№69 (6074) от 16 сентября 2022

Рязанский театр драмы ставит Мольера – и приглашает на разговор о лицемерии и честности

Насколько далеко лжец способен зайти в своих интригах, а простодушный человек – в своем доверии? Почему порой чужим мы верим больше, чем родным и близким? Эти и другие вопросы ставят перед нами пьесы Мольера, вечно актуальные, хотя в 2022 году исполнилось уже 400 лет со дня рождения драматурга. Рязанский театр драмы начинает новый сезон с мольеровского «Тартюфа». О классике и современности на сцене, сближении героев со зрителями и легкости беседуем с режиссером спектакля Гульнарой Галавинской (на фото).

Р.В. – Гульнара Галимовна, вы не впервые работаете с коллективом театра. Кто предложил взяться за Мольера?

г.г. – Прошлым летом директор театра Семен Гречко пригласил меня поставить спектакль к открытию следующего сезона. Мольера мы выбрали потому, что он не представлен в репертуаре театра. К тому же в этом году исполнилось 400 лет со дня рождения драматурга, и таким образом мы прикоснемся к таланту великого писателя, который через свои пьесы бичевал пороки своего века, выставляя их в смешном виде. Пьесы Мольера остаются интересными и актуальными спустя века. На примере «Тартюфа» можно поговорить об истинной и лживой праведности. Лицемеры-тартюфы в любой сфере пекутся только о своем благе и представляют реальную опасность в обществе.

Р.В. – Последние годы в спектаклях театра все чаще используются минималистичные декорации и вневременные костюмы. Вы придерживались той же стратегии или ушли в сторону «костюмного» театра?

г.г. – Я предпочитаю в любой классической пьесе искать, что созвучно сегодняшнему времени, а не копировать ту или иную эпоху. Мы живем здесь и сейчас, погружены в эту данность, поэтому современный облик героев будет воспринят ближе. Кстати, работая над текстом и изучая различные источники по истории зарубежного театра, я узнала, что в эпоху классицизма в театре не было пышных бытовых декораций. Сцена была максимально свободна. Актеры старались говорить и двигаться изящно, как придворные перед королем, очень четко декламировали текст пьесы.
Мы так же пытаемся извлечь юмор и смех из текста пьесы специально придуманными и почти всегда неестественно усиленными жестами, мизансценами и танцами. Произведения классицизма строятся на принципе трех единств: места, времени и действия. Это значит, все повествование укладывается в одни сутки.

Р.В. – Что же выходит на первый план – сатира на лжеправедников или более глубокая, социальная история?

г.г. – Мы ищем баланс. Хочется и показать легкую, непринужденную атмосферу, и поговорить о человеческой доверчивости, насколько далеко лжец способен зайти в своих интригах, а простодушный человек в своем доверии, и этим навредить своим близким. Кроме того, мы предваряем показ обращениями самого Мольера к королю Людовику XIV: «Тартюфа» долгое время не разрешали ставить, и он просил содействия у самого короля. «Поскольку назначение комедии состоит в том, чтобы развлекать людей, исправляя их, то я рассудил, что не могу делать ничего более достойного, чем бичевать пороки моего века, выставляя их в смешном виде», – писал Мольер, признавая, что тартюфы сумели втереться в доверие к самому королю, чтобы не допустить своего разоблачения через театр. Словом, нас ждет серьезный разговор через смех!

Р.В. – И в завершение. Как, на ваш взгляд, растет коллектив театра, к чему стремится?

г.г. – Мы сотрудничаем с 2014 года, когда я ставила «Короля Лира». За эти годы мы создали атмосферу доверия, стали единомышленниками. Артисты общаются со мной и вне работы, поздравляем друг друга с праздниками, в этом году артисты театра приезжали ко мне на юбилей… В театре появилось много молодых и талантливых актеров. Бесспорно, все это время театр успешно развивается, сотрудничает с талантливыми режиссерами – новые постановки это подтверждают. Активно участвует в международных и региональных фестивалях, например, на фестивале «Золотая маска» спектакль «Фауст» Дмитрия Акриша в 2018-2019 году вошел в лонг-лист.

Премьера спектакля «Тартюф» (12+) состоится 21, 22 и 23 октября

Татьяна Кармашова
Фото пресс-службы Рязанского театра драмы