Без помощи, но с оптимизмом


147

№23 (5928) от 2 апреля 2021

В конном клубе «Росинант» в Хирино детям-инвалидам помогают в реабилитации лошади.

Факел – легендарный конь. Он первым в Рязани стал участвовать в работе с детьми с ограниченными возможностями здоровья. Сегодня ему 22 года, но, как и 16 лет назад, он подставляет свою широкую спину для девчонок и мальчишек с церебральным параличом и ограниченными интеллектуальными возможностями.

Метод, которого нет

Именно этому статному и довольно крупному коню выпала честь в конце 1990-х стать настоящим лекарем. Тогда супруги Лапицкие – педиатр Наталья Николаевна и мануальный терапевт Владимир Борисович заинтересовались новым на тот момент методом реабилитации. Они посетили реабилитационные центры в Германии, где применяли иппотерапию для детей с особенностями в развитии и при работе с трудными подростками. Но если там метод реабилитации посредством адаптивной верховой езды был признан и входил в программу обязательного медицинского страхования, то в нашей стране он только-только начинал свое неуверенное шествие. Немецкие специалисты приезжали в Рязань: в 2011-м, когда Лапицкие выиграли грант на проведение бесплатных занятий по иппотерапии, которые спонсировались из Германии, они лично присутствовали на занятиях по реабилитационной верховой езде, где дали высокую оценку качеству проводимых занятий. Немцы диву давались тому факту, что ни городские власти, ни медики не заинтересовались этим методом реабилитации, но…
Среди первопроходцев иппотерапии была и Наталья Колесова. Сегодня Наталья и ее коллега Татьяна Черемисина работают в паре почти с 40 малышами и подростками. И, как и в конце 1990-х, мечтают, что метод «лечения лошадьми» все же будет признан в нашей стране официально, а значит, дети получат возможность бесплатных занятий по иппотерапии и адаптивной верховой езде.
– Да, никогда нельзя заранее сказать, насколько поможет такая реабилитация тому или иному ребенку, – поясняет Татьяна, – мы работаем с детьми с детским церебральным параличом, различными неврологическими заболеваниями, связанными с интеллектуальными и коммуникативными нарушениями. Для каждого ребенка знакомство и становление отношений с лошадью проходит по-разному: кто-то в первые минуты общения улыбается и расслабленно чувствует себя верхом, кто-то садится не сразу и первые два-три занятия привыкает к новым ощущениям, адаптируется. К сожалению, метод так и не признан официально в России, хотя его продвижением уже много лет занимается Национальная федерация иппотерапии и адаптивного конного спорта. Но он точно дает свои положительные плоды. Это видим мы и родители наших всадников.

Орлик и Макрон

За плечами Натальи Колесовой обучение в нашей Рязанской агроакадемии и институте повышения квалификации и профессиональной переподготовки кадров Российского государственного университета физической культуры, спорта и туризма по адаптивной физической культуре. И более полутора десятка лет опыта. Татьяна – дипломированный экономист, психолог, дефектолог. В иппотерапии она четыре года, но не перестает учиться, совершенствуя навыки работы. Так сложилось, что и ребенку Татьяны потребовалась помощь в реабилитации. Поэтому повышению своей квалификации она уделяет любую свободную минуту.
А еще Татьяна Черемисина, придя на базу конно-спортивного клуба «Росинант», решила завести своих лошадей и подготовить их для работы с особыми детками, на смену уже возрастному коню Факелу. Так рядом с первым рязанским конем-лекарем поселились молодые Орлик и Макрон, ласково – Макароша.
– Очень затратно содержать собственных лошадей. Нужен не только уход, но и регулярный тренинг. Поэтому на моих лошадях ездят не только наши детки, но и опытные всадники под присмотром тренера.
Такой подход позволяет и лошадь держать в форме, и ее устойчивое психологическое состояние сохранять. Ведь возраст животного, его здоровье, темп шага и другие физические показатели важны в иппотерапии не меньше, чем стрессоустойчивость.
– Животное должно спокойно реагировать на используемый в занятиях инвентарь, переносить детские крики, возможные резкие движения, – делится Татьяна. – Только лошадь, имеющая живую, но устойчивую психику, способна запустить процесс восстановления у ребенка. Конечно, этими качествами обладают и Орлик, и Макрон, но мы постоянно работаем с ними, совершенствуем.

На оптимизме и энтузиазме

В клуб Наталья и Татьяна приходят за несколько часов до начала занятий. Нужно подготовить лошадь к работе, почистить ее, выпустить подвигаться, если животное еще не работало, проследить за перерывами между сеансами иппотерапии, в которые животному необходимо отдохнуть, вовремя его накормить.
– Все это занимает много времени, но нам нравится. К тому же сложно найти помощников со стороны. Нужны и опытные всадники: лошади необходимы различные виды нагрузок. И люди, способные корректно и грамотно общаться не только с особенными детьми, но и их родителями. Всегда приветствуется помощь волонтеров. Но острее всего стоит вопрос с усилением нашей команды врачом-реабилитологом. Сегодня в определенных случаях мы можем обратиться за дистанционной консультацией к врачу-неврологу, президенту Федерации иппотерапии и адаптивного конного спорта, а также к основателю иппотерапии в Рязани Владимиру Борисовичу Лапицкому. Однако нужен специалист на месте, человек, способный вести постоянное медицинское сопровождение детей, следить за динамикой изменения их физического состояния.
Отсутствие государственной поддержки не дает инструкторам возможности приобрести необходимую амуницию, специальные седла для занятий, новые игрушки. Даже возможности работать в шесть рук – коновод, иппотерапевт и ассистент – у Татьяны и Натальи нет. Ведь любые дополнительные кадры – это увеличение оплаты за занятия, а это мало кто из родителей детей-инвалидов может себе позволить.
– Вот и трудимся на голом оптимизме, – подытоживают инструкторы. – Хорошо, что есть помощь хозяина клуба – мы пользуемся плацем, крытым манежем, родителям покрывают часть оплаты за занятия.

Боец-борец

И все же помощница у Натальи и Татьяны есть. Это десятиклассница Вика. Пока мы беседуем между занятиями с инструкторами в манеже и на свежем воздухе, она выгуливает Орлика, чистит Макарошу. Лошади к ней активно тянутся, а школьница явно знает, что и как делать.
В клуб Вика попала не случайно. Пять лет назад ее, ребенка с легкой формой ДЦП, привели на занятия иппотерапией родители. Реабилитация была столь успешной, что уже через пару лет Вика перешла к адаптивной верховой езде. Дальше – больше. Вика приняла участие в местных соревнованиях: их проводит конный клуб для деток с различными нарушениями опорно-двигательного аппарата, интеллектуальной и психоэмоциональной сферы и нарушением зрения. Затем отправилась в Подмосковье на фестиваль по конному спорту для детей с ограниченными возможностями здоровья «Золотая Осень», где успешно выступила и заняла 2-е, а потом и 1-е место в 2018 году. За ее плечами уже немало медалей на московских соревнованиях.
– Конечно, профессионально с лошадьми я заниматься не смогу, но и на уровне хобби – достаточно, – делится своими мыслями девушка и отправляется в манеж: вдруг потребуется помощь Татьяне или Наталье.


В нашей стране иппотерапия официально не признана медицинской услугой. Однако продвижением данного метода реабилитации активно занимается созданная в 1997-м Национальная Федерация иппотерапии и адаптивного конного спорта. За 25 лет организацией было подготовлено 800 специалистов в области иппотерапии, развивающей верховой езды и адаптивного конного спорта.


Основа иппотерапии очень проста – правильная посадка ребенка на лошадь без седла. Дальше работает животное, а специалисты страхуют и отслеживают положение тела всадника. Терапевтический эффект оказывает температура тела лошади, которая на полтора-два градуса выше, чем у человека; ее движения, которые сходны с ходьбой homo sapiens. Чтобы удержать равновесие на движущемся большом животном, людям приходится невольно включать в работу до 70% всех мышц.


Екатерина Детушева
Фото автора