Дворец на замке


31

№58 (5862) от 31 июля 2020

Как мы используем общественное достояние?

Каждое лето я выбираю теплый погожий день, чтобы пройти по любимому маршруту – от Михайловского шоссе и поселка Мервино через пойменные луга на высокий обрывистый холм, с которого открывается живописная панорама на реки Плетенка и Павловка. Здесь, на окраине поселка Юбилейный, я всякий раз посещаю одну достопримечательность – бывший Дворец культуры птицеводов.

Не первый десяток лет наблюдаю за упадком и разрушением здания. Битые стекла, фанера и доски в оконных проемах. Крошево ступенек крыльца, ведущего к храму культуры. Заросли, грусть, запустение…
Поднимаешь голову и видишь удивительный космический барельеф из металла – человек отправляется в полет. Здесь полета не случилось. Дворец на замке уже много лет.
– Вы хотели бы видеть его вновь открытым для людей? – спрашиваю даму с собачкой из близлежащего дома.
– Мне все равно, мои внуки здесь не живут! – с каким-то вызовом говорит женщина. – Ко мне журналисты уже подходили с таким вопросом, – словно с укором произносит она. Мол, какой толк от этих бесед.
– Все в прошлом, – обреченно говорит другая женщина из пятиэтажки. – Мы и в кино сюда ходили, и на праздники. А сейчас он стал никому не нужен.
Но так считают далеко не все жители Юбилейного, особенно молодые родители. Их дети проводят время на игровых уличных площадках, а могли бы заняться чем-то более увлекательным – физкультурой, танцами, художественным творчеством. Все это действовало в ДК.

Культурная жизнь кипела

– Дворец считался образцовым, и на его базе действовали замечательные творческие коллективы, – вспоминает Александр Каратаев, возглавлявший это учреждение культуры с 1990 по 2000 год. – Был великолепный хор под руководством Юрия Михайловича Афонина, репетировал на нашей базе ансамбль «Узорочье» под управлением Надежды Кольцовой, мы выезжали с ним на гастроли в Италию. Воспитанники футбольной секции летали на чемпионат в Америку. Огромный спортивный зал отвечал всем условиям для тренировок и баскетболистов, и гимнастов, и футболистов. Фабрика платила хорошие зарплаты руководителям коллективов и тренерам, благодаря чему удавалось привлекать лучших. Было два концертных зала: один на первом этаже, на 300 мест, другой, поменьше – на втором. Размещалась в этих стенах и детская музыкальная школа. А сколько детей посещало кружки по интересам! Сложно даже их перечислить! Когда я приходил в ДК на работу, у меня сердце пело, и так мог сказать любой из работавших там специалистов. Спасибо директору фабрики Василию Андреевичу Сидоренко – он дворец построил и собрал туда лучшие силы, заботился о нем, платил людям хорошие зарплаты. И вдруг все куда-то исчезло. Ко мне начали приходить непонятные люди по звонку от начальства, с какими-то странными намеками, что, мол, дворец больше не фабричный… Пошли нападки на Василия Андреевича Сидоренко, и те, кто еще вчера был членом единого коллектива, теперь занимал враждебную позицию. Начались споры и дележ имущества. Фабрику разодрали, а вместе с ней исчез дворец. Результат вы видите.
– В нем находится один из лучших зрительных залов города. Дворец мог бы стать культурно-досуговым центром всего Московского района, снять проблему нехватки помещений для занятий кружков и секций, – сказала мне начальник управления культуры Рязани Евгения Власова, когда я спросил ее о судьбе ДК на заседании общественного совета при управлении культуры.
Судьба здания, увы, не ясна. После банкротства птицефабрики оно перешло в частные руки, и собственник имел на него какие-то свои планы, явно не относящиеся к культуре. Через стеклянные двери видно, что помещения используются как склад. Если подняться по наружной лестнице к окнам второго этажа, то можно увидеть остатки культурной среды – большие зеркала, росписи на стенах и поседевший от пыли паркет.
Дочь бывшего директора птицефабрики и строителя ДК, режиссер-документалист Марина Сидоренко вела кинохронику жизни дворца.
– Для отца дворец был важным делом жизни, он мечтал его построить и вложил в него душу. Можно было заказать типовой проект, но он выбрал индивидуальный, с необычными интерьерами, нетрадиционным оформлением фасада. Для фойе заказали уникальные люстры из цветного стекла, таких не было нигде в городе, и стоили они каких-то сумасшедших денег по тем временам. На культуру тратить было не жалко. Теперь вы этих люстр там не увидите… Я много лет не была в тех местах, не хочется смотреть, во что превратилась папина мечта. Здание осталось без хозяина. Такие были времена – за два года на фабрике сменилось 15 директоров.
Разыскивая контакты нового владельца, мы позвонили в префектуру Московского района. Но и там никаких координат не смогли сообщить. Сказали только, что не раз напоминали ему о правилах содержания территории, просили окосить траву.
Могу засвидетельствовать – косят, видел собственными глазами двух рабочих с триммером. Только радостней картина не становится. По соседству зарастает бурьяном брошенный парк, ландшафтно связанный с дворцом.
Практически каждый год рязанские СМИ поднимают эту проблему. Снимают видеосюжеты, печатают заметки и фотографии. Время на окраине поселка Юбилейный словно остановилось. Правда, жилищное строительство здесь развивается интенсивно, высотки появляются одна за другой, растет и численность населения, чему свидетельство – количество отдыхающих на берегах рек. И тут случился неожиданный поворот темы.

Поворот сюжета

«Рязанские ведомости» сняли видеосюжет о нынешнем состоянии ДК и его славном прошлом. Горожане начали активно обсуждать показанное в ролике. Особенно неравнодушные захотели увидеть, как выглядит дворец внутри. Начали искать в интернете фотографии и обнаружили, что снимки размещены риелтором.
В объявлении на портале недвижимости говорится, что здание свободного назначения площадью 4200 квадратных метров по адресу: Московский район, улица Зафабричная, 12, микрорайон Юбилейный продается за 33 млн рублей. Возможное назначение объекта: торговый центр, спортивно-оздоровительный центр, центр реабилитации, образовательное учреждение. Это и есть тот самый ДК птицеводов.
Мы тут же связались с продавцом по телефону.
Андрей Александрович Сергиевский сообщил изданию, что бывший ДК находится у него на правах собственности два с половиной года. «Уже обращались покупатели из Москвы, они хотели приобрести здание под торговый центр, даже залог внесли, но сделка не состоялась, – рассказал Андрей Сергиевский. И посетовал, что здание приносит ему сплошные убытки, его нужно содержать и следить за фасадом, состоянием прилегающей территории. Пришлось отключить отопление, чтобы уменьшить издержки.
– Я готов обсуждать с администрацией Рязани разные варианты, в том числе передачу здания городу в обмен на другие площади, которые можно использовать под магазины, офисы, гостиницы, – отметил собственник. По его словам, концертные залы и спортзал вполне пригодны к использованию, все коммуникации в норме, а весь дворец нуждается только в косметическом ремонте.

Балет или торговый центр

Что ж, ситуация типичная для всех банкротств. Кредиторы получают имущество, которое им в тягость. Они не знают, что с ним делать. И конечно же, соображения о будущем использовании актива занимают их в меньшей степени. Нужно «отбить» вложения. Ничего личного, бизнес! Есть в этом своя правда. А какая же правда не своя? И можно ли назвать ее чужой, то есть далекой от остальных людей?
Постепенно исчезают из нашего обихода слова «общественное достояние». Но смысл их остается прежним. Разве объект, перешедший из общественной, пусть даже корпоративной собственности в частную, утрачивает свою роль?
Строили птицефабрику и Дворец культуры в 80-х годах прошлого века на народные деньги. На те, что отчислялись из зарплат птицеводов, учителей, инженеров. Под конкретные нужды, под общественный заказ. Нужен был в микрорайоне очаг культуры. И он появился. Почему же частная собственность институционально получила такую сомнительную привилегию – решать, что нужно людям, а что нет? Потому что всеми мыслями владельца начинает управлять прибыльность актива. Ради нее можно забыть всю предыдущую историю. Списать достижения предшественников в архив.
И вот тут напрашивается большой вопрос. В сельском хозяйстве невозможно приобрести в собственность пашню, заливные луга и тут же забыть о назначении земли, самовольно изменить вид разрешенного использования. Нельзя воткнуть посреди поля заводик или бензоколонку. Для этого нужно менять в государственных органах весь план территории. Почему же такое допустимо в отношении объектов недвижимости социально-культурного назначения? Такие объекты нужно включать в особый государственный или муниципальный реестр. И при смене формы собственности запрещать их перепрофилирование без согласия на то представительных органов власти, общественности.
Может быть объект культуры частным? Может. Но служить он должен интересам людей, ради которых и создавался. К сожалению, федерального законодательства на сей счет пока не разработано. И такие частные, но заброшенные ДК выпадают из жизни городов и поселков совсем. Есть государственные и региональные программы восстановления клубов, дворцов культуры. Но ДК птицеводов ими воспользоваться не сможет. Это теперь частная недвижимость, и как с ней обойдутся – посторонним знать ни к чему.
Но это, как говорится, риторика. Заметки на полях блокнота. А городским властям выпал реальный шанс вернуть утраченное культурное достояние, снова начать использовать имущество в интересах всех жителей Рязани.
Сумма, которую запрашивает продавец, немаленькая. Однако и астрономической ее не назовешь. Что такое 33 млн рублей? Стоимость десятка квартир площадью 60 метров каждая, да еще во вторичном фонде. А здесь целых 4200 «квадратов» в пригодном для использовании здании, чей возраст немногим более 30 лет.
Справедливости ради отметим, что возможности у муниципалитетов совсем не те, что были до принятия злополучного Земельного кодекса, превратившего земли городов в клондайк, в банк золотых гектаров, разобранных бывшими чиновниками и их структурами в мгновение ока. Теперь эта земля частниками перепродается, и властям все сложнее и сложнее блюсти свой интерес, накладывать социальные обременения на застройщиков. Но никто не мешает сесть за стол переговоров и рассмотреть разные варианты, попытаться хотя бы предотвратить перепрофилирование ДК под торговый центр. Только чудом дворец уцелел, не перешел в руки московских торговцев. Завтра ситуация может быть иной. Было бы само желание договариваться.

Димитрий Соколов
Фото автора