Полина возвращались с работы, за столом в большом общем дворе устраивали чаепития с пирогами. Внук играл на гитаре, а родные и соседи слушали да радовались.

Черная полоса

…Смерть сына Зои Васильевны – Сергея, стала первой в череде несчастий, обрушившихся на семью. Тело Сергея привезли из Владивостока. Что случилось, объяснили скупо: отказало сердце.
Веселого когда-то и жизнерадостного Андрея сгубило спиртное. Зоя Васильевна сама нашла его – как-то вернулась домой, увидела лежащим в коридоре – пощупала пульс и поняла, что внука больше нет.
Молодая вдова Полина не захотела оставаться в доме с дочкой и бабушкой, уехала. Так опекуншей маленькой Любы стала дочь Зои Васильевны – Вера.
О том, что у Веры – рак, сама она и ее родные узнали слишком поздно. До последнего надеялись, что болезнь отступит, но врачи оказались бессильны.
Последним горем в этой кошмарной цепочке событий стала смерть Оли – внучки Зои Васильевны. Еще молодая женщина, сама тогда – уже мать двух маленьких дочек, буквально сгорела на глазах от вовремя не диагностированного менингита.
Опустел многолюдный прежде двор в доме на 3-й Линии, где раньше часто собирались гости.

Новые беды…

Соседи, с которыми Зоя Васильевна поддерживала добрые отношения, продали свою часть дома и уехали. Появились новые, но дружбы с ними не сложилось. Мало того, глава соседского семейства начал активно застраивать общий двор. Возвел на своей половине второй этаж, и оттого бед в жизни Зои Васильевны только прибавилось.
На ее и без того уже старенькую часть дома с крыши второго этажа стала стекать вода. И по сей день в любой, даже самый слабый дождик Зоя Маркина вынуждена расставлять по своей комнате тазы, а потом вычерпывать из них воду кружкой – поднять целый таз с водой у пожилого и больного человека попросту нет сил.
Зоя Васильевна не сидела сложа руки – она демонстрирует мне копии исковых заявлений и судебных решений, в которых изложена тяжба с соседом, тянущаяся уже больше восьми лет. Документы подтверждают, что новый собственник доли в этом жилом доме без разрешительных документов выполнил реконструкцию стропильной системы кровли с увеличением ската крыши, в результате чего «крыша стала нависать над частью дома истицы, атмосферные осадки с пристройки стекают на ее часть дома, повышенная влажность вызывает преждевременный износ строения». Еще в 2015-м на соседа Зои Васильевны возбудили исполнительное производство и обязали его выполнить загрунтовку скатов крыши, устранив тем самым «препятствие в пользовании Маркиной З.В. своим жилым домом». И что же?
Да ничего – реакции на судебное решение так и не последовало. В еще одном из ответов на жалобы Зои Васильевны в различные инстанции черным по белому значится: «Гражданину Н. вручались требования об исполнении, как следует из объяснений гражданина, в настоящее время у него нет средств на проведение работ».
В прихожей Зои Маркиной потолок сейчас угрожающе нависает над головой, если обвалится – заблокирует дверь, нельзя будет ни войти, ни выйти. Большая часть потолка в коридоре и в комнате – в дождевых потеках. Доберется вода до электропроводки – может случиться замыкание, а то и пожар.
Женщина еще продолжает переписку с чиновниками, но порой уже и не верит, что ситуация изменится.

…и день сегодняшний

Навещает нашу героиню теперь лишь правнучка Люба. Она выросла, и так же, как и ее бабушка Вера, поступила на экономический факультет радио­университета. Когда приходит в гости – помогает по хозяйству. Рассказывает ей о своей жизни, сидя на том же старом диванчике, где когда-то прабабушка читала ей сказки.
Один раз про Зою Васильевну вспомнили в областном военкомате, за что она была безмерно благодарна: помогли деньгами на установку нового окна в ее комнате. Теперь здесь пусть и сыро, но хотя бы ветер не задувает во все щели.
Ну а что же с очередью на улучшение жилищных условий? В 2000 году в очереди по единому списку Зоя Маркина стояла под 2112-м номером. В очереди, как инвалид по общему заболеванию – под 215-м. Как член семьи погибшего военнослужащего – под 117-м.
В последний раз Зоя Васильевна узнавала, как продвигается очередь, три года назад. Тогда в едином списке она переместилась на 1497 место, в очереди по инвалидности – на 39-е, как мать погибшего военнослужащего – на 6-е.
Мы, само собой, отправим запросы в соответствующие инстанции – узнаем, когда Зоя Маркина может надеяться на новоселье. Будем рады, если к пожилой женщине проявят интерес волонтеры и помогут ей, например, с ремонтом крыши. Нам очень хотелось бы завершить наш далеко не веселый рассказ на позитивной ноте…

Александр Абрамов