Быть как все


229

Об этом мечтают многие подопечные Иванчиновского психоневрологического интерната

И теперь у некоторых из них появился реальный шанс научиться самостоятельности. Недавно здесь открыли отделение сопровождаемого проживания. Кстати, пока единственное в России, созданное в стенах стационарного учреждения.

Из истории

Иванчиновский психоневрологический интернат находится в тридцати километрах от Касимова. Раньше это была территория дворянской усадьбы, переходившей до революции от одного владельца к другому. Место очень живописное – холмистый берег Оки. Видимо, поэтому когда-то приняли решение устроить тут дом отдыха театра имени Е. Вахтангова. Только проработал он недолго, с 1932 по 1936 год. Сейчас никто и не скажет точно, какие именитые артисты приезжали сюда в отпуск, но факт остается фактом.

В 1966 году открыли Иванчиновский дом инвалидов. Он был женским. Однако к началу 2000-х стал мужским.

«Тяжелая ситуация в стране в девяностые годы, безусловно, повлияла на то, что мужчин с психическими расстройствами стало гораздо больше, чем женщин с аналогичными заболеваниями, – говорит директор Иванчиновского психоневрологического интерната Николай Кирюнин. – После реорганизации у нас осталось только восемь женщин. Их сразу не направили в другой интернат, потому что они помогали в подсобном хозяйстве. Потом возник вопрос о переводе, но решили оставить этих подопечных на месте, ведь любое перемещение, тем более в пожилом возрасте, – стресс, который неизвестно как отразится на здоровье».

Сейчас в интернате проживают сто сорок мужчин с ментальными нарушениями. Все они имеют инвалидность первой и второй группы. Возраст – от восемнадцати лет и старше.

Первые шаги

Жилое помещение интерната располагается в старинном двухэтажном здании с более современной пристройкой. Арочные своды в столовой и пищеблоке напоминают о былом величии дворянской усадьбы. По словам Николая Кирюнина, только в 2019 году, когда ремонтировали помещения для отделения сопровождаемого проживания, сломали печи, сделанные в позапрошлом веке. Убрали за ненадобностью и тем самым увеличили площадь комнат. Всего их шесть: одна – шестиместная, две – пятиместных и три – трехместных.

Открыли новое отделение и оборудовали его на деньги, выделенные из федерального и регионального бюджетов, а также на внебюджетные средства (проживающие платят семьдесят процентов от пенсии за оказываемые услуги).

Попасть в отделение сопровождаемого проживания можно через отдельный вход, что мы и делаем. Николай Петрович показывает комнаты и знакомит с проживающими. Их на сегодняшний день двадцать пять человек. «Для отбора подопечных для нового отделения создавали комиссию, в которую входили терапевт, психолог, старшая медсестра, социальный работник. Учитывали биографию, медицинские показания, эмоциональное состояние, способность к обучению. Ребята в интернате живут подолгу, и мы знаем, кто из них на что способен. Возраст претендентов был от восемнадцати до пятидесяти лет», – рассказывает Николай Кирюнин.

Он поясняет, что суть сопровождаемого проживания в том, чтобы подопечные освоили все бытовые навыки. «Воспитанники детских домов такого опыта никогда раньше не имели. А те, кто жили дома, многое уже забыли. Мы приобрели в отделение сопровождаемого проживания стиральную машину, микроволновки, другую необходимую бытовую технику. Ребята всем этим уже пользуются, – отмечает Николай Петрович. – В процессе работы оказалось, что нужны миксеры. Мы их обязательно купим. А вот от кухонного комбайна и посудомоечной машины решили отказаться. Наши подопечные должны сами научиться и посуду мыть, и нарезку делать».

В отделении сопровождаемого проживания составили график: каждый день есть ответственный по комнате, который занимается уборкой утром и в течение дня, если возникает такая необходимость. И никто не отлынивает от работы.

Разные судьбы

Заходим в одну из комнат. Шестиместная, светлая, чистая, уютная. В центре – большой телевизор и мощные музыкальные колонки. На окнах стоят орхидеи. Над одной из кроватей висит полка, заставленная фотографиями. «Это мои мама, сестра и бабушка», – показывает 44-летний Роман Ольгин. Уже двадцать лет он живет в Иванчиновском интернате. До этого воспитывался в Елатомском детском доме-интернате для умственно отсталых детей. Своих родных Роману удалось отыскать. «С мамой встретился лишь однажды на вокзале в Елатьме, – делится мужчина. – Больше она не приезжала. Живет в Москве. Раньше переписывались, сейчас изредка перезваниваемся». Роман не может сидеть без дела: разводит цветы и работает на ферме, которая находится на территории интерната.

А в это время на небольшой кухне инструктор по трудовой терапии Ирина Саутина учит подопечных готовить. «Рассказываю, как сервировать стол. Показываю, как готовить суп и вторые блюда, – говорит Ирина Саутина. – Готовят по три человека, заранее договариваются, какое блюдо будут делать в следующий раз, приносят продукты. Я только контролирую и подсказываю».

42-летний Александр Жигачев улыбается: «Сегодня у нас на обед – картофельное пюре с подливкой». Мужчина, как и многие здесь, тоже воспитанник Елатомского детского дома-интерната для умственно отсталых детей. Александр – спортсмен, занимается футболом и плаванием, тренируется в Елатомском физкультурно-оздоровительном комплексе, ездит на соревнования. Стену в его комнате украшают дипломы и медали. А еще Александр Жигачев официально трудоустроен – работает уборщиком, наводит порядок во всем отделении.

Тем временем в своей комнате нас встречает 46-летний Сергей Валей. Он родом из Нарьян-Мара. За стенами интерната был мичманом, подводником-акустиком, служил на Тихоокеанском флоте. А потом случилась беда. «В 1997 году снял большую сумму деньг в банке, хотел купить машину, сделать ремонт в квартире и поменять мебель. Но до дома не дошел – меня сильно избили. Потом около двух лет лежал в госпиталях, из армии комиссовали. Последствием травм стало психическое заболевание. Жена ушла, родственники от меня отказались. Так я попал в интернат, – говорит Сергей. – В отделении сопровождаемого проживания мне нравится. У каждого из нас появилось личное пространство и личные вещи. Взять хотя бы стирку. Раньше отдавал постельное белье и одежду вместе с остальными в прачечную. Теперь сам кладу в стиральную машину, достаю, сушу, а потом глажу собственные вещи».

Взгляд в будущее

Заведующая отделением сопровождаемого проживания Елена Пронина занимается с подопечными компьютерной грамотностью. Всего три урока прошло, а 37-летний Сергей Киселев уже научился печатать. На мой вопрос, для чего ему нужно знание компьютера и Интернета, мужчина отвечает, что будет смотреть фильмы и слушать музыку. У Сергея – проблемы с речью, но характер, по словам сотрудников интерната, спокойный. Он любит играть в нарды, рисовать и вышивать. Сергей показывает подушку с наволочкой, на которой он вышил лентами цветы.

«У нас много планов. Помимо трудотерапии, будут культурные выезды: посещение кино, музеев, экскурсии. Причем готовим своих подопечных к тому, что ездить в такие места они будут одни. Это нужно для того, чтобы научиться свободно ориентироваться в общественных местах», – уверена Елена Пронина.

Она обращает внимание на то, что итогом проекта должна стать подготовка людей с ментальными нарушениями к самостоятельной жизни, чтобы впоследствии они могли обходиться без посторонней помощи.